Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Акция «В»

Войну мама не любила вспоминать...

Приморье и вся страна встретили 66-ю годовщину Великой Победы, но «В» вместе с нашими читателями продолжает акцию «Вспомним всех поименно»
Войну мама не любила вспоминать...
Приморье и вся страна встретили 66-ю годовщину Великой Победы, но «В» вместе с нашими читателями продолжает акцию «Вспомним всех поименно» Ведь наш долг перед людьми, защитившими весь мир от фашистской заразы, восстановившими страну от разрухи и возродившими ее в супердержаву, не только не уменьшается, но и растет с каждым годом. Сегодня о своей маме, пережившей голод ленинградской блокады, воевавшей на фронтах Великой Отечественной и вырастившей достойных детей, рассказывает жительница Владивостока Людмила Михайлова. – На погосте села Новицкого покоится прах нашей любимой мамы, которая умерла почти 20 лет тому назад. Родилась она в богатом, красивом селе Никольском под Петроградом. Мама была комсомолкой, росла спортивной, умной, мечтала поступить в ДОСААФ. С этой мечтой она и уехала после школы в Ленинград. Устроилась на работу, занималась плаванием, прыжками с вышки, обожала театр и Сергея Лемешева. Это, кстати, у мамы от бабушки Марии Спириденко, которая очень любила вокальное искусство и владела целой горой пластинок с записями Собинова, Вертинского, Лещенко, Изабеллы Юрьевой. Да и в их доме часто звучали песни, озорные частушки… Вскоре мама познакомилась в Ленинграде с курсантом Семеном Морозовым, будущим военным журналистом. Это была красивая пара: оба любили спорт, театры, музеи, танцы и жизнь! И вскоре Ляля Спириденко стала Ольгой Морозовой. Жили они в большой коммунальной квартире на бульваре Профсоюзов. Здесь родилась я, а перед войной – мой брат Саша. Семье дали отдельную квартиру на станции Дачное. Но мы ее даже обжить как следует не успели, ведь шла весна 1941-го… По весне всегда мы с мамой уезжали к бабушке в Никольское, куда приезжали с детьми мамины братья и сестры. Война перечеркнула детство А потом началась война... До нас она добралась быстро. Помню, как утром собрался на работу мой дедушка Давыд Андреевич. Был он железнодорожником. Надел форму, фуражку, кивнул нам – и ушел. Больше мы его не видели: он погиб в тот же день при бомбежке железнодорожного узла. Мамин брат Сергей был военным, служил в Эстонии. Он сразу же отправился к месту службы. Кстати, Сергей прошел всю войну, а погиб в 1946 году в Таллине. На родной Ижорский завод помчался другой мамин брат – Константин. Его судьба сложилась трагически: ушел на фронт, попал в плен, узнал весь ужас концлагерей. После освобождения – сталинские лагеря… В 1953 году был реабилитирован, но долго не зажился – сказались боевые раны и подорванное в лагерях здоровье. Мои родители срочно засобирались в Ленинград. Отец работал в газете «Водник», мама – телеграфисткой в Смольном. Нас с братом решили пока оставить у бабушки, ведь папа сразу же уходил на фронт. Мама в Ленинграде оставалась одна. Немцы наступали стремительно, и к осени 1941¬го уже оккупировали Никольское и подошли к Ленинграду. Вернуться за нами мама не могла… Матрос-спаситель Началась блокада. Мама работала, а ночью дежурила на крышах, тушила зажигательные бомбы… Пока были силы. Однажды она не смогла встать с постели. Просто лежала и умирала от голода. И в этот момент ее разыскал сослуживец отца – матрос, отправившийся с оказией в Ленинград (вот жаль, за столько лет забылась фамилия человека, спасшего маме жизнь). Он привез посылку с сухарями и крупой. Жевать у мамы сил не было, тогда мужчина сходил за водой, нагрел ее и, размачивая сухари, стал кормить маму, потом сварил жидкую кашу и тоже кормил ее. Когда она чуть¬чуть оклемалась, матрос смог организовать ее эвакуацию на другой берег Ладоги. Здесь ее положили в госпиталь, а по выздоровлении мама записалась на фронт. Мама воевала до мая 1945 года. Упорство характера, а главное – глубочайшее желание найти после войны своих детей помогли ей пройти все тяготы военных дорог. Она награждена боевыми наградами, но больше прочих ценила и дорожила медалью «За оборону Ленинграда». Войну мама не любила вспоминать. А в День Победы, когда мы веселились, тихо уходила в комнату, закрывала дверь и плакала, вспоминая тех, кто погиб… Я всегда просила ее рассказывать моим детям – ее внукам о том, как она воевала. Но мама всегда отказывалась, и только незадолго до смерти рассказала один эпизод. И то забавный, видно, не хотелось ей говорить детям о пережитом ужасе. Такой военный юмор Зима. Прибалтика. Фашисты отступали, жестоко сопротивляясь, наши войска шли за ними по пятам. Мамина часть яростно штурмовала дот, в котором засели фашисты. Бой был страшный, но к вечеру нашим солдатам удалось занять бункер, в котором нашлись запасы еды… Бой стих, и вдруг настала такая тишина, что даже на минуту забылась война… Наши солдаты выглянули из бункера: валил снег, метель заметала трупы фашистов. И тут молодому командиру пришла в голову шальная мысль – он решил пошутить: приказал поставить в снег трупы фашистов, а сам звонит командиру с криком: «Нас атакуют, нужна подмога!». В это время другие бойцы из найденных запасов накрывали шикарный стол. Вдали послышалась стрельба, причем выстрелы по приближении к бункеру были все реже, а потом с криками и матом в бункер ввалилось посланное командованием подкрепление. Бойцы уже поняли, что их разыграли, и пришлось бравому командиру несладко – если бы не хорошо накрытый стол, не избежать бы ему трибунала… Голодное время после Победы Особой датой для мамы стало 1 мая 1945 года. В этот день на военных дорогах они встретились с отцом. А вскоре маму демобилизовали, и 27 июня 1945 года она приехала в Никольское в надежде найти нас с братом живыми или мертвыми или хотя бы узнать нашу судьбу. Брат мой Саша умер от голода еще в 1941 году… Бабушкин дом сожгли фашисты – за то, что все ее дети воевали в Красной Армии. А меня и бабушку угнали в Германию. Но мы выжили в концлагерях, вернулись на родину раньше мамы и стали жить в небольшом поселке Юность. Каким чудом маме удалось найти нас, неизвестно, но это было такое счастье!!! Вскоре вернулся и отец. Жить было негде, кругом разруха, работы не было… Отец и мать решили поехать к брату отца на Алтай. Там мы поселились в маленькой комнатушке, жили очень скромно, честно сказать – бедно, после войны хлеб был по карточкам, очередь за ним занимали чуть не с ночи… Но все равно жизнь брала свое: родился у мамы с папой в 1946-м сын Владимир, дочка Любушка – в 1948-м, в 50-м – Александр, в 52-м – Сергей. Жить семье с таким количеством детей очень трудно было. И наш отец не выдержал испытания бедностью, ушел из семьи… Как сумела мама вырастить нас всех, чего ей это стоило – знала только она. Мама работала день и ночь, перешивала нам свои одежки, завела огород и телушку, шила дома на заказ… И все это – молча, без слез… Она была оптимисткой и всегда держалась достойно – и нас научила. В нашем доме не было ругани и скандалов, мы жили трудно, но мы были семья! Единственной маминой «слабостью» был патефон: очень любила слушать пластинки, обожала Клавдию Шульженко и Леонида Утесова, с которым была знакома лично. На Дальний Восток маму перевез один из моих братьев – позвал помочь с внуками. Ей здесь так понравилось, что она всех своих детей сюда жить позвала. Так мы и слетелись на берега Тихого океана: Саша живет на Сахалине, я – во Владивостоке, брат и сестра – в Партизанске. Самым счастливым днем своей жизни мама называла тот, когда мы все – уже здесь, в Приморье – приехали на ее день рождения. Как сияла она, приговаривая: «Мои дети, мои внуки, мои внучки!».

Автор : Отдел информации «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Погиб - герой! Выжил - под суд
Погиб - герой! Выжил - под суд

Подводники уверены: следствие не выявило истинных виновников трагедии на АПЛ «Нерпа»

Школьников города ждут лагеря. И санатории

Часть родительской платы за отдых ребенка в загородном лагере компенсирует администрация Приморского края

Тихий юбилей
Тихий юбилей

Управление внутренних дел Владивостока отметило 30-й день рождения

Горячие батареи попрощались с владивостокцами. До осени
Горячие батареи попрощались с владивостокцами. До осени

Подача тепла в жилые дома жителей Владивостока и к объектам соцкультбыта ориентировочно завершится сегодня, 13 мая

Нас будут лечить врачи с мировым опытом
Нас будут лечить врачи с мировым опытом

Систему здравоохранения края ожидает небывалая модернизация

Последние номера
газета
газета
газета