Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Главное

Предотвратить шаг с крыши

Думать нужно не столько о профилактике подростковых суицидов, сколько о том, как сделать наших детей счастливыми
Предотвратить  шаг с крыши
– ВЫ об этом не пишите, – уговаривали меня сотрудники полиции, к которым я пришла поговорить о подростковом суициде. По их мнению, журналисты оказывают медвежью услугу, создавая резонанс этому явлению, тем самым подталкивая новых желающих к краю крыши. Сложно не признать их правоту: детские суициды, случившиеся за первые два месяца нового года, прошлись волной по стране, и зачастую каждый новый случай был спровоцирован повышенным вниманием к предыдущему. Однако мы решили рискнуть и еще раз затронуть эту тему, не смакуя подробности отдельных эпизодов, дифференцированно разобрав причины суицида и имеющиеся в арсенале родителей возможности предотвратить страшную трагедию. Суициды начались не вчера, не позавчера – они были всегда. Врачи из «тысячекоечной» говорят, что и три года тому назад, и сейчас регистрируется достаточное количество детских незавершенных суицидов. Просто последние четыре года стали активно освещать эту страшную тему, чтобы обозначить проблему: существуют дети, подростки, которым нужна помощь. Опасное время, опасный возраст – Пик суицидов выпадает на два времени года: осень и весна, – рассказывает детский психолог Надежда Соболева. – Осень – это четко октябрь. Сентябрь, как вы понимаете, полон летней энергетикой, положительными воспоминаниями. Второй же месяц осени – это конец первой четверти, педагоги, родители начинают предъявлять повышенные требования, мол, в сентябре вы еще отдыхали, теперь принимайтесь за работу. Ставится запрет на общение со сверстниками. И как итог – ребенок оказывается в вакууме, один на один со своими проблемами. Второй этап суицидальной активности приходится на весну, а именно на апрель и май. Усталость от учебы и долгой зимы, авитаминоз, в конце концов, понимание, что впереди серьезные испытания в виде экзаменов становятся провокаторами страшного решения. Нынешняя, зимняя волна вызвана, как было уже раньше сказано, повышенным вниманием общественности. – Публикации в СМИ о случае самоубийства среди детей со смакованием подробностей обеспечивают суицидальный шлейф еще на два­-три месяца, – поясняет директор Института клинической психиатрии и психологии, вице-президент Независимой ассоциации психиатров Александр Коломеец. – Поэтому журналистам нужно серьезно думать над формой подачи подобных материалов. – Если говорить о возрасте «суицидальных подростков», то он начинается с 12¬14 лет. И этому есть свое объяснение, – продолжает Надежда Геннадьевна. – Именно на этот возраст приходится вступление в пубертатный период. Именно в этом возрасте ребенок наиболее подвержен различным воздействиям: критике, унижению, обиде. Да еще и его тело претерпевает существенные изменения: появляются прыщи, становятся непропорционально большими руки, ступни. А ведь для подростка так важна собственная внешность. Кроме того, увеличивается интеллектуальная нагрузка: 12 лет – это 6¬й класс, где добавляется большинство новых предметов. А родители, в свою очередь, начинают воспринимать свое чадо как взрослого человека, не забывая повторять: «Это твои проблемы, ты сам в состоянии их решить». Совокупность всех этих причин в итоге может привести ребенка к краю крыши, ведь, по сути, попытка умереть – это последняя его просьба о помощи… Не бойтесь быть назойливым – Никто из потенциальных самоубийц на лбу у себя не пишет: все, завтра я пойду сбрасываться с крыши, – уверяет Надежда Геннадьевна. – Но по поведению ребенка можно прочесть о его намерениях. И первый из симптомов: он начинает говорить о смерти. Настойчиво обращает внимание на уходы из жизни других людей, на ритуалы захоронения, начинает обсуждать фильмы, упирая внимание на гибель людей. Задача родителей – сместить интересы ребенка. Не нужно обходить в разговорах тему смерти, надо отвечать на интересующие детей вопросы. Например, обсуждая самоубийство сверстника¬подростка, не надо анализировать его поступок, просто скажите: это был его выбор. Но при этом не забудьте добавить: если б я был (была) рядом, я бы сделал все возможное, чтобы этого не случилось. Не стоит упоминать, что вам жалко родителей того ребенка (ведь, по большому счету, неизвестно, кого в той ситуации нужно жалеть). Но не уставайте говорить: какое счастье, как мне повезло, что у меня есть ты… Нужно суметь донести до ребенка, что в этой жизни можно исправить все, кроме смерти. Ведь жизнь дается всего один раз. Нельзя умереть, посмотреть, как все вокруг будут плакать, а потом ожить. Если ребенок начинает уединяться, закрываться в комнате один, у него появляется депрессивно­-отсутствующий взгляд, вполне возможно, что именно в этот момент внутри него происходит борьба: жить или не жить. Постарайтесь пробиться к его вниманию. Что делать, если ребенок настойчиво не подпускает вас к себе? Не менее настойчиво не стесняться подходить и спрашивать: что с тобой? В прямом смысле навязываться, приставать со своим вниманием. Постучались, зашли, сели и книжку или просто «Космополитен» читаем. При этом проговариваем ребенку: можно я тихонечко здесь посижу? Я не буду тебе мешать, просто мне с тобой хочется рядом побыть. – У меня в практике была такая ситуация, – вспоминает Надежда Геннадьевна, – три месяца мать пробивалась через закрытые стены. В итоге девочка, рыдая на плече у мамы, рассказала ей обо всех своих бедах… Главное, чтобы это был значимый для ребенка взрослый. Ведь даже единственный родитель не всегда может быть значимым. Может, для него больший авторитет дядя, дедушка, бабушка. Не стесняйтесь просить их о помощи. Пусть ведут душещипательные беседы, рассказывая о своих собственных примерах. Личные примеры – это мощный рецепт, показывающий, что подобные сложные ситуации уже были кем­то пройдены, и пройдены уважаемым им человеком. Заезженный совет, но не ставший от этого менее актуальным: не оставляйте ребенка один на один с компьютером. Ведь сейчас есть куча сайтов на эту тему. (Автор материала в качестве примера набила в поисковике – вылезли сотни адресов…) Не стесняйтесь ограничить информационную свободу ребенка (она для неокрепшей психики может быть смертельно вредна). Понятно, что убрать Интернет из жизни ребенка нереально, но можно заблокировать нежелаемые ресурсы, оставив доступ лишь к проверенным игровым, информационным порталам. Приучайте детей к книгам – обычным, бумажным. Слушайте ребенка, даже если он говорит, как вам кажется, ни о чем. – Следите за перепиской детей, читайте их дневники, в конце концов, – советует старший инспектор службы ПДН городского УВД майор полиции Вита Глухова. – Но осторожно, не ущемляя интересов ребенка, не отчитывая его за промахи, про которые вы узнали из его дневника, а думая, как исправить возникшую ситуацию, – на то вы и родитель. Нужно общаться с ним, знать, что его занимает, интересоваться тем, что он думает о других людях. Все проблемы от бездеятельности – нужно ребенка так задействовать, чтобы ему и подумать о суициде некогда было. И от равнодушия родителей – зачастую родители, отцы особенно, не знают, в каком классе, в какой школе учатся их дети. Они почему¬то уверены: мы родили, отдали в школу, теперь воспитание моего ребенка – дело школы и полиции. – Но все эти шаги надо предпринимать не ради профилактики суицида, а для того, чтобы ребенок был просто счастлив в своей семье, – убеждена Надежда Соболева. Не купишь телефон – выброшусь из окна Есть еще один вид суицида, в основе которого нет стремления к смерти, а лишь чистой воды манипуляция родителями. Речь идет о демонстративном суициде. Это может быть привлечение родительского внимания: дети помнят, что, когда им, маленьким, было больно, мама приходила и жалела. Впрочем, в подростковом возрасте манипуляции могут быть связаны с материальными благами или с личной свободой. – Был в моей практике эпизод, когда 11-летняя девочка таким образом добивалась покупки нового телефона, – рассказывает Надежда Геннадьевна. – Мама мне звонит в панике: дочка стоит на подоконнике и грозит, если не купишь – выпрыгну! Мама спокойно ей отвечает: «Дочка, я тебя очень сильно люблю, если ты это сделаешь, мне будет очень плохо. Но это будет твой выбор». И главное, никакого издевательства, никакой иронии. Девочка спрыгнула с подоконника, закрыла окно, и больше подобное не повторялось. Моя позиция в отношении демонстративного суицида очень жесткая: ни в коем случае нельзя позволять дергать себя за эти ниточки. Однако нужно помнить: если к проблеме срочно не подключиться, следующая попытка привлечь к себе подобным образом внимание может закончиться неудачно. А может, сказать правду? Красивых смертей не бывает, и это истинная правда. Вид самоубийцы ужасен, об этом стоит помнить тем, кто ищет способ расстаться с жизнью. Правда, психологи не рекомендуют говорить об этом детям: мол, если они решились, то им все равно, как они будут выглядеть. Но почему¬то нам кажется, что вот как раз подросткам¬то отнюдь не безразлично, какими их увидят. Самый распространенный и самый омерзительный способ лишения себя жизни – повешение. Висельник обычно представляет собой труп с выпученными глазами, торчащим из открытого рта языком и полными штанами испражнений. Вообще, у любого умирающего происходит самопроизвольное калоотделение. Так что красиво упасть с высотки тоже не получится. Кроме того, вместо смерти можно на всю оставшуюся жизнь оказаться в инвалидной коляске. Несмотря на кажущуюся простоту, и перерезать вены трудно, особенно женщинам, кроме того, если спасут, то на всю жизнь останутся неприглядные шрамы. Не говоря уже о том, что сам процесс весьма болезненный.

Автор : Анжелина ШИЛАН

В этом номере:
Люди-ледоколы
Люди-ледоколы

Любители поплавать в ледяной воде сразились за звание лучшего в первенстве Владивостока

На рыбалку вышли всем миром
На рыбалку вышли всем миром

Столица Приморья первой встретила Всероссийский рыбный марафон

Журфака больше нет?
Журфака больше нет?

РАБОТНИКИ Школы гуманитарных наук (ШГН) Дальневосточного федерального университета подали ректору заявления об увольнении. Об этом сообщил руководитель образовательных программ ШГН Валерий Бакшин в соцсети Facebook.

Предотвратить  шаг с крыши
Предотвратить шаг с крыши

Думать нужно не столько о профилактике подростковых суицидов, сколько о том, как сделать наших детей счастливыми

Бес в ребро
Бес в ребро

ВЕК назад во Владивостоке всеобщее внимание привлекла история, имевшая «романтическую подкладку», как тогда говорили. Интриги прибавляло то, что главным героем ее было весьма известное в городе лицо – Федор Петрович Зильгальв, заводчик и купец, владелец пивоваренного завода «Ливония» в Голубиной пади и кожевенного предприятия на станции Океанская. Несколько лет подряд местные газеты обсуждали феерию любви, страсти и ненависти, развернувшуюся буквально на глазах читателей…

Последние номера
газета
газета
газета
газета