Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Главное

Семеро по частным лавкам

О частных детских садах рассказывает один из пионеров этой сферы бизнеса во Владивостоке
Семеро по частным лавкам
О частных детских садах рассказывает один из пионеров этой сферы бизнеса во Владивостоке Частные детские сады – действенный способ решения одной из самых острых проблем Владивостока и страны в целом, доставшихся нам в наследство от «лихих девяностых». Наряду с возвращением в муниципальную собственность приватизированных помещений детских садов и строительством новых дошкольных учреждений городская администрация под личным контролем главы Владивостока Игоря Пушкарева предпринимает последовательные усилия по расширению сети частных детсадов – на правовом, финансовом, консультативно-организационном уровнях. Как уже сообщал «В», недавно мэрия провела семинар для предпринимателей, уже занятых либо намеренных заняться этим благородным, но хлопотным делом. Одним из участников семинара стала Елена Смольникова, уже имеющая немалый опыт в этой области. Как сейчас в городе обстоят дела с частными детскими садами, на что сегодня живут частники, какие у них трудности, каковы цены, в чем состоят отличия от госучреждений – на эти и другие вопросы Елена Смольникова ответила для читателей «В». – Почему вы решили стать хозяйкой именно детского сада? – Четыре года назад мы осуществляли деятельность развивающего центра, но только занятий на один час в день для родителей было недостаточно, и мы приняли решение организовать группы дневного пребывания с питанием и сном. На данный момент у нас работают два сада: на Чуркине и в центре города. – У вас детсад или организация по приему и уходу за ребенком? На семинаре делался упор в различии двух этих понятий… – Для полноценного развития ребенка нет разницы, как называется предприятие. Самое главное для него – соответствие санитарно-эпидемиологическим правилам и нормам. Мы им полностью соответствуем. – Как искали помещение? – Подбирали под действующие требования. Делали ремонт. Стандартные квартиры в качестве помещения нами однозначно не рассматривалась, мы искали хорошие, большие помещения, в которых будет комфортно детям. После этого вели переговоры с арендодателями. Не многие охотно идут навстречу детским организациям, но такие люди все же есть. – Почему у вас не муниципальное помещение? – Четыре года назад мы находились в здании муниципального детского сада на основании договора о творческом сотрудничестве, но администрация города, посчитав нас коммерческой организацией, расторгла договор. Даже прокуратура не посмотрела на находящихся в помещении малолетних детей и выполнила предписание. На данный момент в этом помещении находится зал фитнеса, и далеко не для дошкольников. – Какие трудности были в поиске аренды? – Цены на рынке недвижимости очень высоки, и, когда подбираешь помещение под детский сад, просчитываешь все. Необходимо соответствие площадей, цены, это очень важно для конечной стоимости нашей услуги. Лояльность арендодателей – это огромный плюс, ведь летом снижается поток деток и, соответственно, возможность выплачивать аренду. Для этого наши арендодатели идут на снижение платы летом. Найти такие условия сложно, но нынешнее помещение нас вполне устраивает. – На что СЭС в первую очередь обращает внимание? – На питание. Это самое главное. На рабочие зоны. Туалеты. На площади. – Как вы считаете, СЭС и другие службы умышленно тормозят развитие этой сферы бизнеса или они просто выполняют свою работу и бояться их не стоит? – В начале становления бизнеса мнение о палках в колесах конечно же было, но теперь я прекрасно понимаю, что деятельность этих служб направлена на выполнение требований, на сохранение прежде всего здоровья детей. И бояться проверок не стоит. Работники проверяющих организаций многое подсказывают и направляют свои усилия на качество процесса. – Как скоро окупились затраты? – Не окуплены до сих пор. – До сих пор? А сколько вложили? – 4 года мы работаем – больше 4 миллионов пришлось вложить, но эти затраты все еще в процессе окупаемости. – Значит, это неприбыльный бизнес? – Да, это не прибыльно. Я, конечно, сейчас обхожусь «малой кровью». Если раньше приходилось вкладывать миллионы, то сейчас вложения стали заметно меньше, но это только лишь потому, что уже наработались организации-партнеры, предлагающие более лояльные, низкие цены. Теперь идет какая-никакая окупаемость. Мы открыли второй сад, поскольку в этом нуждались родители. Ведь сейчас очереди, из-за этого не все могут выйти на работу, много необразованных детей. На сегодняшний день мы уже работаем не в минус, как это было на начальных этапах существования, но это и не бешеные прибыли, какие хочется получать от любых других организаций. Дети – это не прибыльно и не для прибыли. – Самая большая статья расходов? – Аренда, заработная плата, дидактический материал, который, естественно, хочется покупать качественный. Питание должно быть качественным. Мы работаем с добросовестными частниками, которые имеют ветеринарные и другие необходимые заключения. Пусть даже мы переплатим кое-где, но зато купим качественный продукт. Но основная статья расходов – аренда. – На ранней стадии развития мешали ли вам конкуренты? – Нет, не мешали, а некоторые сады выросли от нашего начала. Я считаю, что люди, которые делают одно дело, не конкуренты между собой. Они должны помогать друг другу. Но это должно быть честно. Если кто-то нечестным путем добыл документы и организовал свой сад, то с ним не хочется общаться, иметь общее дело. Он недолго будет на рынке. А я твердо стою на нем. И в силу своего характера помешать мне сложно. – Были конфликты с родителями, педагогами? – С родителями – были. Из-за того, что приходят бабушки и мамы, не видевшие ничего, кроме государственных учреждений, где работали или куда водили ребенка. А у частников – немного другие нормы и правила. Им это не всегда понятно. Плюс ко всему мы – платная услуга, и им поэтому неприятно вдвойне. На этой почве чаще всего возникают конфликты. Но так все довольны, переходят из муниципальных садов, становятся заранее в очередь, не уходят. Даже отдают свои путевки в государственный сад. А с педагогами… Как можно с ними конфликтовать? Их надо научить. Дать понять, чего хочет от них организация. – Как ищете педагогов? – По объявлению. Основные требования – любовь к детям, желание работать, а не зарабатывать. Чтобы образование было. Без образования мы не принимаем, даже с испытательным сроком. А куда такого педагога? Нужны грамотная речь, способность разрешать ситуацию, поставить правильно задачу, чтобы ребенок смог ее понять и решить. Этому учат в институте, а не на улице. – Что хотят получить от сада родители? Они рады, что вы просто сидите с ребенком, или, считая, что кто платит – тот и ставит условия, требуют золотые вилки в столовую? – Приходят с разными целями. Но тех, кто приводит ребенка, чтобы он тут «побыл», мы не принимаем. Наша организация – не няньки, которые 15 минут занимаются с человечком. Мы даем образовательный процесс, ставим социальный статус ребенку. С удовольствием наш сад берет тогда, когда видит, что родитель сам готов работать. И с собой, и с ребенком. Даже с нами, чтобы мы вместе сделали из ребенка личность. Наши психологи даже где-то подсказывают, как себя вести, учат правильному поведению. – Кто в большинстве своем приводит детей? Состоятельные родители? – Всякие. Есть семьи, где зарабатывает по 15 тысяч мама и 15 тысяч папа. Младший научный сотрудник и ветеринар. Приходили и родители «с кошельком», которые интересовались: « А в какой социальной среде будет общаться мой ребенок?». Хотят ему в друзья таких же состоятельных, людей высокого соцстатуса. Но мы берем всех, кто хочет, чтобы у его ребенка было все: образование, развитие. – Какая месячная стоимость? – 13800 рублей – Что входит в цену? – Образовательный процесс, хореография, логопеды, психологи, английский. Система Монтессори, которую мы привезли из Санкт-Петербурга, из Москвы. Питание. Вообще, в наш сад дети приносят только горшок, полотенце и расческу. Все. Больше ничего мы с родителей не просим. В иных садах – другая картина, требуют вещи вплоть до постельного белья, до матрасов. Мы покупаем сами фломастеры, карандаши, альбомы, пластилин, который можно есть, поскольку имеем дело с детьми и покупать нужно безопасный продукт. – Как вы считаете, 13 тысяч для частного сада – это дорого? – У нас самая низкая ценовая политика. – Какой у вас распорядок дня? – Прием в 8 утра, завтрак, занятия до 12, потом обед, до трех – сон, в четыре – полдник, после – занятия, прогулка, ужин. Мы абсолютно ничем не отличаемся в этом плане от других детских садов. – Все ли места заняты на сегодняшний день? – Сейчас многие ребята болеют, поэтому в группах мало пока детей. Ветрянка ходит, простуда. Родители стали раздевать деток, а еще прохладно, у многих организм оказался пока не готов. А так сад наполнен. Очереди у нас есть. Мы на это и идем – на высокую наполняемость сада. Очень редко остаются свободные места. В совсем ближайщем будущем (августе) откроем детский сад оздоровительного типа на Седанке на 60 мест.

Автор : Ольга ЮДИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Семеро по частным лавкам
Семеро по частным лавкам

О частных детских садах рассказывает один из пионеров этой сферы бизнеса во Владивостоке

Новые технологии - новые знания
Новые технологии - новые знания

Работники Владивостокской ТЭЦ-2 учатся работать в новых условиях

Приморская торговля дала прибавку

Оборот розничной торговли в январе – марте 2011 года составил 44,2 млрд рублей. Население края израсходовало на приобретение товаров на 4,2 млрд рублей больше, чем за январь – март предыдущего года. В сопоставимых ценах оборот розничной торговли увеличился на 3,3%

Спасские цементники поработают на космос

Космодром Восточный в Амурской области будут строить на продукции ООО «Востокцемент»

«Город» в городе

Альянс презентует возможности своих членов

Последние номера
газета
газета
газета