Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Главное

Пик Владивосток

Приморский Маресьев поднял наш город на вершину Памира
Пик Владивосток
Приморский Маресьев поднял наш город на вершину Памира. Сколько живу в Приморье, столько и слышу легенду: когда-то в каких-то высоких горах вдали от Приморья некие люди поднялись на безымянную вершину и назвали ее в честь нашего города – пик Владивосток. С каждым годом легенда обрастает все новыми подробностями, нередко просто фантастическими… А ведь это вовсе не легенда. В далеком Таджикистане, в одном из самых труднодоступных районов Памира возвышается белоснежная вершина. Это и есть пик Владивосток. Как занесло град нашенский на «крышу мира», чья это была идея, кто, наконец, эти восходители, увековечившие приморскую столицу столь оригинальным и в то же время, согласитесь, прекрасным способом? Как поднималась приморская целина Середина 60-х годов. Приморская молодежь предпочитает все возможные виды туризма, набирают темпы спортивное ориентирование, «охота на лис», увлечение спелеологией. И только альпинизм остается этакой бедной Золушкой. По той простой причине, что приморский ландшафт не подходит – нет высоких горных массивов. И вот тут-то появляется человек, враз опрокинувший стереотипы и ставший поистине возмутителем спокойствия. В Дальневосточный политехнический институт на геологический факультет поступает приехавший с Украины Анатолий Скригитиль. Он имел некоторый восходительный опыт плюс категорию инструктора по альпинизму, а посему в глазах местных начинающих «горников» виделся опытным покорителем вершин. Так в политене зародился первый в крае альпинистский клуб. Начались занятия теорией, изучение снаряжения, техники восхождений. Практические навыки отрабатывались в карьере на Второй Речке, ставшем на многие годы своеобразным альпинистским полигоном. Скригитиль был не только, вернее, не столько инструктором, наставником, сколько лидером, вожаком, умевшим повести за собой. Именно он смог убедить всех, что в нашем как будто не альпинистском краю также можно воспитывать восходителей, причем совсем не худших, чем в горных регионах. Ниже остановимся подробнее, как его пример станет по-настоящему, да простят мне восходители высокий слог, вдохновляющим для многих последователей. А пока ребята готовятся к первым серьезным испытаниям. Устанавливают контакты с Камчаткой, где репутация горного спорта уже в те годы была на высоком уровне. Испытания в горах В начале 70-х годов группа Анатолия Скригитиля отправляется на Камчатку - на штурм Ключевской сопки. Первая же солидная вылазка оборачивается серьезнейшим, трагическим исходом. При штурме вершины внезапно стало плохо Владимиру Берсеневу. Группа начинает максимально возможный в той ситуации быстрый спуск. Скригитиль тащит на себе потерявшего сознание товарища. Ситуация осложняется резко упавшей температурой. Спасти Берсенева не удается - он умирает на руках. Почти все получили обморожения. Самое тяжелое - у руководителя группы. Его доставляют в больницу, где приходится ампутировать пальцы и часть ступней на обеих ногах. В институте переполох, последовала команда устроить разбор полетов. Может, большой шум подняли еще и потому, что погибший был сыном видного ученого, крупного специалиста в области дальневосточной геологии. При разборе существенных недостатков в организации восхождения найдено не было, но на клубе альпинизма ставится крест. И хотя ребята продолжают заниматься, временно приходится переориентироваться на спелеологию. К тому времени Скригитиль оканчивает институт. Поле деятельности для дипломированного геолога на Дальнем Востоке более чем обширное. Однако медики всячески рекомендуют завязать с полученной специальностью: какой, дескать, из инвалида геолог? Скригитиль и слышать не хочет. С помощью специально разработанных упражнений он восстанавливается настолько, что внешне дефект при ходьбе совершенно незаметен. У него еще, а может, прежде всего, одна, но пламенная страсть – альпинизм. Знакомые ребята про восхождения и слышать не хотят: с его травмами разве что с палочкой по тротуару да по парку ходить. Но Скригитиль и не думает сдаваться. Однако в местных спортивных структурах стараются подальше держаться от первопроходца – не могут простить Ключевскую. Что ж, умный в гору не пойдет - умный гору обойдет… С Приморьем не расставался И он уезжает в Таджикистан, где устраивается геологом в объединение «Памиркварцсамоцветы», трудится в горах. Да так, что даже бывалые специалисты, не один десяток лет проведшие «в поле», не могут угнаться. Он успевает не только выполнять плановую поисковую нагрузку, но и упорно шлифует свои альпинистские навыки, при первом удобном случае поднимается в горы – как в составе группы, так и в одиночку. При этом еще и ведет большую организаторскую работу. Вот тогда и проторили дорогу в далекий Таджикистан приморские альпинисты. - Однажды, - вспоминает Татьяна Сахаровская, участница одной из таких вылазок на Памир, - Скригитиль предложил нашей группе подняться на одну безымянную вершину. Мы с радостью согласились. Нас было трое: я, Таня Каширина и Сергей Шлемченко. Правда, накануне поделились частью снаряжения с местной таджикской группой, поднимавшейся на другую гору, так что возможности нашей группы были ограничены. Тем не менее, не колеблясь, двинулись в путь – в кои еще веки придется побывать на Памире, тем более пройти по неизведанному маршруту. Откажемся, а завтра здесь пройдут другие… По стопам первопроходца О дальнейших перипетиях восхождения ниже, а пока вернемся в Приморье. Усилия Анатолия Скригитиля взрыхлить, если можно так выразиться, альпинистскую целину, оказались ненапрасны. Более чем ненапрасны! Приморская молодежь буквально заболевает альпинизмом, создаются секции, клубы. Причем не только во Владивостоке. Появляются энтузиасты под стать самому Скригитилю. Может, и не по масштабу его грандиозных замыслов, но по убежденности, что в Приморье можно вырастить восходителей высокого класса, уж точно. Прежде всего это Виктор Шкарбан, который станет впоследствии известным на всю страну, первым из воспитанников приморского альпинизма удостоится звания «Снежный барс», а в начале 80-х будет включен в состав первой советской гималайской экспедиции. В Гималаи, правда, не попадет (по невыясненным до сих пор причинам), но его высочайший класс восходителя будет востребован в экстремальных условиях в ходе боевых действий советского ограниченного контингента в Афганистане… Во Владивостоке по-настоящему развернет свою деятельность еще один выходец из политена Игорь Железняк, и клуб альпинизма, созданный, а точнее, наверное, воссозданный при ДВПИ, станет на многие годы ведущим в крае - «белое приморское пятно» окончательно будет стерто с альпинистской карты России. Потом пойдут новые поколения, новые восхождения, но это уже тема отдельного рассказа… И все-таки он поднялся Сам же первопроходец продолжает в Таджикистане упорно, с фанатичной настойчивостью бороться за возвращение в альпинистский строй. И не просто возвращение, а стремится доказать, что он равный среди сильных мира сего. Настоящим откровением становится его бронзовая, а затем и золотая медаль в чемпионате Советского Союза по альпинизму. И этого достиг, по существу, инвалид. О горном Маресьеве заговорила вся страна. Украинский писатель Анатолий Димаров, заинтригованный необыкновенной судьбой земляка, отправляется в длительную командировку на Памир, чтобы самолично убедиться в альпинистском феномене. Вскоре выходит его увлекательное документальное повествование «Вершины», изданное, к сожалению, только на украинском языке, да и то ограниченным тиражом, а посему по большей части неизвестное. …Четверка восходителей упорно пробивалась к сияющей в лучах солнца белоснежной вершине. В какой-то момент, рассказывает далее Татьяна Сахаровская, стало ясно, что недостаток снаряжения, позволяющего карабкаться почти по отвесному склону, вынуждает остановиться у самой цели… Через некоторое время оставшийся отрезок к вершине преодолеют местные восходители. Скригитиль тут же отправится в Москву, чтобы лично «протолкнуть» и проследить всю процедуру присвоения вершине имени города, ставшего его альпинистской колыбелью. Приморцы все-таки взойдут на недоступный пик. Сделают это в 1984 году в составе «интернациональной» группы Михаил Сахаровский и Сергей Эйдус, он, кстати, впоследствии станет первым приморским альпинистом, поднявшимся на самую высокую гору Африки Килиманджаро. Ушел... в никуда Читатели, вероятно, обратили внимание, что все время говорится о Скригитиле как бы в прошедшем времени. Увы, это так. Его дальнейшая судьба оказалась загадочной и не до конца проясненной. В 1991 году после развала Советского Союза выяснилось, что дружба народов, так усиленно декларируемая властью, не более чем миф. Тотчас растворилось и, казалось бы, незыблемое альпинистское братство. Русские оказались чужими. Скригитиль, однако, не вернулся ни в Россию, ни на Украину, а предпочел уехать за границу. По некоторым данным, в Канаду. Почему и зачем – никто не знает. Между тем в Северную Америку тогда же выехали и некоторые другие известные советские альпинисты. Они там совершали восхождения, в частности, на Мак-Кинли, о чем подробно писала пресса – как российская, так и зарубежная. В этой ситуации альпинист, тем более соотечественник, едва ли мог пройти мимо, и тем не менее… В тамошнем альпинистском сообществе Скригитиль ни разу не был замечен. С чем связан столь стремительный и внезапный уход в тень - остается только гадать…

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

В этом номере:
Команда «Спасскцемента» вновь стала первой
Команда «Спасскцемента» вновь стала первой

25 июня в Спасске- Дальнем прошло четвертое первенство компании «Востокцемент» по футболу. Организаторы турнира подарили праздник не только работникам компании, но и всем горожанам

Ветераны написали письмо на фронт

Совет ветеранов Владивостока от имени территориальных и отраслевых ветеранских организаций краевого центра направил предложения Общероссийскому народному фронту

«Сплошная» неожиданность

В центре Владивостока в эти выходные изменилась схема движения. Но пока водители игнорируют нововведение. Тем не менее инспектора ДПС уже начали выписывать штрафы

Стелу воинской славы установят к саммиту
Стелу воинской славы установят к саммиту

Памятная стела в честь присвоения Владивостоку звания «Город воинской славы» будет установлена на полуострове Назимова в следующем году. Об этом глава города Игорь Пушкарев рассказал в ходе своей пресс-конференции

Фотографы посмотрели на город с любовью

Во Владивостоке в Доме офицеров флота сегодня, 29 июня, в 17 часов открывается фотовыставка «Любимый город»

Последние номера
газета
газета
газета