Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Главное

Дадим шанс Диме Тимченко!

Мальчику из приморского села требуется ваша помощь
Дадим шанс Диме Тимченко!
Всего за год жизнерадостный 13-летний пацан превратился в настоящий скелет: он умирал под «присмотром» медиков, четыре раза ставивших ему неверный диагноз. И только неравнодушие наших приморцев и помощь краевых властей, отправивших его на лечение в Москву, дали хоть какую-то надежду на жизнь. Жил в селе Веденка Дальнереченского района обыкновенный мальчишка 13 лет – Дима Тимченко. Хорошо учился, любил смеяться, гулять с друзьями, любил маму, отца и младшего брата, и жизнь улыбалась ему в ответ… А потом вдруг у Димы стала часто и сильно болеть голова. Родители отвели сына к врачу. Что за этим последовало – слабонервным лучше не читать. Лечения хватало на неделю «В середине мая 2010 года, – пишут в письме в редакцию родители Димы – Татьяна и Александр, – мы обратились в детскую поликлинику по месту жительства в Дальнереченске. Врач осмотрел ребенка и сказал, что, возможно, это усталость из-за того, что конец учебного года и ребенок переутомился, выписал таблетки. Мы пропили таблетки, на какое-то время боли стихли, ребенок мог поспать. Где-то с начала октября 2010 года, то есть через пять месяцев после пройденного «лечения», головные боли возобновились, стали ежедневными. Диме приходилось очень часто отпрашиваться с уроков из-за плохого самочувствия. Неоднократно из школы ребенка направляли в медпункт в селе Веденка, так как думали, что он просто не хочет посещать уроки. В медпункте его осматривали, измеряли температуру, давление (120/80, 130/90, 100/80), назначали препараты, чтобы нормализовать его, но улучшений не было». К головным болям прибавились боли в руках, под лопатками. Врачи к таблеткам прибавили и курс физиотерапии, после которого Диме стало еще хуже. Он ослаб, спал целыми сутками, начались проблемы со зрением, стал косить левый глаз. Медики назначили аспаркам, глицин и рибоксин, но улучшения они не принесли. В начале декабря Диму положили в больницу, из которой выписали через две недели с диагнозом «вегетососудистая дистония, астенический синдром». После лечения ему стало немного легче, но через пару недель, пишут родители мальчика, все вернулось с уже большей силой: ребенок жаловался на жуткие боли в ногах – было ощущение, что ломаются кости. И вновь страшно болела голова. После окончания зимних каникул они снова обратились за помощью к местным специалистам. Детский педиатр поставил диагноз «сколиоз 3-й степени» и направил на консультацию к ортопеду и неврологу. Невролог отправил к ортопеду, который порекомендовал лечебную гимнастику и массаж. Дальше, читатель, я не стану цитировать письмо. В нем рассказывается, как Диме Тимченко четыре раза (!) ставили неверный диагноз и четыре же раза назначали лечение, которое в итоге привело к тому, что веселый, бойкий, крепко сбитый мальчишка за год превратился в скелетик, изнывающий от боли… Мало того – Диму переводили из больницы в больницу, заставляли родителей привозить его из Веденки во Владивосток и везти обратно. Он стремительно терял зрение, попадал в реанимацию, пережил инсульт, испытывал невероятные боли. А врачи признались в своем бессилии. И тогда в ситуацию вмешались журналисты «В». Красный Крест Ольги Литвин – Узнав про Диму, мы с мужем ночь не спали, плакали, молились, – рассказывает Ольга Литвин, жительница Артема. – А утром я встала и набрала телефон Диминого отца, Александра Тимченко. Сказала, что приеду к ним в больницу, привезу деньги, сколько смогу, вкусного для мальчика. И поехала. Я, понимаете, сама через онкологию, через тяжелейшие операции прошла. И сказала Александру: если бы не люди добрые, меня бы уже и на свете не было. Когда мне было плохо, мне весь белый свет помогал – одноклассники, знакомые… И вам помогут. Нет ничего более человеческого, более правильного, чем помощь всем миром в трудной ситуации. Надо только начать. Я решила – что смогу, сделаю. Ольга Дмитриевна и оказалась тем «толчком», тем катализатором, который запустил цепочку добра, цепочку человеческого участия и помощи Диме Тимченко. Размножив на ксероксе газетную статью, она пошла к родным и знакомым, на местные – артемовские – телеканалы. И, что поразительно, нигде не встретила отказа. – Люди читали и плакали, – говорит Ольга Дмитриевна, а голос ее дрожит. – На одном из артемовских телеканалов женщины прямо тут же собрали деньги для Димы. В нашу редакцию стали звонить люди. Руководитель одной из частных клиник Владивостока в считаные дни организовал для Димы современнейшее обследование, помог точно поставить диагноз – и все это по зову сердца, совершенно бесплатно. А в Артеме в это время заработал, что называется, народный телефон. Каким-то образом Ольга Литвин оказалась в центре стихийно сложившегося «центра помощи Диме Тимченко». – Позвонила приятельница моей родственницы, – рассказывает Ольга Дмитриевна, – сказала, что ее знакомая – хороший адвокат – готова бесплатно помочь Александру составить заявления и претензии в разные инстанции. Затем позвонила еще одна приятельница, говорит: мы деньги собрали, дай номер счета. Вечером какая-то женщина звонит, незнакомая, говорит: я хочу для Димы деньги дать, вы можете забрать, у меня нет времени стоять в сберкассе. Я говорю, что не могу, а она просит. Написала я по всем правилам расписку, спустилась во двор. А там стоит машина, а в ней – совсем кнопка, молоденькая такая мамочка, ляля в люльке на заднем сиденье. Дала мне конверт – и уехала, на расписку и не посмотрела. Потом через несколько дней парень приехал, вот так же, некогда мне, говорит, в банке час торчать, а вы передадите. Мужчина позвонил, сказал: я предприниматель, мне в банке стоять некогда, куда подъехать, хочу деньги передать. Вечер был, я спустилась, он мне конверт дал, сказал: это моя десятина. И уехал. А я дома посмотрела – а там 35 тысяч! Ох, еле утра дождалась, чтобы их отправить. А девочка в Сбербанке, когда узнала, для чего деньги, плакала за кассой. Сказала, мы тоже соберем. Знаете, я всем, кому могла, рассказывала про Диму, и никто, никто не отказывался помочь. Все, кто читал статью, плакали. Муж мой Красным Крестом меня стал звать, а я ему каждый вечер говорила: если ночью помру (я инвалид), не забудь наутро деньги отправить отцу Димы. Мальчик, верь: ты поправишься! За какую-то неделю Ольга Дмитриевна и все те, кто откликнулся на призыв ее сердца, смогли сдвинуть с места громадную махину. О безобразии с лечением Димы узнали в администрации края, ситуацией занялась лично вице-губернатор Любовь Дроздова. Диме выделили квоту в ФГУ «Московский НИИ педиатрии и детской хирургии», отправили на лечение в Москву. Правда, поездка едва не сорвалась: больница, в которой лежал Дима, сообщила родителям: у госучреждения есть более важные траты, чем покупать авиабилет врачу сопровождения. Мелочь, да? Но противно. А цепочка добра уже работала: к Александру приехал какой-то отказавшийся назвать себя мужчина, отвез его в авиакассы, где оплатил билеты до Москвы и для родителей Димы, и для медика. – В аэропорту, – плачет, рассказывая, Ольга Литвин, – я впервые и увидела Диму… Приехала, когда его с семьей и этим… врачом… оформляли на рейс. Я еды наготовила им, мне еще деньги передали, все привезла… Господи! На фотографии-то в газете Дима – нормальный мальчишка, как все, это ж до болезни… А тут… Я слезами умывалась: такое только в кино про детей Африки видела. Худой, косточки сквозь кожу видны, шея торчит, бледный. Врач этот стоит – руки в брюки, час, пока все оформляли, он стену подпирал, ни разу к Диме не подошел, а когда его из «скорой», что по аэродрому Диму к самолету везла, надо было по трапу перенести, даже не попытался Александру никак помочь. А я перед посадкой в «скорую» подошла к Диме и сказала: «Мальчик мой, это тетя Оля, ты меня не знаешь, а я тебя как внука люблю… Ты только верь, что поправишься, а мы тебе поможем, ты знаешь, Дима, сколько людей за тебя молятся, сколько готовы тебе помогать! Ты только верь, а мы тебя не оставим!». И Дима заплакал… Из Москвы Александр и Татьяна Тимченко звонили Ольге Литвин в первые дни, рассказывали, что врачи центра, где Дима проходит лечение, много нелицеприятных слов высказали медику, сопровождавшему Диму. И сказали, что из-за неправильно поставленных четырех диагнозов у ребенка идет разрушение скелета. Глазные нервы атрофированы. Поставлен окончательный диагноз: нейробластома. Четвертая стадия. В остальном прогноз пока давать боятся. Деньги семье по-прежнему очень нужны – находиться в столице придется несколько месяцев, а жизнь там не копеечная… Диме начали первый курс изматывающей химотерапии, а всего их необходимо пройти более 20!! Что такое – химиотерапия, здоровому человеку лучше не знать и никогда не узнать. Пройти через это – подвиг даже для взрослого, а уж для 13-летнего... При этом – удивительно! – мальчик еще иногда улыбается… – Звонила я им в Москву, – рассказывает Ольга Литвин. – И Саша дал трубку Диме. Я себя в руки взяла, чтобы не разреветься, стала говорить: «Дима, ты же знаешь, что Господь посылает испытания только тем, кто достоин, кто самый лучший, держись, верь в хорошее, а мы за тебя все молимся, все тебе добра желаем». Стала ему что-то веселое рассказывать, уж и не помню о чем, про животных что-то… И он тихонько, тоненько засмеялся… Это уж я потом проревелась, когда трубку повесила… Сегодня совершенно ясно: лечения в России – возможно, неокончательное. Нейробластома требует оперативного вмешательства. Уже направлены запросы в Германию, в другие страны. И ясно, что деньги потребуются немалые. А потому в редакции «В» журналисты решили собрать, кто сколько может, для Димы Тимченко. Если вы тоже захотели помочь этому ребенку – вот расчетный счет. И поверьте, малой помощи не бывает… В трудную минуту любая копейка может быть кстати… Для тех, кто желает помочь Диме победить болезнь, сообщаем банковские реквизиты Александра Сергеевича Тимченко: Сбербанк России 8635/00228 Номер счет карты 40817810050007905800 Карта 676196000032598246 Для перевода при себе необходимо иметь паспорт. Контактный телефон: 8-914-706-31-44, городской во Владивостоке: 2-763-144

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Детские сады Минобороны теперь принадлежат Владивостоку

Напомним, пять детских садов Минобороны должно было передать в собственность Владивостока еще в сентябре этого года. Однако процесс затянулся, поскольку ведомство не издавало документ, согласно которому администрация могла бы принять сады в городскую собственность

У природы нет плохого меда
У природы нет плохого меда

Пчеловоды со всей России слетелись во Владивосток

Лагута Третий: заезд нормальный!
Лагута Третий: заезд нормальный!

По мнению главного тренера «Востока» Игоря Столярова, со временем юный гонщик сможет пробиться в основной состав

А теперь зимняя спячка?
А теперь зимняя спячка?

В чемпионате России наступил перерыв до весны 2012 года

Незавершенных процессов быть не должно
Незавершенных процессов быть не должно

Нынешние депутаты приморского парламента оставят своим преемникам утвержденные законы

Последние номера
газета
газета
газета
газета