Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Исторический клуб

«Аллея «МиГов» в Стране утренней свежести

или О том, как Советский Союз догонял Америку в авиации
«Аллея «МиГов» в Стране утренней свежести
Наверное, многим известен термин «Аллея «МиГов». Так называется популярная компьютерная видеоигра, точнее, несколько ее модификаций. Но далеко не всем известно происхождение самого термина, и уж совсем немногие представляют масштабы и подлинную историю истинной «Аллеи «МиГов». Термин этот возник в начале 50х годов в ходе Корейской войны и был придуман американскими летчиками, которые так назвали северозападную часть Корейской НародноДемократической Республики вдоль южного берега реки Ялуцзян. Этот район находился под контролем советских летчиков и в ходе трехлетней войны многократно становился ареной ожесточенных воздушных сражений, в которых то и дело сходились новейшие американские и советские реактивные истребители: с их стороны – «F86» («Сейбр»), с нашей – «МиГ15». Русский Ли с корейцем – братья навек! Здесь, однако, нужно сделать одно небольшое, но весьма существенное уточнение. Строго говоря, нашей, то есть советской, стороны там не было и не должно было быть. Воевали китайские и корейские летчики, летавшие на самолетах, предоставленных юговосточным соседям в порядке интернациональной помощи. Но чтобы советские пилоты... Этого, выражаясь языком классика, не могло быть потому, что не могло быть никогда. Внешне, повторимся, все было закамуфлировано по высшему классу: на самолетах не стояло никаких опознавательных знаков, говорящих о принадлежности СССР. Наоборот, машины были разукрашены под восточную символику. Пилоты носили имена Ли Си­цын, Сунь Янггин и т.д. Радиопереговоры велись либо на корейском, либо на китайском языках, а каждый летчик имел при себе соответствующий разговорник из наиболее употребляемых слов. Правда, как свидетельствуют записи переговоров, эти термины сплошь и рядом почемуто сопровождались краткими, емкими выражениями на русском языке… Впрочем, весь этот камуфляж если и имел какое­то практическое значение, то разве что для политработников, докладывавших наверх: меры по соблюдению секретности приняты, враг введен в заблуждение. В боевой обстановке, когда решали секунды, а то и доли секунд, было не до разговорников… Американцы прекрасно догадывались, с кем имеют дело, но, в свою очередь, делали вполне серьезный вид, что действительно сражаются с ли сицынами, не помнящими истинного своего родства… Охота на «Сейбров» Пожалуй, одним из самых захватывающих событий войны стала история с захватом «Сейбра». По ряду характеристик новейший американский самолет превосходил своего советского оппонента «МиГ15», считавшегося на тот момент верхом советской военной авиационной индустрии. В частности, мог поражать наши самолеты с более дальних расстояний, был горизонтально более маневрен, давал пилотам ряд зрительных преимуществ и т.д. Его ввод в боевые действия сразу и намного снизил эффективность действий «МиГов». Стало ясно: чтобы нейтрализовать в будущем противника, его надо изучить, а более конкретно – взять «языка» живым. Но сделать это было крайне затруднительно. Американцы пуще глаза берегли свое чудо авиатехники. На случай, если самолет будет сбит и каким­-то образом уцелеет при посадке, был придуман комплекс мер по его разрушению: бомбардировки, поджог. Пилотам предписывалось следовать в сторону моря и топить машину – лишь бы не попасть к русским. Летчики катапультировались, самолеты с большой высоты врезались в землю, и от них мало что оставалось. В Москве была создана специальная авиагруппа захвата «Сейбра». Но, несмотря на то что были привлечены виднейшие пилотыиспытатели, герои Великой Отечественной войны, ничего путного из этой затеи не получилось. Более того, в ходе операций по захвату погиб ряд ведущих летчиков, и группа была отозвана в центр. Задания, однако, никто не отменял, просто на его выполнение переориентировали боевых летчиков. Они каждодневно в боях записывали на свой счет один «Сейбр» за другим, но в лучшем случае все, что доставалось, – это груды обломков. И тут неслыханно повезло. А может, в этом была своя закономерность: решить неразрешимую, как казалось уже всем – и в Москве, и здесь – на «Аллее», задачу удалось лучшему асу Корейской войны подполковнику Евгению Пепеляеву. Пепеляев университеты авиационного искусства проходил на Дальнем Востоке, служил в Амурской области, в Приморье. Был одним из пионеров освоения реактивной авиации. 196й истребительно­авиационный полк под командованием Пепеляева внес огромный вклад в успехи боев на «Аллее «МиГов». В начале октября 1951 года в районе города Ансю разгорелся очередной бой между янки и ли сицынами, силы были примерно равны. «В конце боя, – читаем в мемуарах самого Пепеляева, – когда группы распались на пары и звенья, меня на встречных курсах атаковала под ракурсом 1/4 пара «Ф86»... Я переложил самолет в правый боевой разворот и вышел в хвост этой пары на дистанцию в 130 м в перевернутом полете. Пилот «Ф86» увидел сзади себя мой самолет, сделал переворот, но я успел раньше его и дал небольшую очередь из пушек под ракурсом 1/4. Один из снарядов моей очереди разорвался сзади кабины «Ф86», что повредило и двигатель, и катапульту самолета... Противник вскоре вышел из боя, и мы вернулись без потерь на свой аэродром. После вылета я зашел в фотолабораторию и просмотрел свою пленку. На ней был хорошо виден «Сейбр» – на дистанции 130 м, и ракурсом 1/4 были видны следы разрывов моих снарядов». Самое же главное – летчик не мог воспользоваться поврежденной катапультой, а отважиться исполнить роль камикадзе, наверное, духу не хватило, и он посадил самолет на брюхо на берегу моря прямо у воды. Покинув борт, на надувной лодке ушел в море, где его подняли свои же спасательные вертолеты. Москва немедленно отдала приказ: уцелевший «Сейбр» захватить во что бы то ни стало и доставить в столицу. Увлекательная история переправки круче любого остросюжетного детектива и заслуживает отдельного повествования. Отметим лишь, что после многочисленных приключений, сопровождавшихся на корейской территории яростными атаками американцев, пытавшихся отбить трофей, а еще лучше его уничтожить, благополучно был вывезен из района боевых действий, а затем по железной дороге доставлен в Москву, где его разобрали, что называется, по косточкам авиационные специалисты – как из центрального НИИ, так и из ОКБ главного конструктора «МиГов» Артема Микояна. Впоследствии многое из захваченного «Сейбра» было успешно применено в последующих модификациях «МиГов», впрочем, не только на этих самолетах. В Корее был свой… Беленко Читатель вправе задаться вопросом: а сами американцы не замышляли подобную акцию в отношении «МиГов»? Замышляли, и еще как!.. Такой вариант, естественно, был предусмотрен советским командованием, и загодя были продуманы превентивные меры. Наши самолеты вели боевые действия только в строго очерченных районах. Появляться над морем категорически запрещалось – в случае падения в прибрежные воды мощному американскому флоту не составляло большого труда выловить машину, благо глубины были небольшие. Также нельзя было залетать за 38ю параллель, то есть на территорию Южной Кореи. Американцы пытались сагитировать китайских летчиков, разбрасывали миллионы листовок с призывами предпочесть «свободный мир» коммунистическому режиму, прихватив при этом, разумеется, вожделенный «МиГ», но все тщетно. Китайские пилоты, надо отдать им должное, не обращали внимания на посулы и, вообще говоря, показали себя в ходе войны мужественными, храбрыми воинами. Хотя в целом, как свидетельствуют историки авиации, их летная подготовка не всегда оказывалась на должной высоте, а вот в моральнополитическом плане были на высоте – в прямом и переносном смысле… Корейские летчики тоже заслужили добрых слов, но, как говорится, в семье не без урода. В сентябре 1953 года – спустя два месяца после заключения мира на полуострове – нашелся в Северной Корее пилот, который угнал «МиГ» за 38ю параллель. Самолет немедленно был «оприходован» американцами и быстро переправлен за океан. Скандал разразился неимоверный, разбирательство велось на высшем уровне, полетели головы, причем не только в военном ведомстве КНДР… По своим масштабам шок от потери сверхсекретного истребителя был равен разве что скандалу, разразившемуся в связи с угоном в 1976 году с территории Приморья в Японию летчиком Беленко другого «МиГа» – 21го. Третьей мировой удалось избежать… В жесточайших сражениях над «Аллеей» родилось немало воздушных асов – как с нашей стороны, так и – не будем закрывать глаза – с американской. Рекорд результативности установил Герой Советского Союза Николай Сутягин, лично сбивший 21 самолет (по некоторым другим данным – 23). 20 заокеанских противников навсегда «приземлил» Евгений Пепеляев. У американцев лучшим асом стал капитан Джозеф Макконнелл, сбивший 16 «МиГов», в том числе три в течение одного дня. Что касается общих цифр потерь, то данные, приводимые в различных источниках России и США, сильно разнятся. Американцы считают, что сбили 792 «МиГа» и 108 других самолетов, потеряв при этом всего 78 «Сейбров». Российские специалисты по истории Корейской войны приводят другие цифры – 1106 заваленных «Сейбров» и 335 сбитых «МиГов». Называются и другие, но уже не столь кричащие соотношения. Каждая сторона, естественно, тянет одеяло на себя. Некоторые независимые исследователи склонны считать, что перевес все же был на советской стороне, только вот в какой пропорции – до сих пор идут споры. Между тем сражения над «Аллеей «МиГов» имели далеко идущие последствия стратегического характера. Дело в том, что «холодная война» в те годы набирала обороты, США вынашивали планы атомного удара по СССР. Корейское же противостояние ведущих авиаций мира показало, что возможность беспрепятственно сбросить атомные бомбы на города и объекты Советского Союза на тот момент едва ли была осуществимой. «МиГи» свели практически на нет возможности бомбардировщика «В29», того самого, что сбрасывал атомную бомбу на Хиросиму. С другой стороны, «Сейбры» в Корее так получили по зубам, что тоже вынуждало вести себя с оглядкой. Некоторые историки склонны считать, что результативные действия советской авиации в Корее вкупе с установкой на «МиГах» по ходу войны так называемых антирадаров Мацкевича (этому изобретению будет посвящена отдельная статья в одном из последующих выпусков «Исторического клуба». – Прим. авт.) предотвратили развязывание третьей мировой войны.

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Когда сойдутся звезды
Когда сойдутся звезды

Ты помнишь, как все начиналось?

Матрос ребенка не обидит?
Матрос ребенка не обидит?

Распоряжение министра обороны оставило 200 владивостокских детей без возможности дошкольного образования

«Аллея «МиГов» в Стране утренней свежести
«Аллея «МиГов» в Стране утренней свежести

или О том, как Советский Союз догонял Америку в авиации

Благотворительная халява

Карусель, карусель!.. Пошли-ка все отсель?

Поделись, змея, здоровьем!
Поделись, змея, здоровьем!

Во Владивостоке поговорят о лекарствах нового поколения

Последние номера
газета
газета
газета