Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Главное

Полиция дает второй «Шанс»

Сотрудники правоохранительных органов Владивостока пытаются трудоустроить условно судимых подростков
Полиция дает  второй «Шанс»
НА ОПЕРАЦИЮ «Шанс» вместе с инспектором по делам несовершеннолетних и участковым уполномоченным отправились и корреспонденты «В». В отдел участковый уполномоченный Татьяна Зимнухова, полная возмущения и негодования, буквально залетела, заявив с порога, что столько тараканов она еще не видела. Коллеги лишь ухмылялись и сочувственно кивали головой: мол, в гостинках и не такое бывает – наркоманы на ходу выкидывают порошок, пьяные дебоширят, сыновья лупят матерей… На разводе на операцию «Шанс» корреспонденты «В» услышали много чего интересного... Получив свои адреса и информацию по проверяемым детям, мы вместе с сотрудниками правоохранительных органов – инспектором подразделения по делам несовершеннолетних отдела участковых уполномоченных ИПДН УВД по г. Владивостоку Натальей Завьяловой и участковым уполномоченным Владимиром Ивиным – отправились в рейд. – Сейчас пойдем проверять несовершеннолетних, состоящих на учете в полиции. Это дети, которые совершили преступления, – объяснила мне на ходу майор Завьялова. – Такие проверки проводятся службами УМВД по г. Владивостоку совместно с уголовным розыском и участковыми уполномоченными регулярно в рамках операции «Шанс». Сейчас нам предстоит провести профилактические беседы с несовершеннолетними. Но большая роль в операции отведена организации занятости подростков, будут приняты все меры по их трудоустройству и социальной защите. Я вприпрыжку бежала за товарищами полицейскими и раздумывала над полученной информацией. Признаться, звучали их слова как­то не очень впечатляюще. Ведь профбеседы – это так скучно… Однако скоро я думала совсем иначе. Достучаться до мозгов Первый маршрут вел в гостинку на Народном проспекте. В подъезде нас встретили четверо мальчишек лет 16¬17. Вычислив из них нужного нам Артема, заводим парня домой. Его бабушка – худая, интеллигентного вида моложавая женщина – провела нас в комнату. Дед же сразу скрылся на кухне. В квартире относительно чисто, на полках – томики Дюма, принадлежащие, по всей вероятности, старшему поколению, а возле компьютера – диски с «Бригадой». Темины, видимо... – Чем занимаешься, богодулишь? – без всякого перехода начала Наталья Завьялова. – Да, – парень отнюдь не смутился. – И долго это будет продолжаться? Ты девять классов окончил? Какие планы? На работу собираешься устраиваться? – все допытывалась майор полиции. – Не учусь я уже, – с неохотой признался Артем, – стипендию получил зимой в первом училище и все. Не могу я по утрам просыпаться. Да и на работу не собираюсь устраиваться. Мне вообще все равно. Если кому-то что­-то не нравится – пусть бабушка отказывается от меня, я сам прорвусь. – Ты же взрослый, здоровый мужик, а не можешь учиться, – пыталась достучаться до парня Наталья. – Это же твоя жизнь, ни мама, ни папа за тебя ее не проживут. Тем более против тебя возбуждено уголовное дело, ты можешь по этапу пойти. Ты же мужчина, тебе учиться, детей рожать, а ты… вот позорище! Люди сейчас пользуются тем, что может дать государство – профессию, образование. Попытайся стать хоть кем-нибудь! Придешь завтра к нам, мы дадим тебе направление в молодежный центр, они тебя обучат и подберут профессию по душе. Иначе на что ты будешь жить? После недолгих уговоров Артем сдался и дал «честное пионерское», что придет завтра в отделение. Правда, его обещание вызвало у бабушки лишь горькую усмешку. – Никуда он не пойдет, – заявила женщина. – Я его знаю. Сколько с ним ругались и разговаривали – все бесполезно. А вообще он у меня мальчик хороший... Жизнь на грани истерики Как только за Темой закрылась дверь, женщина начала плакать. Помимо угонов автомобилей, за которые Артем и был поставлен на учет, мальчишка совершил грабеж, за что его и будут судить. История их семьи действительно печальная. Когда Теме исполнилось 5 месяцев, его отец занаркоманил и родители разбежались. Мать тяжело переживала расставание с супругом и находилась в такой глубокой депрессии, что родственники сочли за благо на время забрать у нее ребенка. Дальше – больше. Тоже пристрастилась к наркоте. В течение всего жизненного пути Артема его мать постоянно пропадала: то лечилась от зависимости, то сидела в тюрьме. Бабушке, врачу по профессии, пришлось лишить дочь и зятя родительских прав и оформить опекунство. Но денег все равно не хватало, так что она ушла с работы невропатолога и пошла в уборщицы – денег стала получать за пол-тора часа в день столько же, сколько за полный день на ставке врача. В школе у мальчишки тоже были постоянные проблемы. Гиперактивного школяра не очень-то жаловали учителя, да и отношения со сверстниками были натянутыми. Приходилось ходить то в коррекционную школу, то сидеть на домашнем обучении. К тому же Тема склонен к суицидам: он уже несколько раз пытался резать себе вены, повеситься на простынях и выброситься с балкона. А все – из-за несчастной любви, которая часто случается в таком возрасте… Ни бабушка, ни мама, с которой отношения скорее сестринские, чем родительские, давно не имеют для него никакого авторитета. Не-давно из тюрьмы вышел отец, но к сыну заявиться не посмел. Говорят, из уважения к теще. Что делать со здоровой детиной семнадцати лет, худенькая и бледная бабушка уже давно не понимала. Майор милиции посоветовала ходатайствовать в суде о том, чтобы определить Артема в специализированное ПТУ, где ему привьют дисциплину и научат работать. Как справедливо заметили полицейские, мальчишку нужно изолировать от «друзей» и поместить совсем в другое окружение. Иначе тюрьмы парню не миновать, а там – потерянные годы, загубленная жизнь. Выходили мы из квартиры с тяжелым сердцем. По крайней мере, я. Ибо для сотрудников правоохранительных органов такие встречи не в диковинку. Это их работа. Но, как позже признались «мои» полицейские, отгородиться от чужих бед сложно и приходится пропускать такую информацию через себя. Нам предстояло навестить еще две заблудшие души, а народ на улице весело отмечал День влюбленных… Кстати, в 2011 году в Приморье число ранее судимых подростков от общего количества несовершеннолетних составило 24%. Это означает, что практически каждый четвертый подросток в нашем крае является трудным. С такими детьми необходимо проводить регулярную работу, уделять должное внимание его занятости и четко контролировать образ жизни. Операция «Шанс» ориентирована на тех, кто искренне желает получить шанс на исправление, – ранее судимых подростков, в том числе вернувшихся из воспитательных колоний, несовершеннолетних, стоящих на учете в соответствующих подразделениях приморской полиции.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Полиция дает  второй «Шанс»
Полиция дает второй «Шанс»

Сотрудники правоохранительных органов Владивостока пытаются трудоустроить условно судимых подростков

С третьим ребенком помогут

Власти всех уровней озаботились поддержкой многодетных семей

Графа одели в гранит

В краевой столице после реконструкции открылся сквер имени Муравьева-Амурского

«В» предлагает заняться «Хорошим делом»

СОГЛАСИТЕСЬ, куда приятней читать на страницах газеты о людях добрых, отзывчивых и неравнодушных, чем о каких-то преступниках и многочисленных происшествиях.

Владивостокцев зовут на большую рыбалку
Владивостокцев зовут на большую рыбалку

КАК УЖЕ СООБЩАЛ «В», всероссийский фестиваль «Народная рыбалка» пройдет в воскресенье, 19 февраля, и во Владивостоке. Акция проводится под патронажем премьер-министра Российской Федерации Владимира Путина и пройдет в нескольких городах России: в Москве, Петербурге, Волгограде, Казани, Ярославле, Астрахани, Мурманске, Калининграде и Владивостоке.

Последние номера
газета
газета
газета
газета