Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Тоскуют руки по штурвалу

Над границей мрачно ходят не только тучи. Еще мрачнее весь личный состав пограничной авиации. Небо над неприступными рубежами нашей Родины скоро может стать совсем чистым. Из-за отсутствия средств для обеспечения полетов наши летчики теряют квалификацию: пограничная авиация вошла в крутое финансовое пике. Корреспонденты “В” побывали на летном поле одной из авиационных частей Тихоокеанского пограничного округа.

Над границей мрачно ходят не только тучи. Еще мрачнее весь личный состав пограничной авиации. Небо над неприступными рубежами нашей Родины скоро может стать совсем чистым. Из-за отсутствия средств для обеспечения полетов наши летчики теряют квалификацию: пограничная авиация вошла в крутое финансовое пике. Корреспонденты “В” побывали на летном поле одной из авиационных частей Тихоокеанского пограничного округа.

Затянутые в чехлы вертолеты выглядят сиротливо. Да и само летное поле больше напоминает пустырь. В пределах видимости - ни одной живой души. И только у ворот, закрытых на амбарный замок, нас встречает собака: взгляд тоскливый, живот впалый, под шерстью легко угадываются ребра. От былой собачьей гордости только одни уши и остались.

Дежурная смена летчиков коротает время в комнате отдыха. Убранство излишеством не блещет. Три солдатские койки, заправленные синими казенными одеялами, стол, три стула. Из достижений современной бытовой техники - телевизор да видеомагнитофон. В общем, обстановка более чем аскетическая, особенно если учесть, что дежурство в готовности № 2 длится всю неделю.

В дежурной смене экипаж вертолета “Ка-27ПС” - командир майор Дмитрий Кондратенко, борттехник капитан Сергей Марьин и штурман старший лейтенант Александр Нагаец. Задача дежурной смены - вылет по вызову. Как правило, для эвакуации раненого или тяжелобольного. Готовность к вылету - 10 минут. Дежурство сегодня, как правило, единственная возможность летать. Но этой чести удостаиваются далеко не все. В большинстве случаев командиром дежурного экипажа назначается летчик 2-го класса и выше.

Как ни грустно, времена всяких там чрезвычайных положений и стихийных бедствий имеют для “воздушных” пограничников положительный аспект - по крайней мере полетать можно. Летом 1994-го экипаж Дмитрия Кондратенко оказывал помощь жителям приморских сел, пострадавшим от наводнения. Снимали людей с крыш затопленных домов, доставляли продукты питания. По 2 вылета в день в течение почти двух месяцев совершали пограничники и во время проведения операции “Путина”. Совместно с рыбинспекторами летали в районы нереста рыбы.

Сегодня “Старожилы” имеют налет всего 50-70 часов в год. Но те, кому удается налетать такое время в наши дни, вправе считать себя в привилегированном положении. Молодым офицерам, недавним выпускникам училищ, порой удается провести в воздухе 5-6 часов за год. При таких темпах наращивания боевого мастерства потребуется не менее десяти лет, чтобы по полной схеме откатать вывозную программу. А без выполнения ее нормативов ни один летчик к охране границы допущен быть не может.

- Самое страшное, что в создавшихся условиях авиаторы деградируют, - говорит командир отряда майор Василий Перовский. - Невозможно быть летчиком и не летать, тем более невозможно стать летчиком не летая. Происходит разрыв между поколениями авиаторов. Я сегодня не могу передать свой опыт по одной простой причине: нет топлива для обеспечения учебно-тренировочных полетов. Считаю, что единственный выход из создавшейся ситуации, это перевозка коммерческих грузов. Тем более что мы готовы выполнять такие перевозки не с целью получения прибыли, а хотя бы только за одну возможность летать.

Василия Перовского понять можно. За более чем 3000 часов, проведенных в воздухе, он побывал в различных ситуациях. Летал в небе Таджикистана и Грузии, не раз бывал и под обстрелом. В общем, передать есть что и пока даже есть кому. Да вот беда: в государстве, занимающем ведущие позиции по добыче нефти, не хватает топлива для обеспечения службы, единственная задача которой - защита государственных интересов. Парадокс? По-моему, гораздо хуже - преступление.

- На центральные власти особой надежды нет, - говорит заместитель командира части по воспитательной работе подполковник Олег Алексеев. - Чтобы хоть как-то продержаться, нам действительно необходимо заняться транспортными перевозками. Тем более что хорошо подготовленные люди для выполнения коммерческих рейсов на самолетах “Ан-24” и “Ан-26”, вертолетах “Ми-8” у нас пока имеются. А наша техника даже позволяет разгружать суда в море и на рейде - вертолет “Ка-27ПС” поднимает до 5 тонн. Цены у нас в несколько раз ниже, чем у других перевозчиков. При этом мы готовы согласиться на оплату топливом. Ведь цель этой “коммерции” одна - сохранить летный состав.

В большей или меньшей степени бытовые проблемы отражаются на моральном состоянии пилота. Можно представить себе это состояние, если до середины января городок авиаторов не получил ни одного килограмма топлива для обогрева жилых домов. Выкручивались как могли: использовали некондиционное авиатопливо, расконсервировали кочегарку, работающую на угле, экономили на обогреве служебных помещений, чтобы больше тепла досталось жилым домам. В общем, с горем пополам удавалось поддерживать температуру в квартирах около 12-14 градусов тепла.

Не лучше обстоят дела и с материальным обеспечением. Теплое летное обмундирование летчики в основном приобретают на рынках за собственные деньги. Зарплата летчика-пограничника наконец сравнялась с зарплатой водителя трамвая. Жены в большинстве случаев с высшим образованием, но работы не имеют. Ближайшая школа - в нескольких километрах от городка, преодолевать которые детям приходится пешком. Об обещанном законом “О статусе военнослужащего” медицинском обслуживании лучше не говорить... У штурмана старшего лейтенанта Сергея Портаса серьезно больна дочь. Для ее выздоровления требуется в течение года проводить несколько курсов лечения аминокислотами. Во Владивостоке этим занимается только один медицинский центр. Стоимость одного курса - 6-7 миллионов рублей, следовательно, в год это составит около 20 миллионов - жалованье старшего лейтенанта приблизительно за полтора года. У родины таких денег нет, у офицера тем более.

Командование делает все возможное, чтобы поддержать в форме старых опытных пилотов, уже не первый год охраняющих границу с воздуха. При этом все отлично понимают, что недалек тот час, когда эти самые опытные летчики уйдут на пенсию. Вот тогда-то и возникнут вопросы: кто полетит охранять границу, кто вывезет с далекой заставы раненого или больного, кто туда же доставит груз или людей?.. Впрочем, я преувеличиваю - понимают это далеко не все. Иначе бы в мудрые правительственные головы никогда не пришла мысль еще в 2 раза урезать и без того секвестрированное финансирование Федеральной пограничной службы. На все про все пограничникам в этом году выделили 3 триллиона рублей. Это по крайней мере в 3 раза меньше минимума, необходимого для обеспечения относительно надежной охраны границы. Означает ли это, что участок, за который несет ответственность Тихоокеанский пограничный округ, тоже уменьшился в 3 раза? Разумеется, нет! Не свидетельствует это и о том, что в соответствии с финансированием граница будет охраняться раз в три дня. Служба будет нестись, как и положено, все 365 дней в году. Очевидно, горячие реформаторские головы пришли к выводу, что 243 дня пограничники смогут продержаться, используя какие-нибудь скрытые резервы. Интересно, если в бензобак правительственного “Мерседеса” залить 5 литров бензина вместо 15, сможет ли он проехать 100 километров за счет “скрытых резервов”?

Автор : Сергей МЕЛЬНИШИН, Валентин ТРУХАНЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Тоскуют руки по штурвалу

Над границей мрачно ходят не только тучи. Еще мрачнее весь личный состав пограничной авиации. Небо над неприступными рубежами нашей Родины скоро может стать совсем чистым. Из-за отсутствия средств для обеспечения полетов наши летчики теряют квалификацию: пограничная авиация вошла в крутое финансовое пике. Корреспонденты “В” побывали на летном поле одной из авиационных частей Тихоокеанского пограничного округа.

Тайвань, откройся!

В первом месяце этого года произошло событие, которое, с одной стороны, не сильно афишируется его участниками, а с другой - явно попадает в число неординарных. 9 января в Москве в помещении Московско-Тайпэйской координационной комиссии, а 20 января на Тайване в офисе Тайпэйско-Московской координационной комиссии (так в документах, хотя у нас принято называть столицу Тайваня - Тайбэй. - Прим. ред.) был подписан договор о регулировании судоходства между портами России и Тайваня. Не стоит пересказывать официальную бумагу, выделим главное: с этого момента суда, плавающие под флагами Российской Федерации и Китайской Республики (так официально называется островное государство), могут свободно заходить в порты обеих стран с целью коммерческих операций и перевозки грузов.

Открытое письмо мэру Виктору Черепкову

Коллектив спецзавода № 1 вынужден обратиться к вам с открытым письмом через средства массовой информации, так как неоднократные обращения руководства предприятия в мэрию и наше коллективное обращение к вам лично от 8.01.98 г. остаются безответными и безрезультатными.

Приватизация принесла доходы в бюджет

По данным краевого комитета госстатистики, доходы от приватизации предприятий и организаций края (в частную собственность перешли 16 объектов недвижимости) составили за 1997 год более 42 млрд. неденоминированных рублей.

“Аскольд” - нефтяникам

Успешными для арсеньевских машиностроителей стали переговоры с руководством “Сахалинморнефтегаза” о партнерстве на 1998 год. Согласно подписанному договору, аскольдовцы поставят этой фирме десятки видов сложной запорной арматуры, а также запчасти к ним.

Последние номера