Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Мы должны выдержать взятый курс

Январь - месяц особый. Он одинаково предрасполагает и к подведению итогов, к анализу, и к надеждам, обдумыванию новых планов. 1997 год позади. Как мы его прожили? Обо всем не скажешь. Слишком много было событий. Да и потом у каждого своя “точка отсчета”.

Январь - месяц особый. Он одинаково предрасполагает и к подведению итогов, к анализу, и к надеждам, обдумыванию новых планов. 1997 год позади. Как мы его прожили? Обо всем не скажешь. Слишком много было событий. Да и потом у каждого своя “точка отсчета”.

В 1997 год мы шагнули с тяжким грузом. Где за 6 месяцев, а где и больше накопились долги по заработной плате бюджетникам. Весь предшествующий год мы жили без трансфертов из федерального бюджета. Ладно бы еще в крае оставалась часть проходящих через нас денежных потоков. А это и налоги, и таможенные пошлины, и взносы в Пенсионный фонд - больше 5 триллионов рублей в год (к новым деньгам еще не привык, потому буду считать в старых деньгах). Нам бы к тем 4 триллионам, что мы собираем в краевой и местный бюджеты, хотя бы половину от этих 5 триллионов... Нашим финансистам в прошлом году удалось утвердить в федеральном бюджете для Приморья в виде трансфертов как раз 2,5 триллиона рублей. Ту самую половину. Но секвестр федерального бюджета похоронил и детские пособия, и дотацию жилищно-коммунальной сфере, и закон о ветеранах. Тех 800 миллиардов рублей, которые мы “срезали”, хватило бы, чтобы хотя бы частично расплатиться и по этим статьям расходов. Но что говорить об этих деньгах, если даже выделение средств на зарплату бюджетникам правительство обставило несколькими условиями. И главное из них - принцип: половину денег на зарплату дает правительство, остальное - находите на территории.

На Москву надежд мало. Это мы поняли давно и хотим от федеральных властей только одного - выполнения собственных обязательств, утвержденных в законах, указах и постановлениях. Установили в бюджете дотацию энергетике - выплачивайте вовремя и полностью. Отдали на завод в ремонт военный корабль - расплатитесь. Ввели президентским указом или законом социальную льготу - предусмотрите средства для ее обеспечения. Вот и все, что от вас требуется. А сейчас у нас арифметика выходит такая. 700 миллиардов рублей должны энергетикам предприятия и организации, финансируемые из федерального бюджета. Столько же они должны нашему бюджету, Пенсионному фонду, дорожному фонду. А каждый рубль неплатежей тянет за собой “по цепочке” еще 3-4 рубля неплатежей. Вот и выходит, что за счет неисполнения федеральными властями собственных обязательств мы недополучаем в крае 4-4,5 трлн. рублей различных платежей и налогов. Это же второй бюджет края!

В прошлом году, кстати, появились на этот счет кое-какие обнадеживающие признаки. Президент открыто признал необходимость усиления государственного начала в экономике. В свое время, в 1992 году, государство просто “дезертировало” из экономики, оставив на произвол судьбы целые отрасли и регионы. А ведь даже насквозь пропитанные либерализмом Соединенные Штаты Америки развивались в условиях значительного государственного регулирования. За казенный счет было построено большинство дорог, каналов, мостов, портов, железных дорог. Что уж о нас говорить - в России государство традиционно является крупным собственником. На мой взгляд, главный сейчас приоритет для государства - это топливно-энергетический комплекс, ключ к развитию всей экономики. В свое время именно с плана ГОЭЛРО началось восстановление народного хозяйства нашей страны. В свое время именно после правительственного постановления № 1001 остановился промышленный спад в крае, пошла в гору экономика. Мы в крае только за счет снижения энерготарифа до среднероссийского уровня могли бы получать в виде налогов 750 млрд. рублей. Ежегодно! Сейчас энерготариф душит промышленность. Вот недавно вырубили на 2 минуты электроэнергию на крупнейшем горном предприятии “Бор”, и оно остановилось на сутки. О каком экономическом росте может идти в таком случае речь? А ведь с каждого процента экономического роста мы можем иметь в краевой казне 90-95 млрд. рублей.

С начала года спад производства в крае составил 4 процента (столько же и по России). Вот вам 360-380 млрд. рублей, потерянных для бюджета. Поэтому всех нас так обнадежила работа группы Сергея Кириенко в июне и октябре прошлого года. Несколько месяцев мы работали с правительством и в самый канун Нового года, 29 декабря, добились - первыми в стране - утверждения программы развития угольной отрасли Приморья. Она предусматривает техническое перевооружение перспективных угледобывающих предприятий, создание новых рабочих мест для шахтеров, строительство жилья и многое другое. Правительство обязалось выделить на ее выполнение 914 млрд. рублей. Но вновь накапливающееся напряжение в коллективах энергетиков и угольщиков показывает, насколько хрупкой остается стабилизация в ТЭКе. Здесь нужна повседневная и слаженная работа самих предприятий, краевых и местных властей, федеральных властей и их представителей в крае. Здесь нужны властная государственная воля, неукоснительное соблюдение всеми своих обязательств, четкая финансовая дисциплина и жесткая ответственность за бездействие. Здесь нет и не может быть места демагогии и политиканству. Здесь никаким юридическим буквоедством (мол, у меня нет договора с энергетиками) не спрячешь простую и очевидную вещь: власть - каждая на своем, естественно, уровне - отвечает за то, чтобы у людей были свет и тепло. Вот так, конкретно и просто.

Я вообще предпочитаю конкретику. Поэтому часто слышу упреки: мол, редко рассказываю об экономической программе. Да, есть такое. Но не оттого, что мы не имеем такой программы. Мы первыми из дальневосточных регионов, еще в 1994 году, вместе с московским институтом народнохозяйственного прогнозирования разработали программу экономического развития Приморского края. Потом ею как образцом воспользовались наши соседи. Но есть у меня какое-то предубеждение, что ли, к составлению программ. Мы - Россия, русские - не вчера появились на свет, и реформы в России проводились неоднократно. Но каждый раз они отбрасывали общество в исходное состояние, а иногда и к худшему. Почему? Потому что в жизни очень важно не только придумать программу, найти способ осуществления планов, но и вовремя отказаться от совершенно невыполнимых или вредных проектов. Нужно не программы сочинять, а дело делать. Четко определить главные направления работы и последовательно их держаться. Бюджетникам - зарплату, промышленности - дешевый тариф, экономике в целом - разумные налоги.

Такой конкретный разговор происходит, например, на экономическом совете при губернаторе. В него входят руководители 23 предприятий края, которые в совокупности уплатили в бюджет и внебюджетные фонды в 1997 году более триллиона рублей, на которые приходится шестая часть валового продукта Приморья. Это разные люди - и по возрасту, и по жизненному опыту, и по известности, - но когда мы собираемся, разговор идет на одном языке. Деловом, конкретном, профессиональном. Мы не обсуждаем очередную программу, а работаем над решением наиболее значимых для края проблем. В этом я и вижу смысл своей работы. Каждое решение власти должно иметь конкретный результат.

Для меня в этом смысле прошедший год был особенно важен. Нам удалось отстоять российскую землю на границе с Китаем. Для меня в борьбе, которую мы, приморцы, вели за этот участок территории, помимо духовной значимости этих сотен гектаров был и вполне определенный практический интерес. Я считал и считаю, что, упусти мы этот участок, через несколько лет на транзитно-транспортном будущем Приморского края можно было бы ставить крест. Мы вели борьбу не только за право считаться настоящими гражданами России, но и за экономическое будущее края. И мы эту борьбу выиграли. Мы сохранили будущее Транссиба, будущее приморских портов. И вот уже первые результаты. В ноябре-декабре прошлого года количество контейнеров, проходящих через порт Восточный, увеличилось вдвое. Увеличился и объем отчислений, которые предприятие платит в бюджет и внебюджетные фонды.

Вообще я не соглашусь с теми, кто считает, что мы работали в прошлом году только как “пожарная команда”. Да, очень многие вопросы требовали немедленного разрешения сейчас, сию минуту. Но мы создавали и серьезный задел на будущее. Взять ту же борьбу за границу. Ведь настоящие результаты нашей общей победы мы почувствуем через год-два. Или еще пример. В минувшем году мы закончили очень серьезный проект, результатом которого стало присвоение Приморью статуса региона с наибольшим снижением инвестиционных рисков. Иными словами, сейчас любой, кто изучает возможность вложения денег в те или иные производства, сначала смотрит: а не слишком ли опасен весь регион в целом? Так вот, мы попали в список тех российских регионов, которые рекомендуются для инвестиций. И не кем-нибудь, а авторитетным столичным агентством. Думаю, что после того, как экономическая общественность познакомится с краевым законом “Об инвестиционной деятельности в Приморском крае”, это впечатление у них упрочится. А это - источник привлечения денег и в бюджет края (через выпуск, к примеру, облигационного займа), и в конкретные предприятия.

Особая забота в прошлом году - как и в предшествующие годы - социальная сфера. Прежде всего сфера социального обеспечения пожилых людей и сфера образования. На многое из задуманного пока не хватает денег. Но то, что сделано, на мой взгляд, помогает оздоровить нравственную атмосферу в обществе. Помогает восстановить те моральные устои, которые были сильно подточены в период бурного развития “дикого капитализма”. Мы все помним неумеренное восхваление богачей, новых миллионщиков. Буквальное опьянение коммерцией, далекое от естественного человеческого желания жить в достатке, сформировало устойчивое мнение: некоммерческий человек - никчемный человек, и даже не человек вообще. Маяки и образцы нравственности - исключительно бизнесмены. Как будто не осталось в стране других людей, занятых повседневным тяжелым трудом. Да ведь в той же Америке - самой капиталистической из всех капиталистических стран - серьезные “капиталисты” во многом обладают комплексом социальной скромности, то есть не изображают из себя единственных столпов нации. Демонстративно почтительно они относятся к науке, культуре, подчеркивая этим, что не все в мире исчерпывается бизнесом и что есть области, где господствуют иные ценности, ничуть не менее важные. Получив урок повальной коммерциализации и переболев всяческими болезнями капитализма, Америка ушла с того пути, на который мы с энтузиазмом пришли.

Однако я вижу, как постепенно, понемногу начинают меняться нравственные ориентиры и у нас. Один из самых ярких показателей этого - появляющийся, пусть пока и осторожный интерес молодежи к техническим специальностям в вузах. Нет, не все в жизни решают деньги. Есть и любовь к своей профессии, есть авторитет, заработанный годами честного труда, есть уважение близких, которое ничем не купишь. Мы опять приходим к пониманию ценности разумного консерватизма. Консерватизм наших людей старшего поколения имеет вполне здоровую жизненную основу. Это люди, прошедшие большой жизненный путь и имеющие все основания гордиться многими страницами своей биографии, как и биографии своего народа. Благодаря в первую очередь ответственности людей среднего и старшего поколения работает экономика. Поэтому наша повседневная работа по обустройству домов ветеранов, других социальных учреждений, поэтому четкая, без срыва выплата пенсий - это только малая толика того, что мы должны сделать этим людям. И еще детям.

В прошлом году мы ввели в строй жилые корпуса в Майском доме-интернате для инвалидов, отделение “Милосердие” в Екатерининском детском доме-интернате для инвалидов, благоустроили Уссурийский дом-интернат, запустили в работу 4 социальных реабилитационных центра для несовершеннолетних.

Я вообще оцениваю общество по тому, какие условия в нем созданы для пожилых людей и для детей. Для тех, кого в первую очередь вымораживает экономическая “стужа”, людская черствость. Так случилось, что именно по пути на введенный в Черниговском районе новый дом-интернат, на обледенелой дороге судьба подбросила мне под конец 1997 года, оказавшегося для меня таким непростым (хотя по гороскопу это был мой год), еще одно испытание. Вот такое совпадение...

Cейчас перебираю в памяти события уходящего года и думаю: какой же он все-таки был горячий! До предела насыщен политикой. Но “сухой остаток” 1997 года - победа на границе, значительное сокращение задолженности перед бюджетниками, первые, пока еще очень робкие признаки реального переустройства в ТЭКе, заметное оживление Транссиба, крепкие позиции края в налогово-бюджетной сфере на этот год, - весь этот неплохой задел на 1998 год создан благодаря тому, что мы не боялись искать политическое решение экономических вопросов. Не боялись задевать интересы весьма влиятельных персон. Никто и никогда не убедит меня в том, что беззубая, бесхребетная, соглашательская позиция руководителя идет на пользу региону. Так может судить только тот, кто живет в вымышленном мире. Действительность грубее и жестче. Предположим, что мы бы смирились с передачей Китаю участка в Хасанском районе, смирились с высоким энерготарифом, смирились с коммерциализацией образования, с разрушением системы социального обеспечения, с ростом преступности (ведь для решения всех этих проблем необходимо наступить на чьи-то интересы, оказаться для кого-то очень влиятельного неудобным, недипломатичным) - ну и в какой ситуации сейчас оказался бы край? С какими перспективами? Ни секунды не жалею о своей резкости еще и потому, что моими, так сказать, оппонентами были люди одного и того же идеологического направления. Концентрированно их взгляды выражаются так: “Ну и что, что экономика и культура России разрушаются? Зато наше общество выходит на магистральный путь общемирового прогресса цивилизации. К тому же нам надо заплатить за совершенные другими поколениями ошибки. А Россия выживет в любом случае”. Категорически не приемлю эти рассуждения. В конце концов, Эфиопия или Сомали тоже как-то существуют. Но почему-то не успокаивает этот факт. С людьми этого идеологического направления спорил и буду спорить. Но они - еще не все правительство. Нам удалось вместе с правительством погасить задолженность по зарплате бюджетникам за несколько месяцев, удалось добиться выделения дотаций энергетике - все это благодаря тому, что Виктор Черномырдин никогда не был склонен к политическим завихрениям, а Борис Немцов, побывав в крае и увидев своими глазами нашу действительность, изменил свое прежнее мнение и включился в работу по развитию края. И, наоборот, никакого толку не получилось с людьми, зацикленными на выполнении политического заказа.

Реальную помощь - не на словах, а на деле - оказывали нам депутаты Государственной думы Светлана Горячева, Владимир Гришуков, Евгений Большаков. Хотя президентская кампания 1996 года нас развела в разные политические команды, но когда речь идет о Приморье, все политические споры у нас уходят на второй план. Здесь у нас с ними одна идеология - приморская. Как и с подавляющим большинством глав муниципальных образований, как и со многими депутатами краевой думы - и прежнего созыва, и нынешнего.

Не знаю, каким окажется 1998 год. Не хочу загадывать. Но думаю, если мы выдержим тот принципиальный и прагматичный в равной степени курс, которого придерживаемся сейчас, если действительно изменится экономическая политика государства, этот год не будет потерян для оживления экономики края.

Автор : Евгений НАЗДРАТЕНКО, губернатор Приморского края

comments powered by Disqus
В этом номере:
Новый закон для рыбаков

Как известно, Государственная дума РФ приняла закон “О плате за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами”. По некоторым оценкам, принятие этого закона может привести предприятия рыбодобывающей отрасли всего Дальнего Востока, которые и без того находятся в достаточно сложной экономической ситуации, к финансовому краху. В ближайшее время Совет федерации должен рассмотреть этот закон. Именно поэтому члены совета - губернатор Приморья Евгений Наздратенко, а также губернаторы Сахалинской и Камчатской областей Игорь Фархутдинов и Владимир Бирюков выступили с заявлениями против упомянутого закона.

Минтай и сельдь - рыбакам в сеть

Председатель комитета по рыбной промышленности администрации края Владимир Сидоров сообщил “В” уточненные данные о работе рыбохозяйственного комплекса Приморья в нынешнем году.

“Аскольд”: 1997-й с минусом

На 11,6 процента снизился в минувшем году выпуск товарной продукции в АО “Аскольд”. Машиностроители отступили на всех производственных направлениях, включая поставки на рынок автоматической запорной арматуры и товаров бытового потребления.

Василий ПОЛЕЩУК: Шантаж в середине зимы неуместен

Угрозу угольщиков прекратить отгрузку топлива на электростанции и перекрыть Транссиб генеральный директор АО “Дальэнерго” Василий Полещук прокомментировал резко: - Это шантаж в отношении не только энергетиков, но всех приморцев. Начинать акцию, которая может подорвать устойчивую работу энергосистемы в лютые морозы, по меньшей мере безответственно. К тому же настоящего повода для забастовки нет. С приморскими угольщиками за поставки топлива в 1996-97 годах мы рассчитались практически полностью. В том, что у шахтеров возникло полугодовое отставание в выплате зарплаты, виновен кто угодно, но не энергетики. И это доказывают цифры.

Порт Владивостока теперь можно отыскать в Интернете

Первым из портов России ОАО “Владивостокский морской торговый порт” открыл собственный сервер в информационной системе Интернет. Сведения об этом предприятии доступны теперь любому пользователю “всемирной паутины”.

Последние номера