Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Главное

Корабли постоят и ложатся на грунт?

Эксперты оценили состояние пассажирского флота в Приморье
Корабли постоят и ложатся на грунт?
Эксперты оценили состояние пассажирского флота в Приморье. Сотрудники «В» с большим жизненным опытом еще помнят времена, когда сразу после посадки на катер или паром прибрежных сообщений пассажиров в обязательном порядке инструктировали относительно того, куда в случае чего бежать, что хватать и где брать спасательные жилеты. Где-то в 90-х годах прошлого века пассажирам об этом стали рассказывать все реже, а потом эта практика, видимо, и вовсе была отнесена к разряду лишних. И не только в Приморье. Твоя – плати, моя – вези. И вперед! После трагедии на Волге проверки водного транспорта проходят по всей России. Вскрываются просто жуткие факты. Возможно ли повторение трагедии в Приморье, журналисты попытались выяснить у директора Дальневосточного филиала ФГУ «Российский морской регистр судоходства» Виктора Губанова, начальника отдела ГИМС ГУ МЧС России по Приморскому краю Олега Капленко и заместителя гендиректора Дальневосточного бассейнового аварийно-спасательного управления Павла Вайбузова. Безопасность пассажирских перевозок водным транспортом определяется, как уверяют специалисты, по трем критериям: состоянию судна, уровню квалификации экипажа и поведению руководства компании-перевозчика. Возраст судов – как средняя температура по больнице На сегодняшний день во Владивостоке зарегистрировано 20 судов, занимающихся морскими пассажирскими перевозками. Одно из них сейчас на ремонте. Три имеют неограниченный район плавания – это ледокольное судно «Капитан Хлебников» и два бывших «научника». Из судов, которые имеют право ходить лишь в ограниченном районе, три могут удаляться на расстояние до 100 миль от берега и до 200 миль от порта убежища. Максимальное удаление – это, например, до порта Находка, до Тернея или до Славянки. Все остальные ходят в акватории порта Владивосток. Средний возраст судов по Дальневосточному бассейну – 24,5 года, хотя, по словам Виктора Губанова, эти данные ни о чем не говорят и сравнимы со «средней температурой по больнице»: например, парому «Приморец» – 31 год, «Босфору-Восточному» – 37 лет, теплоходу «Лотос» – 26 лет, СПК «Комета­29» на ходу уже 35 лет. – Все судна находятся в годном для работы состоянии, – говорит Виктор Губанов, – может быть, они выглядят некрасиво, краска где­-то облупилась, но по технической части они безопасны. Раз в 5 лет водный транспорт проходит лицензирование: все механизмы судна и электрооборудование разбираются и проверяются. В обязательном порядке транспорт поднимается на берег или ставится в док, для того чтобы можно было осмотреть подводную часть, проверить толщину корпуса, нет ли вмятин и прочих дефектов. Ведут проверку три инспектора: один отвечает за корпус, другой – за механическую часть, третий – за электрооборудование. Кроме инспекторов освидетельствования существуют инспекторы-ревизоры, которые контролируют уже действия наших сотрудников. Как по дорогам ездим, так и по морю ходим Это хорошо, что всех проверяют и контролируют. Но настораживает, что регулярность прохождения членами экипажей аттестаций, переаттестаций или курсов повышения квалификации устанавливает исключительно руководство компании-перевозчика на свое усмотрение. Как выразился начальник отдела ГИМС ГУ МЧС России по ПК Олег Капленко, дисциплинированность людей, осуществляющих морские перевозки, можно сравнить с дисциплинированностью автомобилистов Владивостока. Между тем мировая статистика свидетельствует: доля аварий, происходящих по вине человека (неправильные действия экипажа, его недостаточная квалификация), составляет 80¬82%. К тому же в России наблюдается острая нехватка специалистов: престиж морской профессии неизменно падает – желающих поступить в вузы на морские специальности даже на бюджетной основе все меньше, а средний возраст даже рабочих на судне перевалил за 50 лет. Если уж тонуть, то в акватории Что стало причиной крушения судна, которое тоже проходило всевозможные проверки, специалисты, наверное, все же выяснят. Но если допустить, что и у нас может случиться подобное (сплюнем три раза через левое плечо), то хотелось бы знать, как нас будут спасать и можно ли вообще на кого-то надеяться. Понятно, что в морском городе, коим и является Владивосток, существуют всевозможные аварийно-спасательные службы, а порядок их действия и взаимодействия должен быть четко отрегулирован. – В Приморском крае зарегистрировано более 35 тысяч маломерных судов. Ежегодно случается 1-2 аварии, но за последние 5 лет не было ни одного случая с летальным исходом. К тому же уровень гражданской ответственности и менталитет жителей морского города сильно отличается от речного. Во Владивостоке при возникновении чрезвычайной ситуации все ближайшие суда непременно придут на выручку, в этом мы даже не сомневаемся. И если в нашей акватории затонет крупное пассажирское судно, то потерпевших поднимут из воды в течение 10-15 минут, – обнадежил начальник отдела ГИМС ГУ МЧС России по Приморскому краю Олег Капленко. Правда, умолчал, какое число людей продержится это время в холодной воде. Потому возникает вопрос: может ли пассажир сам определить безопасность судна? Вернее, узнать о его состоянии из каких­-либо источников, чтобы решить для себя: рисковать или нет? Знающие люди однозначно говорят «нет». Простой обыватель может лишь при заключении, например, договора с турфирмой поинтересоваться, на каком судне он будет совершать круиз, какой компании это судно, как долго эта фирма работает на рынке, имеет ли лицензию на организацию пассажирских перевозок. Хотя выдадут ли человеку такую информацию – неизвестно. Скорее всего, сошлются на другую инстанцию или перенаправят «по адресу». А если что­-то и скажут, то где гарантия, что правду? Паромный беспредел Между тем некоторые наши суда уже побывали в аварийных ситуациях. Например, в декабре 2010 года чуть не ушел под воду «Босфор­-Восточный». В этом же месяце пошел ко дну у берегов острова Русского перегруженный паром «Приморец». Возникает вопрос: почему судам разрешается выходить перегруженными? Оказывается, портовый контроль, оформляя бумаги для паромов на месяц, определяет лишь допустимое число людей на борту, наличие спасательных жилетов, плотов и кругов. А вот сколько народу зайдет на борт – это уже дело совести капитана: если он допустит перегруз, то не только нарушит кодекс мореплавания, но и подвергнет риску плавсредство и людей. Кстати, на «пассажирах» существует еще и ограничение по числу детей и младенцев, так как для них должны быть предусмотрены специальные спасательные средства. А клиенты должны проходить инструктаж: знать, где и какие находятся спасательные средства, как ими пользоваться, что делать в случае аварии, куда бежать и т.д. Как известно, практически ничего из вышеперечисленного не выполняется.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Работа важнее каникул
Работа важнее каникул

Депутаты городского парламента долго отдыхать не собираются

Еще и штраф заплатят – 50 тысяч рублей!..
Еще и штраф заплатят – 50 тысяч рублей!..

«Луч» в Кубке России победил клуб премьер-лиги

Иван Штыль загребает золото веслом
Иван Штыль загребает золото веслом

Приморец сделал заявку на участие в Олимпийских играх

Корабли постоят и ложатся на грунт?
Корабли постоят и ложатся на грунт?

Эксперты оценили состояние пассажирского флота в Приморье

Интерны от сверла
Интерны от сверла

Бывают те, которые хотят научиться работать и работают. Встречаются и другие: непонятно, чего желают, и работают только по принуждению. А третьи вообще не хотят работать и не собираются

Последние номера
газета
газета
газета