Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Главное

Культуролог с наручниками

За ее плечами – мечта о театре, диплом университета и даже работа в рекламном бизнесе... А сегодня она охраняет порядок в самом сердце приморской столицы
Культуролог с наручниками
Каждый рабочий день для Анастасии Фотиной начинается одинаково. В 9 утра приходит на работу, вооружается пистолетом Макарова, наручниками и резиновой дубинкой, проходит инструктаж и отправляется на свой пост – в небольшую будочку на центральной площади Владивостока. Анастасия – сержант полиции в отдельном батальоне полка ППС полиции городского УМВД. Сегодняшний день для нее выходной – своего рода подарок к празднику. В милицию Настя пришла в августе 2008 года. Отработала три месяца, прошла переаттестацию и задержаться во внутренних органах планирует надолго. А что? Коллектив дружный, командиры понимающие. Впрочем, даже несмотря на то, что в правоохранительных структурах работали Настины тетя, мама и отчим, плана идти проторенной родительской дорожкой у девушки не было. – Я творческий человек, всегда занималась общественной деятельностью, – признается она. – Обожаю театр, у меня много знакомых среди актеров театра ТОФ, где я проводила немало своего времени. Так что когда подошло время поступать в институт, решила, что хочу быть актрисой или режиссером. Но потом подумала и поняла: перспектив на этом поприще у меня немного – девушка я среднестатистическая, не ленивая, но и ничем особым не выделяющаяся. Но чтобы совсем не прощаться с мечтой, пошла в ДВГУ на культурологию. После окончания университета Настя чем только не занималась: работала в клубах, трудилась менеджером, даже попыталась стать журналистом. Когда грянул кризис, она работала в компании, изготавливающей наружную рекламу. Пошли сокращения, девушке стали намекать, что и ей пора освободить должность. Не слишком расстраиваясь, уволилась. Тем более что свое место в этой жизни видела совсем другим. – Мне всегда хотелось помогать людям. Бабушка у меня медик, а родители много лет отработали в органах, так что было из чего выбирать, – шутит девушка. – Поинтересовалась у знакомого хирурга, что нужно, чтобы стать хорошим реаниматологом. Лет десять, говорит, отучишься, наберешься практического опыта, и к годам 4045, возможно, такая перспектива появится. В общем, решила, что ограничусь навыками оказания первой медпомощи, и пришла в полк ППС, тогда еще милиции. Знакомые очень удивились, узнав о моем выборе. Моя первая учительница, которая живет в соседнем доме, видя меня, всегда улыбается. Потому как помнит, какой я была в школе: разгильдяйка жуткая, как говорят, оторви да выбрось. Сейчас Настя служит в ППС, занимается рукопашным боем и получает высшее юридическое образование, ведь без него сегодня даже в участковые не возьмут. Деятельность сотрудника патрульно-постовой службы Фотиной у большинства россиян как раз и ассоциируется с защитой правопорядка: она и ее коллеги патрулируют улицы, реагируют на вызовы, на которые, как правило, напрашиваются люди, перебравшие спиртного. – Ребята рассказывали: приехали на вызов к мужчине, а тот, пьяный, уверяет, что его жену украли грузины, которые сейчас в шкафу прячутся. А до этого вызывал наряд по другой причине: проснулся – а по его квартире армяне шастают. Вот таких вызовов у нас очень много. Народ вообще любит подебоширить, жен поизбивать, детей. Да и отпрыски спуска не дают – на родителей прыгают с ножами, сковородками и кулаками. Сейчас я, правда, улицы почти не патрулирую, это раньше и за наркоманами бегала, и кражи пыталась раскрывать. Сегодня работаю в основном на стационарном посту – в небольшой будочке на центральной площади города. В ней стоит компьютер с несколькими базами данных. Сотрудники городских постов запрашивают у меня информацию, я ищу ее в базе и сообщаю. Например, находится ли определенный автомобиль или определенный человек в розыске. Через нас эту информацию можно получить быстрее, чем через ту же дежурную часть: они сейчас очень загружены. Магическая форма По словам Анастасии, ее как полицейского граждане воспринимают с трудом. То ли из-за возраста, то ли из-за внешности, то ли из-за пола. Даже на улице к ней обращаются: «Девушка, подскажите, пожалуйста...» В полумраке, когда видят кокарду, форму, разговаривают как с сотрудником, а когда лицо разглядят – начинают знакомиться. Поэтому доказывать человеку, что ты в первую очередь полицейский, приходится, как говорит Настя, мозгами... – Был у меня такой случай. Приехала на вызов: женщина жаловалась, что ей не отдают ключи от машины. Поднялись в квартиру, дверь открыла очень пьяная гражданка. А рядом муж – абсолютно трезвый, с собачкой в руках. Интересуюсь, зачем ей ключи сейчас, ведь на дворе ночь, а она еще и пьяная. Хочу уехать, говорит. Я мужу объясняю: раз такие дела, то сейчас же вызываю пост ГАИ, жена ваша садится за руль, едет, мы ее оформляем, а далее – лишение прав. Парень видит, что я не шучу, и ключи отдавать отказывается. А женщина продолжает ныть, что они ей нужны. Тянется вся эта катавасия минут 30. Я понимаю, что меня не воспринимают как полицейского, напарника, видимо, тоже. Начинаю разговаривать с хозяевами квартиры как со знакомыми. Говорю парню: что ж вы за мужчина такой, если не можете свою любимую женщину замотать в простыню, поставить под холодный душ, а потом положить спать рядом с собой?! Подействовало – сразу сказал, что сам разберется. А вообще, в форме я совершенно другой человек. В жизни очень веселая и компанейская до жути. Для меня подставить плечо, поработать жилеткой – не проблема. Но на службе обязана всегда быть спокойной, уравновешенной, уметь быстро реагировать. Например, такая ситуация. У девочки в торговом центре вытащили кошелек, и она сразу же нам об этом сообщила. То есть мне нужно было быстро решить, кого из полицейских направить на место, мгновенно узнать приметы злоумышленника и плюс позвонить родителям потерпевшей, потому что она несовершеннолетняя. Если они не смогут за ней приехать – нужно связаться с инспекторами по делам несовершеннолетних. Раздумывать некогда: время идет, а оно, как известно, деньги. Причем чужие, которые украли. Так что лишний раз улыбнуться, замечтаться я просто не имею права. Вообще, работа полицейского очень дисциплинирует. Я не могу позволить себе все, что внесено в Административный кодекс. И друзьям своим тоже. Им, конечно, не нравится, они сразу говорят, отстань, мол, не на работе. А я отвечаю, что если я подобное пресекаю у посторонних людей, то почему должна разрешать близким? Поблажек нет никому. Вы не подумайте, я не супер-пупер-полицейский и не выслуживаюсь. Просто воспитание такое. Хотя на работе бывает, конечно, плохими словами разговариваешь, но это от усталости, уже под конец смены. С пистолетом в кармане, с фотоаппаратом в руке Девушек-полицейских коллеги-мужчины стараются беречь. В некоторых ротах их специально определяют в автопатруль, чтобы они по улицам не ходили. Патрулировать отправляют, только если людей не хватает. А вообще, отмечает Настя, женщины в правоохранительных органах – явление отнюдь не редкое. Конечно, есть специфические службы, где должны работать только мужчины. Но на таких должностях, как следователь, дознаватель, инспектор по делам несовершеннолетних, представителей сильной половины человечества встретишь редко. Впрочем, даже такая напряженная служба не изменит творческую натуру, не забьет ее рутиной. – Когда только начала работать, попросила себе выходные в пятницу и субботу, потому что в эти дни я работаю фотографом, – признается Настя. – Независимо от того, насколько я уставала, брала камеру и шла снимать. Не столько за деньги, сколько для удовольствия. Я работала фотографом в ночных клубах, снимала драгрейсинг на Шаморе и в Штыково, занималась индивидуальной съемкой. Кстати, интересно наблюдать за лицами людей, которые знают тебя как фотографа, а потом случайно видят одетой по форме.

Автор : Ольга СИРОТКИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Культуролог с наручниками
Культуролог с наручниками

За ее плечами – мечта о театре, диплом университета и даже работа в рекламном бизнесе... А сегодня она охраняет порядок в самом сердце приморской столицы

Нет огня без Дымова
Нет огня без Дымова

Вокруг назначения нового главы Приморья возникла неожиданная интрига

«Желто-синие» нагуливают форму по столицам и заграницам
«Желто-синие» нагуливают форму по столицам и заграницам

А дома их ждет разбор полетов у врио губернатора

Ветераны ополчились на коммунистов
Ветераны ополчились на коммунистов

Совет ветеранов Владивостока выступил с обращением к руководителям партий, общественных объединений и различных политических движений с предложением договориться между собой во благо народа

В женский день сводите девушку на Марс
В женский день сводите девушку на Марс

В затяжные выходные в кинотеатрах города будет что посмотреть

Последние номера
газета
газета
газета