Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Исторический клуб

Надо было поездом...

Авиационные катастрофы и прежде уносили спортивные команды
Надо было поездом...
В истории отечественного спорта авиационные катастрофы, включая случившуюся 7 сентября в Ярославле, происходили трижды. В январе 1950 года 7-го числа (дата какая-то роковая!) при посадке в аэропорту Кольцово под Свердловском (ныне – Екатеринбург) разбился самолет с хоккейной командой ВВС на борту. Погибли спортсмены, обслуживающий персонал, члены экипажа, всего – 19 человек. Более 60 лет миновало со времени трагедии, написаны обстоятельные исследования, все вроде бы изучено и разобрано, а в среде спортивной общественности до сих пор не утихают толки, выдвигаются все новые и новые версии. И немудрено. В советское время у нас ничего не взрывалось, не разбивалось, не тонуло – страна уверенной поступью шагала к светлому будущему, а посему по определению не могло быть тех же авиационных катастроф. Это у них – в загнивающем капитализме то и дело всякие ЧП. Так, в 1949 году в Италии разбивается в полном составе знаменитая команда «Торино» во главе со звездой мирового класса Валентино Маццолла (спустя 14 лет его сын Сандро окажется бессилен забить Льву Яшину пенальти в матче чемпионата Европы Италия – СССР. – Прим. авт.). В 1958 году в Мюнхене потерпит катастрофу английский лайнер с футболистами «Манчестера Юнайтед», чудом выживут несколько человек, в том числе и легенда английского футбола Бобби Чарльтон. Об этих происшествиях у нас писали много и подробно, о своей же трагедии – лишь сарафанное радио, да и то с оглядкой – могли ведь и привлечь за распространение «злонамеренных» слухов… В общем, у них – да, у нас – нет!.. Генерал Сталин не при делах? Многие годы народная молва упорно связывала гибель хоккейной команды с именем ее покровителя, командующего Военно­воздушными силами Московского военного округа генерала Василия Сталина. Дескать, вместо того чтобы хоккеисты ехали на игры поездом, дал добро на следование самолетом из авиаотряда особого назначения, в круг обслуживаемых лиц которым спортсмены никак не могли входить. Все это действительно имело место. И широкий жест командующего, и метеоусловия, которые оставляли желать лучшего. Но только совсем недавно стали известны более или менее достоверные обстоятельства. К трагедии привела, как это чаще всего и бывает, не чья-то отдельно взятая злая воля, а ряд случайных, на первый взгляд малозначащих событий, которые выстроятся в такую цепь, что потянут так, что мало не покажется… Незадолго до Нового, 1950 года в Москве игрался матч чемпионата СССР между столичными командами «Динамо» и ВВС. Оба коллектива претендовали на лидерство, их всячески опекали «отцы-наставники»: «Динамо» – Лаврентий Берия, ВВС – генерал Василий Сталин. Динамовцы выиграли, и, уходя в раздевалку, тренер летчиков Матвей Гольдин поздравил форварда «белоголубых» и, к слову, своего друга Василия Трофимова с отличной игрой. Сталину донесли, что, дескать, радуются успеху соперников. Тренер тут же был уволен, и вместо него был взят молодой специалист Борис Бочарников. Человек горячий, энергичный, безмерно любящий хоккей, он с первых шагов решил взять, что называется, быка за рога. Для начала предложил своему шефу на выездные матчи в Челябинск и Свердловск отправляться не поездом, как обычно, а самолетом. Добро было получено. Летели на лендлизовском американском «Дугласе» («Си­47»). Это был один из самых надежных воздушных перевозчиков того времени. Когда в 1943 году Иосиф Сталин собирался на тройственную конференцию в Тегеран, встал вопрос: как добираться? Ехать поездом – слишком долго, нельзя оставлять без присмотра войну. Но Верховный панически боялся самолетов. Ситуацию разрулил командующий авиацией дальнего действия генерал Голованов, убедивший вождя лететь на «Си­47», кстати, произведении русского авиаконструктора Игоря Сикорского, отсюда и название «Си»… Команда улетела, но не вся. По разным причинам остались в Москве несколько ведущих хоккеистов. Нападающий Виктор Шувалов недавно перешел в команду ВВС из Челябинска, а посему выступление против бывших одноклубников грозило болельщицкой обструкцией. Капитан команды, защитник Александр Виноградов имел дисквалификацию, молодой игрок и знаменитый впоследствии советский тренер Виктор Тихонов числился дублером, и его было решено не привлекать. Наконец, Всеволод Бобров… Легенда советского хоккея, впрочем, и футбола тоже, просто проспал и догонял улетевших товарищей поездом, пока во время остановки в Куйбышеве его не вызвали в комендатуру и не сообщили о случившемся. Вылетевший из Москвы самолет не смог сесть в Челябинске – из-за резко ухудшившихся метеоусловий пришлось делать промежуточную остановку в Казани. Из столицы Татарстана до Челябинска рукой подать, и команда в случае отправки поездом заблаговременно успевала не только на игру, но и имела бы время для тренировок. Но Бочарникову хотелось использовать представившийся воздушный шанс по максимуму, и он из Казани, связавшись по телефону с шефом, упросил еще раз дать добро на полет… Челябинск по-любому не принимал, пришлось следовать в Свердловск. Над аэропортом Кольцово скопилось несколько самолетов – весь средний Урал был в пурге. Экипаж несколько раз заходил на посадку, но все тщетно, видимость – почти нулевая. На беду экипажа, рядом с Кольцово находился военный аэродром Арамиль, имевший свой радио-привод с частотами, близкими к частотам аэродрома Кольцово, и с близким курсом захода на посадку. На него-то по ошибке и настроился штурман «Дугласа» майор Зотов… Экипаж нервничал, это заметили пассажиры и бросились в хвостовую часть (бытует мнение, что, находясь в хвосте, вероятность спасения повышается, но, как считают специалисты, это не более чем желаемое за действительное), что, в свою очередь, привело к нарушению управления бортом. Самолет на большой скорости врезался в землю сразу за взлетной полосой. Ничего не случилось? Василий Сталин сразу понял, какую оплошность допустил, согласившись на увещевания нового тренера, и принял все возможные меры, чтобы если и не спрятать концы в воду, то хотя бы приглушить резонанс. Немедленно были вызваны оставшиеся в живых игроки. К ним привлекли резервистов, и последовала команда – как ни в чем не бывало выходить на лед в Челябинске. Матч был выигран летчиками со счетом 8:3, по стране поползли слухи, что никакой катастрофы не было. Своего апогея ажиотаж достиг, когда команда вернулась в Москву – ждал очередной матч чемпионата страны. Диктор по стадиону объявляет состав: Бобров…, Виноградов…, Шувалов…, Жибуртович…, Моисеев… Народ в недоумении – ведь погибли! Это сегодня мы знаем и про крепкий сон Боброва, и про этические соображения Шувалова, а тогда все было окутано завесой таинственности, в печати – ни слова! Что касается Жибуртовича и Моисеева, то тут вообще трагикомедия. Мало кто из присутствовавших на стадионе обратил внимание, что игроки назывались только по фамилиям, без имен. Оказывается, в команду был включен Павел Жибуртович, брат погибшего Юрия. Анатолий Моисеев оказался однофамильцем погибшего Александра Моисеева... Только спустя 19 лет на страницах газеты «Советский спорт» впервые было рассказано о свердловской трагедии. Гибель «Пахтакора» 11 августа 1979 года произошла одна из самых страшных катастроф в истории отечественной авиации. В небе над Украиной на высоте 8400 метров столкнулись два пассажирских самолета «Ту­134». Погибли 178 человек, в том числе и футболисты команды «Пахтакор», направлявшиеся из столицы Узбекистана в Минск на матч чемпионата СССР с местным «Динамо»… Скрыть исчезновение футбольной команды было невозможно, и в центральных СМИ появились предельно краткие сообщения типа: «В результате авиационной катастрофы погибли спортсмены футбольной команды «Пахтакор» (Ташкент)». И все! Потребовалось не менее десяти лет, чтобы страна узнала подробности случившегося. Причиной рокового столкновения стали вопиющие нарушения, допущенные диспетчерами аэропорта украинского города Днепродзержинска. Расследуя обстоятельства, специальная правительственная комиссия выявила такой букет огрехов, что стоит только удивляться, что ничего подобного не случилось раньше. Спустя годы, уже в новейшее время, предпринимались попытки пересмотреть выводы комиссии и даже снять вину с осужденных диспетчеров… Та трагедия в небе над Украиной болью отозвалась в Приморье. В числе погибших был и воспитанник приморского футбола, один из сильнейших защитников в истории «Луча» Юрий Загуменных. В памяти остался восходящей звездой футбола Сложным, извилистым был его спортивный путь. Рано раскрылся яркий талант – в 18 лет был включен в основной состав команды, получившей право выступать во второй группе класса «А» (по-нынешнему – первом дивизионе). В 23 года приглашается в ленинградский «Зенит», по итогам премьерного сезона включается в символическую сборную 11 самых талантливых молодых игроков Советского Союза, на горизонте уже маячила главная команда страны. И вдруг – тяжелейшая травма, инвалидная коляска, расставание с командой. Но Юрий не сдался, стал заниматься по системе Валентина Дикуля. И вернулся-таки в футбол! Но играть в команде мастеров?.. И здесь руку протянул его бывший наставник Александр Кочетков, когда­-то приметивший упорного юнца во Владивостоке и давший ему путевку в большой футбол. К тому времени Александр Петрович уже слыл известным на всю страну специалистом, в 1976 году был приглашен главным тренером в ташкентский «Пахтакор», выступавший в высшей советской лиге. Юрий возродился, словно та мифическая птица феникс. Длительные тренировки в сочетании с целым комплексом восстановительных процедур позволили вернуться в большой футбол. И Юрий так заиграл, что спохватились в «Зените», стали звать обратно. Но он отказался – не мог подвести своего наставника. В тренерской судьбе Кочеткова, однако, пошли не лучшие времена, и за несколько месяцев до катастрофы ему пришлось уступить место другому известному специалисту тех лет – украинцу Олегу Базилевичу. Перед самым вылетом в Минск Базилевич по какой­-то надобности остался дома, а с командой полетел второй тренер. Так Базилевич остался жив. В той катастрофе погибла команда, которая, по общему мнению, в ближайшие годы могла выдвинуться в число лучших коллективов Союза. В ее составе блистали такие мастера, как форвард сборной СССР Владимир Федоров, считавшийся наряду с киевлянами Олегом Блохиным и Владимиром Онищенко самым ярким нападающим высшей лиги, капитан олимпийской сборной СССР Михаил Ан, Владимир Макаров, Юрий Загуменных и другие… Были предприняты масштабные меры по возрождению «Пахтакора». Из всех команд высшей лиги в Ташкент делегировались по одному футболисту. Команде была установлена классификационная льгота – независимо от занятого места «Пахтакор» в течение трех лет не мог покинуть высшую лигу. Меры, повторяем, были основательные, но прежнего уровня «Пахтакор» больше так и не достиг. Недавно в Москве вышла книга, автор – ныне здравствующий заслуженный тренер двух советских республик – РСФСР и Узбекистана Александр Кочетков немало места уделил своей работе в «Пахтакоре», считая, что это были лучшие годы в его тренерской карьере. До сих пор, пишет ветеран, щемит сердце, что нет с нами Володи Федорова, Сережи Покатилова, Виктора Чуркина, Равиля Агишева, Миши Ана, Юры Загуменных и их товарищей…

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Бригадиру Ришко» пора на пенсию
«Бригадиру Ришко» пора на пенсию

На прибрежных пассажирских линиях Владивостока появятся современные суда

Да будет газ!
Да будет газ!

Первый котел на Владивостокской ТЭЦ-2 начал работать на голубом топливе

Думе Уссурийска – 100 лет!
Думе Уссурийска – 100 лет!

Среди проблем, которыми занимаются депутаты Думы Уссурийского городского округа, нет ни одной, которая решалась бы без участия общественных организаций

Вкус японской осени
Вкус японской осени

Груши из префектуры Тоттори вновь во Владивостоке

Труба ВСТО дотянулась до Японского моря

Пусконаладочные работы на ВСТО2 планируется завершить во второй половине 2012 года

Последние номера
газета
газета
газета