Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Парк культуры

Он не играет принцев...

Впервые порог театра Владимир Сергияков перешагнул, когда ему был 21 год. Солдатиков привели посмотреть спектакль...
Он не играет принцев...
– Помню, – улыбается народный артист России Владимир Сергияков, – сильное впечатление на меня спектакли (а это были «Трибунал» Макаренко и «Однажды в новогоднюю ночь» Рязанова и Брагинского) не произвели. Понравилось, да, но тогда театр меня не захватил… Много позже, когда пути-дороги привели молодого человека во Владивосток, где он сначала пришел «в свободное время поиграть» в народный театр, а уж потом поступил в институт искусств, театр захватил, покорил его раз и навсегда… – Сначала понравилась атмосфера, – улыбается Владимир Николаевич. – Это было нечто отличное от политехнического института, где я пытался учиться, от училища технического, которое я окончил в Тольятти… Люди другие – вот что меня сначала зацепило. Потом я попал на спектакль «Неравный брак» в театр имени Горького, где играли два великих мастера: Андрей Присяжнюк и Евгений Шальников. И вот это меня потрясло! Вот примерно тогда я и понял, что назад для меня дороги нет. А потом попал в спектакль «Пять вечеров»… Играл я тогда Славку… – И эта роль наверняка навсегда осталась в вашей душе… – Все роли остаются. Вообще-­то от них надо освобождаться – от сыгранных ролей, героев, чтобы не повторяться. Если артист повторяется, из роли в роль делает одно и то же… Это не для меня. И играть что-­то одно постоянно я бы не смог. Вот недавно во время работы в США меня познакомили с артистом, который уже 40 лет играет только короля Лира. Я подумал, что мне бы это было неинтересно, даже если бы каждый спектакль был бы шедевром… Всю жизнь – одна роль, представляете? Ведь срастаешься с героем, когда выходишь на сцену, потому и нужно с ними расставаться… Да, я могу вспомнить, если захочу, любую из своих ролей, может, не наизусть, но помню… Иногда возвращаюсь в памяти к какой­-то роли, думаю: сыграл бы сейчас иначе? И чаще всего прихожу к мысли, что нет, не сыграл бы… А памятные роли… Какие-то могу назвать… «Пять вечеров» по Володину. Это не может забыться никогда, со мной работали такие мастера, как Анатолий Бугреев, Татьяна Данильченко… В Комсомольске-­на-Амуре был спектакль «И дольше века длится день» по Чингизу Айтматову, я работал там «от автора», но это был мощный, потрясающий спектакль, он во мне многое перевернул… По возвращении во Владивосток мы сделали спектакль «Песнь песней» по произведениям русских и советских классиков. Это была большая, достойная работа. А «Свадьба Кречинского», в которой мне досталась – меня распределили – роль Кречинского? Я говорил режиссеру: ты посмотри, какой из меня Кречинский, он же не крестьянин, землю не пахал, а внешность у меня какая? Мне ни разу не досталась роль принца, только Вани­дурака… Нет, говорит режиссер, ты подходишь… Вот эта роль была мукой, в нее надо было войти… «Поминальная молитва», конечно… Как трудно давалась эта работа! «Месяц в деревне»… «Шут Балакирев»… Да перечислять можно долго, очень долго… Спектакли многие закладываются в память так, что уже прошло 40 лет, а я могу пройти его от начала до конца… – Владимир Николаевич, в вас что­-то изменилось, когда вы получили подтверждение: вы – народный артист? – Нет, не думаю… Я прожил большую часть жизни – что во мне может измениться? Вообще человек, когда у него уже сложились характер, привычки, практически не меняется, измениться могут обстоятельства, его окружающие, отношения, сам же человек остается таким же, каким сформировался в детстве. Изменить могут сильные потрясения… А что дает звание… Не то чтобы понимание «признали твою работу» – в театре работает множество талантливых артистов без звания… Это, скорее, аванс, констатация того, что ты еще нужен. – Вы недовольны собой? – Конечно! Нельзя дойти до какого-то уровня и в нем законсервироваться, одно и то же эксплуатировать… Остановился – значит пропал. Идти и идти вперед. Да, уже не семимильными шагами, но все равно. Работать на холостом ходу самому себе неинтересно, потом становишься неинтересен публике – и все, привет… – Вы стали мэтром – официально во всяком случае, вы преподаете в академии искусств, нравится ли вам сегодняшняя молодежь? – Молодежь не может не нравиться! Они другие, конечно, нам кажется, что мы были совсем другими, с другими идеалами… В какой­-то степени – да, но мы были такими же: безалаберными, молодыми… Да, они чего-то пока не понимают, но поймут, обязательно поймут! И разберутся в том, что такое театр и что это за профессия – актер. Молодежь у нас хорошая! – Научить быть актером невозможно? – Не совсем так… Мы стараемся найти актеров… Когда набираем курс, смотрим, у кого есть склонность… А дальше начинается введение в профессию, актерские техники. Главное – выработать у студента отношение к профессии. Талант нельзя создать, он от Бога, с ним рождаются. Но большие таланты – редкость, а гениев вообще очень мало. Однако актер может не иметь большого таланта, но если он овладеет профессией, то будет крепким, хорошим профессионалом, а это очень важно, без таких людей театру нельзя. Если талант не будут окружать профессионалы, он зачахнет, не выдержит… Крепкий профессиональный актер, преданный своей профессии, – это очень хорошо… – Расскажите о своей работе в кино. Вы ведь трижды снимались… – Да, в «Дерсу Узала», потом в эпизоде в «Сыщиках», мы как раз в Москве были, и Сергей Степанченко сказал: хочешь развлечься? А теперь вот получилась работа над комедией «После дождичка в четверг» у Владимира Лешакова. Должен сказать, что опыта­то работы в кино у меня никакого… Да, я сыграл эпизод (и указан в титрах: казак Марченко – Владимир Сергияков, это греет душу) в «Дерсу Узала», но всерьез считать это кинематографическим опытом… У меня не было, по сути, игровых моментов, один крупный план… Тем более что Куросава ставил три камеры и на камеру играть было бессмысленно… А здесь все было иначе, всерьез и интересно. Поработал бы еще в кино. А почему нет? Ведь главное в творчестве – не предавать себя и не останавливаться.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Шиномонтаж по-приморски
Шиномонтаж по-приморски

В Приморье тормознули претендента на выход в премьер-лигу

С ведущими спортсменами Приморья встретился сам Фетисов

Кроме вопросов финансирования, изменения коснутся и самого принципа подготовки спортсменов

Мэрия – горожанам: утилизируй это!

Сдать свои колеса на переработку могут и частные лица

Во Владивостоке уже готовят хоккейные коробки

Содержание сооружений предусмотрено в муниципальном бюджете

В крае наблюдается легкое подорожание продуктов питания

Продолжают расти цены на пшено, которое подорожало с начала года в 1,7 раза

Последние номера
газета
газета
газета
газета