Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Политика

Сергей Беляев: Мы не стараемся нагнетать обстановку

Движение “Наше Приморье” было официально зарегистрировано минувшей осенью. Журналист “В” Андрей ХОЛЕНКО задал несколько вопросов председателю совета этого движения Сергею БЕЛЯЕВУ:

Движение “Наше Приморье” было официально зарегистрировано минувшей осенью. Журналист “В” Андрей ХОЛЕНКО задал несколько вопросов председателю совета этого движения Сергею БЕЛЯЕВУ:

- Как возникла идея создания движения?

- Идея создания движения “Наше Приморье” возникла во время горячих споров по поводу демаркации российско-китайской границы. Несколько жителей Приморья - директор института географии Петр Бакланов, ученый-историк Борис Ткаченко, вице-президент фирмы “Ролиз” Алексей Буяков и некоторые другие – на одной из встреч решили помочь тем дальневосточным регионам, по территории которых проходила демаркация, и с этой целью создали инициативную группу.

Действия наши были таковы. В местной прессе мы опубликовали несколько статей исторического плана и выпустили несколько разовых газет с освещением этого вопроса. Отправили материалы в Госдуму, в Совет федерации, в администрацию президента. Установили контакт с Валерием Розовым, который занимался демаркацией. Он тоже был сторонником наших взглядов – что МИД России наплевательски относится к нашим интересам.

И вообще это одна из отправных точек нашего движения – из Москвы не видят проблемы регионов и решают их отнюдь не в наших интересах. То есть мы для них – окраина. Хотя Приморский край – это не окраина России, а ее начало.

- Но после того, как острота проблемы демаркации была снята – при вашем содействии и активном участии губернатора, – можно было бы движение и свернуть. Однако вы его оформили юридически. Зачем?

- Определенная задача была решена, но всем ясно, что у нас многие вопросы решаются не так, как мы хотим. Не секрет, что население страны тоже отнюдь не полностью поддерживает решения правительства и ту линию реформ, которую оно проводит. Мы очень часто видим, что многие вопросы можно и нужно решить по-другому – более просто, более логично и в интересах населения.

- Например?

- Все вопросы упираются в вопросы экономики. У нас Чубайс, Черномырдин и сам Ельцин часто заявляют, что самая главная заслуга – это то, что в России появился рынок ценных бумаг. Но народу в первую очередь нужен рынок экономики и рынок товаров. Его больше интересует вопрос занятости, вопрос обеспечения людей. И тут мы тоже увидели ряд вопросов, которые должны решаться на уровне правительства, на уровне государства и затрагивать в первую очередь наши интересы.

Третий вопрос, который заставил нас не распасться, а оформиться в движение – это отношение центра конкретно к Приморью. Мы не согласны с тем, как нас оценивают, а оценивают нас по губернатору. Губернатор занял некоторую позицию в определенных вопросах – кстати, в наших же интересах, поссорился с некоторыми кругами в Москве по этой причине…

-… с тем же Чубайсом…

-…с Чубайсом в первую очередь, и в результате теперь все Приморье оценивается по действиям губернатора. Но Приморье – это не только Наздратенко, это еще 2,5 миллиона людей, которые здесь живут. Допустим, лично меня очень задело, когда в одной из московских телепрограмм было сказано, что в Приморье в 1996-97 годах было около 180 школьников-медалистов. Откуда, мол, в Приморье столько умных? Вот это-то меня и задело: а почему считается, что в Москве умные, а у нас дураки? У нас такие же люди, такое же образование, а что касается широты взглядов, то приморцы многим москвичам еще и фору дадут. Почему там – в Москве - считают, что они видят лучше наши интересы здесь?

Все это и заставило нашу инициативную группу оформиться в организацию, и 6 октября прошлого года в управлении юстиции администрации края движение “Наше Приморье” было официально зарегистрировано.

- Насколько известно, поначалу речь шла о создании партии “Приморье”.

- Перед нами стоят какие вопросы? Вопросы интересов жителей Приморья. Поэтому мы выбрали такую форму, как движение. У нас нет фиксированного членства, как в партии. Зато статус нашей организации позволяет взаимодействовать со всеми партиями и политическими движениями. Мы не ставим узких политических целей, мы не заявляем о создании Дальневосточной республики – хватит, и так подробили великую страну.

- Что для вас является критерием того, можно ли сотрудничать с той или иной партией?

- Улучшение жизни людей, укрепление авторитета края, государства. И с теми партиями, которые направляют свою деятельность на эти цели, мы готовы сотрудничать.

Например, минувшей осенью было организовано приморское отделение партии Льва Рохлина – в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки. Мы присутствовали на учредительной конференции, определили те вопросы, по которым готовы сотрудничать и предложить помощь. У нас сильные авиационные и судоремонтные заводы, которые сегодня попросту брошены правительством. Они не только являются градообразующими, но настолько привязаны к военно-промышленному комплексу, что конверсировать их экономически не выгодно. Выгодно поддержать в том виде, в котором они существуют. Естественно, мы это поддерживаем, потому что знаем, как живут большекаменцы и арсеньевцы. А нужна-то им небольшая государственная программа поддержки производства…

- Для решения такого рода проблем одной лишь опоры на общественное мнение недостаточно. Гораздо более результативной была бы опора на органы исполнительной и законодательной власти. Успели ли вы уже привлечь в участники движения реальных политиков?

- Нет. Но мы ставим вопрос таким образом, чтобы к нам шли те люди, которые понимают, как строить нашу жизнь в Приморье и вообще в России. Наше движение небольшое пока, и мы не ставим цели сделать его массовым. Мы считаем, что необходимо людей подключать по мере реализации каких-то программ. И не надо нам создавать больших административных структур. Во-первых, мы не имеем еще стабильной экономической поддержки – нас в основном поддерживают пока морально. Единственная фирма, которая нас поддерживает финансово, – это фирма “Ролиз” в лице Алексея Буякова. А в основном у нас представители науки, юристы, которые умеют грамотно формулировать вопрос, разработать стратегию и предложить людям для обсуждения. И если люди согласны с предлагаемым решением, то мы направляем его в органы государственной власти: в первую очередь – в краевую администрацию, затем – в правительство, в Госдуму.

- В настоящий момент чем вы занимаетесь?

- Во-первых, мы планируем провести анализ экономической и политической ситуации в крае. Во-вторых, мы сейчас хотим посмотреть, каковы будут первые шаги и планы вновь избранной думы Приморского края. И если ее деятельность будет совпадать с задачами движения, то мы будем поддерживать ее своими инициативами.

И еще одна цель движения. Существует антикризисный комитет, организованный профессором Турмовым на базе технического университета, у которого есть много хороших разработок. Мы хотим контакта с ними. Кстати, одна из идей, разработанных этой общественной организацией, – решение энергетического кризиса за счет использования подземных АЭС и газовых электростанций.

Надо определить круг задач, которые в первую очередь необходимо и возможно решить в условиях нашей экономики, а затем привлекать к ним внимание и требовать решения.

- Что бы вы внесли в список первоочередных проблем, которые нужно решить в Приморье?

- Прежде всего - топливно-энергетические. Кстати, топливно-энергетический кризис зародился на западе страны – в Донбассе, потом пошел гулять по России – Воркута, Кузбасс, Сибирь, и только в Приморье начал потихоньку разрешаться. Действия шахтеров и губернатора, неоднократные приезды в Приморье высоких комиссий дали толчок решению проблемы. И теперь надо, чтобы этот вопрос был не похоронен, а окончательно решен.

Далее – транспортная проблема. Морской и железнодорожный транспорт у нас должны быть жестко связаны, ибо только эта связка обеспечит нормальную деятельность Приморья. Я считаю необходимым еще больше снизить железнодорожные, а возможно, и морские тарифы.

Третий вопрос: до сих пор не решена проблема свободной экономической зоны. Это та цель, которая реально выполнима, которая требует наименьших капиталовложений, наиболее привлекательна, но до сих пор еще официально не оформлена. Вопрос застрял в верхах...

- И как его решить: может быть, следует кому-то заплатить?

- Нужно принять закон о свободной экономической зоне. У нас много вопросов, которые просто завязли в рутине, которые надо поднимать, рассматривать и, просто говоря, - толкать.

- Предполагаете ли вы заниматься такими проблемами, как, скажем, обеспечение жителей города Владивостока питьевой водой?

- Это узкая проблема, которая находится в компетенции мэрии. В крайнем случае – краевой администрации. У нас нет структуры, которая бы научно разработала эти конкретные проекты. Мы ведь берем проекты ученых и организаций, рассматриваем их с точки полезности для края и для людей. Если мы считаем, что они приемлемы и экономически выгодны, то мы ставим вопрос о том, чтобы они решались. Вот наша основная задача.

- Не кажется ли вам, что движение “Наше Приморье” является региональным вариантом движения “Наш дом - Россия” либо его приморским филиалом? Если “Наш дом - Россия” поддерживает политику российского правительства и его премьера, то удел “Нашего Приморья” – поддерживать краевую администрацию и губернатора.

- Дело в том, что мы не имеем никакой связи с движением “Наш дом - Россия”. И у нас есть одно принципиальное несогласие с ними: они поддерживают действия правительства в любом варианте, мы же поддерживаем только то, что идет на благо Приморского края и России в целом. Поэтому мы и согласны контактировать со всеми организациями только в той части, которая отвечает нашим задачам. У нас очень много общего с движением Лебедя, который проводит, как он сам выражается, “политику здравого смысла”. Все, что здраво, все, что делается со смыслом, мы будем поддерживать.

- Кроме Лебедя кто еще из нынешних политиков лично вам симпатичен?

- Это уже личные пристрастия… Мне многое нравится – особенно, что касается оборонной промышленности, – у Рохлина. У Явлинского есть интересные идеи, но он сам себе мешает: задачи партии он ставит таким высокопарным языком, что его многие не понимают.

Мы не согласны с тем планом реформ, который проводит Чубайс. Черномырдин несколько сглаживает это, но все равно реформы явно идут не в ту сторону. Мы не согласны с тем, как оценивает положение в стране Ельцин, особенно в последнее время. Они явно не видят проблем, явно переоценивают свои заслуги. Ряд действий правительства и президентской администрации дают сиюминутный эффект, но закладывают большие проблемы на будущее. Пример - внешние займы, которые проедаются и не пускаются на экономику. Мы обкрадываем будущее поколение, своих детей. Это тоже нас не устраивает.

- Чем вы, Сергей Петрович, занимались до того, как возглавили совет движения “Наше Приморье”?

- После окончания в 1976 году ТОВВМУ я служил в соединении подводных кораблей. Затем - в ДВВИМУ (Дальневосточной морской академии). Исполнял обязанности командира роты. В 1995 году я уволился в запас в звании капитана 3-го ранга. Полтора года работал в фирме, затем в 1997 году окончил курсы переподготовки офицеров запаса, которые проводятся на базе технического университета на деньги английского фонда. Кстати, очень нужное дело – позволяет освежить многие знания. По окончании курсов я познакомился с инициативной группой. Все они – люди, занимающиеся определенной деятельностью, и для решения организационных и административных вопросов нужен был человек, который бы разделял взгляды движения и был при этом свободен. Я изъявил желание вступить в движение, потому что эти вопросы меня волновали, а впоследствии на учредительном совете движения мне предложили его возглавить. Я согласился.

- Какова организационная структура движения?

- У нас существует совет и несколько первичных организаций: в Спасске-Дальнем, в Хасанском районе, во Владивостоке. Мы не ставим целью стать массовым движением – это задача партии: чем больше членов, тем лучше материальное положение партии. Мы ставим целью иметь грамотную голову движения. А непосредственно исполнители подключаются, когда решаются определенные вопросы.

- Предполагаете ли вы участвовать в политической жизни края – в выборах, например?

- Мы имеем определенные ограничения на эту деятельность: до апреля мы не имеем права создавать штабы, блоки по выборам в местные органы власти и до октября – в государственные. На выборах в краевую думу мы работали с определенными кандидатами.

- И ваши кандидаты прошли в состав думы?

- Некоторые прошли. Например, Валерий Розов – ему оказывала помощь наша Хасанская организация. Спасская организация оказывала помощь (разумеется, моральную, в материальной мы сами нуждаемся) на выборах Владимиру Игнатенко – он тоже прошел.

- Вы уже начали сотрудничать с новым составом краевой думы?

- Мы пока с этим не спешим. Пусть дума решит свои организационные вопросы и определит план своей работы. Мы сейчас ставим перед собой задачу провести анализ экономического и политического положения в крае, проанализировать действия краевой администрации, мэрии Владивостока, тем более, что скоро будут выборы мэра. Мы пока не имеем права организовывать на выборах свой блок, но если будет кандидат, программа которого совпадает с нашими задачами, то мы его будем поддерживать.

То есть мы не стараемся нагнетать обстановку, нам нужна спокойная работа на благо Приморья.

В этом номере:
Экономический совет обсудил перспективы СЭЗ во Владивостоке

На прошлой неделе в мэрии Владивостока состоялось очередное заседание экономического совета, в который входят руководители крупнейших предприятий города. На повестке дня стояли вопросы создания во Владивостоке свободной экономической зоны и реанимирования городских предприятий машиностроительного комплекса.

Ярославский ГОК - через тернии к возобновлению производства

В канун Нового года над поселком Ярославским задымила труба местного горно-обогатительного комбината. ГОК вновь заработал после продолжительного перерыва, в течение которого руководство предприятия и власти Хорольского района вели активную работу за возобновление деятельности крупнейшего в России поставщика сырья для производства алюминия - плавикошпатового концентрата. Предприятие пережило финансовый кризис и “получило” внешнее управление. Однако, несмотря на проблемы и значительные убытки, руководство комбината надеется выполнить обязательства перед заказчиками и выпустить в 1998 году 200 тысяч тонн продукции.

Компьютер бухгалтера не заменит

- “Почему вы покупаете программу “1С?”- “Потому, что если она есть, то бухгалтер будет не нужен...”Этот типичный разговор, состоявшийся с одним из директоров, хорошо показывает уровень знаний как бухгалтеров, так и многих руководителей предприятий по проблеме автоматизации бухгалтерского учета. Между тем компьютер не заменяет бухгалтера, а лишь облегчает его работу.

Отозваны лицензии у “Уссурийского Агропромбанка”

С 16 января 1998 года Банк России отозвал лицензии на осуществление банковских операций в рублях и иностранной валюте у акционерного коммерческого банка “Уссурийский Агропромбанк”. Незадолго до этого аналогичных лицензий лишился “Лесозаводскбанк”.

После отдыха на службу

Вчера около 40 сотрудников отдельной роты патрульно-постовой службы и госавтоинспекции УВД края завершили недельный курс адаптации к мирной жизни в реабилитационном центре на бухте Лазурной и вышли на работу.

Последние номера