Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Правопорядок

Дерущихся – разнять, бомжа – приютить, труп – опознать

Работа участкового не для любителей кабинетной жизни
Дерущихся – разнять, бомжа – приютить, труп – опознать
Участковый уполномоченный полиции ближе других находится к людям. Для многих он не только защитник, но еще и душевный собеседник, способный внимательно выслушать и поддержать. Участковый – это не просто сотрудник полиции, обеспечивающий закон и порядок на вверенной ему территории, но участливый, близкий, внимательный к жителям человек. Это, наверное, так должно быть. Только вот почему люди зачастую не могут достучаться до своего защитника? На этот и многие другие вопросы «В» ответит старший участковый УМВД России по г. Владивостоку Татьяна Зимнухова. – Татьяна Викторовна, что входит в обязанности участкового и с какими проблемами к нему можно обратиться? Причем не просто обратиться, а получить реальную помощь? – Изо дня в день участковые обеспечивают покой и правопорядок в каждом жилом доме, а в обязанности участкового входит практически все: это и решение бытовых вопросов граждан, и разбор ссор и жалоб соседей, и работа с несовершеннолетними, и пресечение незаконной торговли. В основе нашей работы – профилактические беседы с населением, раскрытие административно­-правовых нарушений. Участковый должен знать все о своем участке: кто где живет; кто с кем живет; кто чем занимается; у кого сколько детей, сколько денег, откуда доход, есть ли собака, кличка собаки – даже такие мелочи заносятся в паспорт на дом. Когда что­-то происходит, оперативники сразу звонят участковому – с нашей помощью преступления раскрываются намного быстрее. – А граждане почему тогда бывают недовольны? – Люди жалуются, что участкового нет в кабинете или же до него не дозвонишься. В этом есть доля правды, но только потому, что нас постоянно куда-то вызывают. Бывает, приходится отвлекаться от серьезных дел из-за сущих пустяков, но мы все равно обязаны на них реагировать. Например, соседи затопили квартиру или у того же соседа дверь открыта. Вместо того чтобы просто постучаться и спросить, в чем дело, люди вызывают участкового, чтобы он разобрался, почему соседняя дверь не закрыта. А нам приходится регистрировать обращение, писать рапорт. Или, к примеру, машина не под теми окнами стоит. Ну что мы можем? Составить протокол? Или дебоши, которые происходят очень часто. Опять же ничего сделать не можем, потому что нашим законодательством не предусмотрена ответственность за дебош. Только если шумят после десяти часов вечера, то можем привлечь к административной ответственности. Еще в наши обязанности входит выезжать к умершему человеку, проверять, умер он своей смертью или нет. Так как таких случаев очень много, мы опять же отвлекаемся от более серьезных происшествий, но это наша обязанность и мы должны ее выполнять, хотя, на мой взгляд, по этому пункту вообще должны привлекаться судмедэксперты. Еще нас постоянно путают с мировыми судьями, просят кого-то выселить, выписать, поделить наследство, хотя это вообще не наша обязанность. – Неужели все так грустно и в вашей работе не бывает забавных случаев? – Забавных полно, только нам от них не смешно. К примеру, звонок: «Я был в гостях, а тапки остались там. Но дверь мне не открывают. Разберитесь и верните мне мои тапки!». Или такое заявление: «На меня смотрят три женщины в окно. Уже третий день. А живу я на третьем этаже». Или совсем абсурдные: «У меня бегает зеленый человек по дому, заберите его». А бывает и такое: «Девушка, вы только не смейтесь, мне вставили чип в голову. Пришла бывшая жена со своим любовником и вживила его. Она хочет манипулировать моим сознанием, мне страшно. А в МЧС я звонить не буду, они меня в «дурку» отвезут». Постоянно звонит одна и та же бабушка: когда у нее образуется задолженность за телефон и механический голос в трубке сообщает ей об этом, она звонит 02 и жалуется на то, что у нее вымогают деньги. А мы должны абсолютно каждый звонок зарегистрировать, принять, проверить, отработать. – С каким контингентом работать труднее всего? – На одного участкового положено три тысячи человек населения. Но вы знаете, и двух домов гостиничного типа участковому хватит, чтобы заработаться. Хотя на меня, к примеру, приходятся пр. «Красного знамени» и Некрасовская. Работа участкового – это, как правило, тяжелый повседневный труд. Мы ведем фотоархивы недавно освободившихся, условно осужденных лиц и тех, кто склонен к совершению правонарушений. С бывшими осужденными сложно работать – они юридически подкованы, хорошие психологи, и призывать их к общественно полезному образу жизни – дело, как правило, бесполезное. Такой человек никогда не пойдет работать, скорее пойдет воровать. Из 100 процентов освободившихся всего 20 процентов встают на путь исправления. У остальных в тюрьме своя жизнь, и им там комфортно. Чаще всего приходится разрешать бытовые конфликты, когда муж или жена друг друга избивают. Рано или поздно это доведет до убийства. Задача участкового как психолога эту ситуацию предотвратить, пытаться как­-то сгладить острые углы в отношениях родственников. А вот с наркоманами разговаривать бесполезно. Они постоянно клянутся, что прекратят употреблять наркотические средства, но это ложь. А отправить их на принудительное лечение мы не имеем права. За употребление наркотиков штраф всего 1000 рублей. Поймать наркоманов, что называется, за руку очень сложно: у них разработаны целые кодовые системы для покупки и продажи зелья. Эти граждане хоть и деградируют, но ужасно хитрые, делают все, чтобы не попасться, ведь за решеткой наркотические средства уже не достанешь. – А кто решает вопросы с бомжами, облюбовавшими, например, ваш участок? – Этими людьми мы тоже занимаемся, потому как должны знать всех беспризорных граждан на своем участке. Знаем, как их зовут, снимаем отпечатки пальцев, фотографируем. Чтобы, если кого-то из них обнаружат, допустим, замерзшим, можно было сразу определить, кто же этот человек. Вообще, с этим сложно. К примеру, звонят жильцы дома, просят забрать из подъезда бомжа, так как он смущает граждан. Куда его уберешь? На улицу в 30градусный мороз? А у него ноги голые торчат из дырявых ботинок. Приходится даже самой что­-то из одежды мужа отдавать. Недавно звонит женщина, возмущается: «Нашу территорию бомжи заполонили, они себе уже лавочки строят, землянки роют. Приезжайте, разбирайтесь…. Вывезите их в лес, пусть они строят там свои землянки, что хотят, то и делают». Я объясняю, что мы ничего не можем сделать – даже если штраф выписать, ему не с чего будет платить, ведь он не работает, у него даже паспорт отсутствует. Приемника-распределителя у нас нет, вытрезвителей тоже нет, и куда этих бомжей, наркоманов и алкоголиков деть? Доходит до того, что оставляем их на входе у дежурной части – пока не протрезвеют, или их не заберут родственники. – Скажите, а преступный мир меняется или он – понятие консервативное? – К сожалению, преступность молодеет, причем буквально на глазах. В последнее время грабежи совершают дети начиная уже лет с семи. Ведь нередко дети предоставлены сами себе. Вот и идут они на улицу. А что там за развлечения? Пить, курить, воровать. Печальная тенденция. Хотя зачастую поговоришь с каким­-нибудь хулиганом и понимаешь – он очень интересный человек, просто у него есть свои соображения по поводу этой жизни. Ценности есть, например, мама – это святое. А в школе от него куча проблем. Как у нас думают: родители должны только обеспечивать, а воспитанием должна заниматься школа, хотя школа никому ничем не обязана. – Как часто участковый должен делать обход своей территории? И как найти своего участкового? – Обход совершается ежедневно. А чтобы связаться с участковым, нужно позвонить в дежурную часть своего района и спросить, где находится опорный пункт участкового, куда и когда можно прийти и написать заявление. Это будет намного действеннее, чем просто позвонить 02. Кстати, у каждого участкового есть сотовый телефон, номер которого должен быть общедоступным. – Что самое приятное в вашей работе? – Я работаю участковым уже шестой год. Конечно, иногда бывает страшно, когда, например, на тебя с ножом кидаются. Ведь только дурак не боится подобного. Но работа интересная, я ее люблю. И рада, если удалось не допустить каких­-то страшных событий, отправить кого-то на лечение, утихомирить дебоширов. У меня на душе становится хорошо, когда получается помочь людям.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

В этом номере:
Приморским предпринимателям помогут выйти на внешний рынок
Приморским предпринимателям помогут выйти на внешний рынок

Бизнесмены края ищут пути дальнейшего экономического развития региона

На дорогах построят переходы, а улицы осветят фонарями
На дорогах построят переходы, а улицы осветят фонарями

Депутаты Думы Владивостока обсудили расходы на озеленение, освещение и аварийно-восстановительный ремонт городских территорий

Требуется помещение? Аукционы открыты для всех

По словам специалистов, в ходе последних аукционов по продаже права аренды для 13 объектов из 18 предложенных нашлись арендаторы

Сервис, навязчивый и беспощадный
Сервис, навязчивый и беспощадный

Хуже спама – тонны бумаги в почтовом ящике: «уникальные предложения», кандидаты в депутаты и прочая шняга, в которой теряются квитанции на оплату, счета за услуги, важные письма…

Веселые крайности
Веселые крайности

Раньше всех в России начали смеяться кавээнщики Приморья и Калининграда

Последние номера
газета
газета
газета
газета