Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Главное

«Ключи от квартиры, где деньги лежат»

Новое поколение завтра готово будет выйти на улицу и заявить о своем праве на «Мерседес»
Вчера был трудный день. Мои студенты ухитрились вынести мне мозг! Обычно на моей паре английского это им делаю я. Но тут не вышло. Подозреваю, 20-летние «стьюденты» накануне массово отмечали День святого Валентина. Поэтому пару иностранного технично решили сорвать. – Скажите, как в жаргонном варианте переводится глагол «to be heep»? – уж и не помню, кто мне задал в начале занятия этот простой вопрос. – «To bе heep» значит быть в теме,– ответила я. И тут началось! – Тогда вы, наверное, знаете, кто такие хипстеры? Конечно же, я не знала, кто такие хипстеры. И, разумеется, хотела узнать. Потому что подозревала: они где-то рядом. И, скорее всего, в данный момент находятся со мной в одной аудитории. Мозг преподавателя английского тут же выдал ассоциативный ряд: хипстеры, гангстеры… Все-таки надо было выяснить что к чему, даже ценой моей сорванной пары! Эх, знала бы я, чем все это в итоге закончится. Оказывается, хипстеры сегодня – это круто. Готы, эмо и прочие давно уже курят бамбук. Сегодня быть в теме – значит быть хипстером. Это несложно. Теперь я знаю. Мне рассказывали! Для начала – отращиваем длинную косую челку. Дальше начинаются траты. Ну на узкие джинсы или цветные лосины, клетчатую рубашку или футболку с рисунком старых рок-групп денег еще можно найти. Потом – сложнее. На нос желательно нацепить большие очки без диоптрий. На шее у хипстера должен болтаться фотоаппарат. Желательно– зеркальная камера. Стартовая цена – тысяч 30. Ну и айпад, разумеется. Это уже 40 штук. Но без айпада никуда. Ты лох и лузер без вариантов. – Разве можно с телефоном «Нокия» сегодня ходить? Вы меня простите, но это неприлично, Екатерина Сергеевна!– улыбнулся мне отличник Игорь. – Вы же все-таки культурная дама, преподаватель английского. Должны быть в теме! To be heep, сами понимаете. Собственно, Игорь у меня в группе один на хипстера тянет. Потому как у папы магазин и потому айпад ценой в две моих зарплаты для парня не проблема. Но я-то вижу, как на этого Игоря девчонки пялятся! Он для них – кумир и герой дня. Да и для пацанов-ровесников тоже. А что делать, если поколение 16+ все как один мечтают о пентхаузе в Нью-Йорке и сотне миллионов долларов на счету в банке? Не сразу, лет через десять после окончания вуза. А пока требуют, чтобы к диплому прилагались машина, квартира во Владивостоке и зарплата в 40 штук. Это такой сегодня молодежный минимум выработался. Я посмотрела на свою недешевую «Нокию», которая стоила мне ползарплаты, и разозлилась. – Скажи, а ты сам на свой айпад заработал? И вот на этот «Никон», который ты непонятно зачем на лекции таскаешь, ты тоже сам денег накопил? Честно говоря, я думала, остальные студенты меня поддержат. У них-то, кроме узких джинсов и косых челок, ни фига нет! Не хипстеры они, а фигстеры, прямо скажем. Увы, действительность оказалось печальной. – А вы нам скажите, где на айпад можно заработать, и мы туда пойдем! – чуть не хором перешла в наступление молодежная группа. – Мы не виноваты, что государство нас работой не обеспечивает. И квартирой. И вообще в стране бардак. Это всем понятно, кажется. Вот мы через год закончим учиться. И что, как прожить на зарплату в 40 тысяч рублей? Если жилье придется снимать. – Ого! – возмутилась я.– А кто вам сказал, братцы, что вам 40 тысяч платить будут? За что? Или вы в самом деле думаете, что ваши тайные знания маркетологов без опыта кто-то так высоко оценит?.. В общем, пара английского плавно перетекла в два часа политинформации. В ходе бурных дискуссий с поколением next выяснилось следующее. Государство у нас, ясное дело, полное дерьмо, а в стране – бардак. Демократии нет, выборы фальшивые, свобода слова отсутствует. Главное – никаких перспектив на будущее. Поэтому самое лучшее, что может сделать нормальный молодой человек, это свалить из России подальше. – Так что ж вы, други мои, английский не учите?– пыталась я вставить ремарку на этом месте. Но, видимо, студенты были голодны, и их несло. На пике бурных эмоций прозвучало главное: – Мы вообще на этих выборах за коммунистов пойдем голосовать! Потому что хотим перемен! А еще хотим, чтобы, как раньше, квартиры всем давали! Ага, понятно. С одной стороны – перемен. С другой – как раньше. И, разумеется, чтоб ключи от квартиры, где деньги лежат. Случай классический, лечится с трудом. Мне просто интересно, кто им это в головы вбил? Откуда возникли эти мифы и легенды даже не Древней Греции, а гораздо более позднего советского времени, до которого рукой подать? Я, к примеру, прекрасно помню свое чудесное детство в коммунальной квартире. В том самом Советском Союзе, где якобы жилье давали всем. Наверное, мне не повезло. Не та семья попалась. Папа – доктор, мама – инженер. Медикам в СССР жилья не давали вообще. Не говоря про то, что платили крохи. Маме повезло больше – стояла на очереди «всего» 15 лет. У подружки отец «за квартирой» специально на стройку пошел впахивать. Десять лет каторги, подорванное здоровье, и вот он, приз: квартира – семье. Как-то так. Счастливчики устраивались дворниками и сразу получали «служебку», но эти блатные места были нарасхват. Еще, говорят, на заводе было хорошо. Рабочий класс на жизнь не жаловался. – А вы бы за квартиру пошли на стройку работать или на завод? – спросила я у возмущенных искателей правды. – Еще чего!– возмущенно фыркнуло мое продвинутое студенчество. – Мы не для того учились, чтобы кирпичи потом класть. Мы мозгами трудиться будем! Не, ребята, я не против. Мозгами – это хорошо. А только все уверены, что получится? Что ваши мозги в вашем прекрасном двадцатилетнем возрасте стоят того, чтобы хорошо за них платить? – А может, в армию тогда пойдете? – обратилась я к юношам. – Посмотрите, военные сейчас просто в шоколаде. Зарплата у лейтенантов 70 тысяч, квартиры строят, льготы. Чем не вариант? – Да вы что! – возмутились юные менеджеры. – Армия – это для тупых. Мы же маркетологи!.. Я не стала признаваться, что до сих пор не знаю значения этого слова. Звучит, правда, красиво. Но в ходе нашего с ребятами бурного диалога мне как-то стало… страшновато, что ли… Вдруг совершенно отчетливо поняла, что рядом с нами подрастает поколение, которое уже завтра готово будет выйти на улицу и всем громко заявить о своем праве на «Мерседес». Это я утрирую, конечно. Ну уж на айпад и квартиру – точно! « Хочу ключи от квартиры, где деньги лежат!» И точка. Вполне себе молодежный лозунг дня. С ним самое то начать громить магазины, переворачивать машины и отбирать «у буржуев» излишки жилплощади. «Грабь награбленное!»– раньше это звучало так. Преувеличиваю, скажете? Хотелось бы в это верить. Но… Моя соседка, школьница 17 лет, обожает играть в «симсы». Это такая компьютерная игрушка, имитация реальной жизни. Она там себе выстроила громадный двухэтажный дом, обставила его мебелью, в гараж поставила парк автомобилей, придумала себе должность – директора нефтяной компании и уверяет всех, что все точно так же будет у нее в жизни. Когда вырастет. При этом учебой десятиклассница не заморачивается принципиально. Видимо, думает, что дом ее мечты ей на Новый год Дед Мороз подарит. Пока же она потребовала от родителей положить под елку айпад. Те послушались. Выложили 40 «штук». Теперь на квартиру ей копят. Забыли, наверное, что барышне нужен двухэтажный коттедж с бассейном. А папа, увы, работает не в Газпроме, где «мечты сбываются». А вот когда мечты рушатся, причем с треском, с человеком много чего может произойти. Не достучаться! Они вроде бы здесь, рядом, и в то же время – где-то в параллельной интернет-реальности. Поколение, которое принципиально не читает газет. Не смотрит телевизор. Про книги говорить просто смешно. Не тот формат. Даже гулять не ходят, потому что все теперь знакомятся и встречаются вечерами в социальных сетях! – Откуда информацию берете?– спрашиваю. – С Vl.ru! – гордо так отвечают. – Еще друг с другом общаемся. Читаем, что народ «В контакте» пишет. – Это все? Поздравляю, – я только руками развела. – Хорошо. Если вы все из себя оппозиционеры, расскажите мне, почему Зюганов в 1996 году, еще при Ельцине, фактически отказался быть президентом? Сколько раз потом баллотировался и как фракция КПРФ в Госдуме все эти годы успешно прогибалась перед Кремлем? А еще давайте обсудим, чем грозит стране предлагаемая товарищем Зюгановым национализация. А потом про нарушения на выборах поговорим. Объясните мне, каким образом во Владивостоке из шести участков на четырех коммунисты победили? Молчали мои студенты. Не желали ничего объяснять и обсуждать. Да и зачем, собственно, вдаваться в детали? Многие знания – многие печали. А стихийный протест – он тем и хорош, что в толпе не надо думать. Эй, страна, отдай ключи от квартиры, где деньги лежат! Вам не страшно, граждане? А мне вот, честное слово, как-то не по себе. Между прочим, в любимой юным поколением Америке голосовать на выборах можно с 21 года. В «недемократичной» России – с 18. Дома их 4 марта запереть, что ли? Хотя это не выход, к сожалению… Катя ПЧЕЛКИНА.
comments powered by Disqus
В этом номере:
Вместе ради будущего!

Под знаменами народного движения «Наша партия – Владивосток! Наш президент – Путин!» собрались тысячи граждан

"Оранжевая революция» – реальность"

или Почему кандидата Путина взялись защищать тайные сторонники?

Благое дело – в силах каждого

По всей видимости, уже дана команда в 2012 году организовать «оранжевую революцию» у нас, в России. Попытка такая будет проведена или перед президентскими выборами, или сразу после них.

А партия-то нашенская!

Горожане увлеклись идеей создать неформальное общественное движение

Казнить нельзя помиловать

Выборы 4 марта могут превратиться в русскую рулетку с фатальным концом

Последние номера
газета
газета
газета
газета