Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Главное

Шибко умные

На одних идеях инновационного прорыва не сделать, а довести их до ума – проблема
Шибко умные
На одних идеях инновационного прорыва не сделать, а довести их до ума – проблема Ключевым для нынешних управленцев стало слово «инновация». Это понятие, употребляемое ранее лишь инженерно-техническим персоналом, озабоченным модернизацией оборудования, с недавних пор довольно прочно освоилось в лексиконе топ-менеджеров. Даже если самая сложная техника, с которой им приходилось сталкиваться, – телефонный аппарат и степлер. Итак, объявлена Новая экономическая политика и предупреждены первые лица компаний и организаций: саботаж стратегического курса развития, обозначенного первыми лицами государства, грозит самыми жесткими санкциями. В неотвратимости наказания за недостаточное внимание к инновациям уже убедился показательно уволенный глава Объединенной авиастроительной корпорации Алексей Федоров. На этом фоне Приморью вроде бы репрессий опасаться особо нечего – край занимает лидерские позиции в четверке инновационно активных в регионе. Именно Приморье, Хабаровск, Амурская область и Саха (Якутия) обеспечивают львиную долю подачи заявок на изобретения от ДВФО. Об этом говорят данные из таблицы «Динамика подачи заявок на изобретения по Дальневосточному федеральному округу», составленной Роспатентом. Итоги-2010 еще не опубликованы, но, по предварительным расчетам, количество заявок сильно не изменится, поэтому будем оперировать результатами 2009 года. Хуже всего с инновациями на Чукотке – сплошные нули. Активировать движение рационализаторов и изобретателей не удалось даже во времена патроната над территорией олигарха Романа Абрамовича. По данным 2009 года, приморцы подали 167 заявок на изобретения, что составляет треть от всех заявок ДВФО. Следом идут амурские изобретатели со 116 заявками, потом хабаровчане – 108 и замыкает четверку лидеров Саха (Якутия) – 73 заявки. Всего в регионе было подано 488 заявок на выдачу патента на изобретения. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. К примеру, в 1986 году только теми же приморцами было подано 484 заявок на изобретения, что сопоставимо с количеством заявок, поданных всеми регионами Дальнего Востока в 2009 году. Чисто бумажный проект Показатели заявочной активности (количество подаваемых заявок на объекты промышленной собственности – ОИС)сами еще не являются свидетельством эффективности инновационной среды региона. Специалисты считают более значимым в этом отношении число договоров или лицензионных соглашений, заключенных с патентовладельцем на право использования разработок. Патент, остающийся на стадии идеи, это «кот в мешке», он может так никогда никому и не понадобиться, – утверждает заслуженный изобретатель РФ, начальник управления интеллектуальной собственности Дальневосточного технического университета (ДВГТУ) Михаил Звонарев. По его данным, в Приморье в 2007 году заключено 8 лицензионных договоров, в 2008 – уже 15, в 2009 году – примерно столько же. То есть в хозяйственный оборот вовлекается количество изобретений, которое соответствует процентам десяти их годового прироста, но менее одного процента от всех приморских патентов. Сами авторы изобретений часто считают, что это невысокий показатель. К примеру, институты Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН) имеют большое число полезнейших разработок: биологически активные добавки, адаптогены и биостимуляторы, изготовленные на основе местного уникального сырья. Вот только косные производственники не хотят запускать их в массовое производство, мотивируя, что новшества требуют больших затрат, которые и окупятся не скоро. Например, недавно в Дальневосточном федеральном университете (ДВФУ) приглашенным гостям – участникам бизнес-клуба «Диалоги», сотрудникам ДВО РАН, преподавателям ВУЗа, чиновникам – были представлены инновационные продукты. Доцент кафедры клеточной биологии ДВФУ Вадим Кумейко рассказал о своих проектах – лекарственных препаратах и материалах для создания искусственных тканевых имплантатов. По его словам, технологии пяти лекарственных препаратов подготовлены для внедрения в производство. Проведены лабораторные испытания, получены официальные сертификаты. – Наша научная разработка существенно превосходит то, что сейчас есть на рынке, – уверил Кумейко. – Главная особенность новых имплантатов в том, что они «встраиваются» в поврежденный участок в организме человека, способствуют его восстановлению, а потом понемногу исчезают. Подобных разработок в других странах нет. А чтобы вывести на рынок нашу разработку, например, способную облегчить жизнь людям с травмами спинного мозга, необходимы масштабные инвестиции. Но пока никто не заинтересовался столь перспективными проектами. Не лучше ситуация и с перспективными разработками технического университета, которые оказываются более востребованы за рубежом. Например, способ плазменного розжига пылеугольных смесей (обеспечивающий безмазутный розжиг котельных установок, сжигающих низкокалорийные угли) доведенный «до ума» в России, оказался востребован в КНР. Морские ветроэнергетические установки «нужнее» Евросоюзу. Мощные малогабаритные газотурбинные электрогенераторы и эффективные робототехнические системы пригодились странам АТР и опять же странам Евросоюза. Понятно, что призывы перейти на инновационный путь развития экономики – верные по сути – так и останутся декларациями. По крайней мере, до тех пор пока экономика остается на коленях. Таково мнение председателя наблюдательного совета Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Ивана Бортника. В своем интервью СМИ он не раз отмечал: российская экономика еще недостаточно созрела, чтобы компании начали активно заниматься инновациями. Действительно, пока существует спрос на технологически устаревшие товары или он поддерживается искусственно (ну как не вспомнить, к примеру, отечественный автопром), нашим промышленникам нет нужды внедрять новые технологии и оборудование для выпуска современные товары и услуги. В армию или в «Силиконовую долину»? С тем, что вся вина за отсутствие инновационного прорыва в стране, и в Приморье в частности, перекладывается на промышленников, не согласен Михаил Звонарев. – Бытует мнение, что не хватает средств для внедрения новинок, но это не совсем так, – отметил он, ссылаясь на высказывания представителей венчурного бизнеса. – В принципе деньги можно найти, как и проекты с высоким потенциалом коммерциализации. Главная проблема – в отсутствии проектных команд, способных из множества идей выбрать наиболее привлекательные для рынка, адаптировать и внедрять их в промышленное производство, заниматься маркетингом, формировать спрос и налаживать сбыт. Сами разработчики, в одиночку просто не способны достижения фундаментальной науки довести до производства конкретного товара или услуги, то есть осуществить весь комплекс работ, необходимых для доведения их «детища» до рынка. Те задачи, которые они умеют эффективно решать, достаточно далеки от методов организации реального производства на базе их разработки. Талант менеджера и инженера редко сочетаются в одном человеке. Есть еще и другая проблема. Зачастую, разработчики, решая ту или иную техническую проблему, игнорируют нужды рынка (вначале генерируют идею, а уже потом ищут возможность ее применения на практике). Одним из показателей этого, по словам Михаила Звонарева, является незатухающая активность изобретателей вечных двигателей, которые по два – три раза в год обращаются к ним с целью запатентовать конструкцию чудо-машины. Разобщенность науки и практики в нашей стране хорошо иллюстрируется сведениями об источниках заявок на изобретения: в РФ 6 процентов заявок подают предприятия и научно-производственные объединения, 94 процента – отраслевые НИИ и ВУЗы, тогда как в развитых странах 50 и более процентов изобретений создается в производственном цикле. Понятно, изобретения, созданные самими предприятиями, для решения своих технических и технологических проблем, уж точно в шкафу пылиться не будут, их тут же реализуют. По словам Михаила Звонарева, «израильский опыт по формированию кадрового потенциала, способного решать задачи инновационной экономики, показывает, как велик творческий потенциал молодежи, как много страна может получить при правильной организации его использования». Правда этот опыт имеет очень специфическую форму. Выпускникам средней школы с высоким интеллектуальным потенциалом могут предоставить отсрочку от обязательного для всех юношей и девушек Израиля призыва в армию до окончания вуза. Но окончив обучение в вузе, он будет служить пять лет вместо трех. Но! После 3-месячного прохождения обязательного курса «молодого бойца», когда изучают армейские премудрости, выпускники вуза продолжают службу в специальных военных подразделениях, своего рода мини-аналогах «Силиконовой долины». Здесь перед молодыми бойцами интеллектуального фронта ставят конкретные цели, например: разработать устройство, с помощью которого можно решать определенные задачи. При этом инновационная работа сразу сориентирована на внешний рынок. Финансирование работ, по российским меркам, солидное: сумма в 10 миллионов долларов является обыденной. Например, всем известные нынче флэшки – их продукт (по крайней мере, израильтяне так утверждают). Это была чисто военная разработка – энергонезависимая память для беспилотных истребителей и бомбардировщиков. Потом кто-то, опять же из команды спецподразделений, предложил выпустить полезное мобильное устройство на мировой рынок. Успех с лихвой окупил все затраты. Цифры, озвученные представителями технопарков и инкубаторов Израиля, говорят, что из «переваренных» идей до товарного вида достигает порядка 20 процентов, а по отдельным инкубаторам – до половины. Региональная наноспециализация или алмазы в резине Эксперты утверждают, в деле инноваций не надо кого-то догонять, это бесполезно. Считается, что нужно осваивать именно тот рынок, где есть шансы быть первыми. И достижения мирового уровня в инновационной сфере, конечно же, есть и у дальневосточников. Например, в Республике Саха (Якутия) работают над созданием эластомерных (гибких) материалов с применением нанотехнологий. Для придания им большей износостойкости и морозоустойчивости ученые используют нанодисперсные порошки из корундов (рубины, топазы, сапфиры), цеолитов, алмазов. Также в Якутии успешно работают над решением проблемы старения и морозостойкости конструкционных материалов. При этом достижения науки активно внедряются, для чего в рамках успешных научных организаций создаются малые инновационные предприятия (МИП), которые и обеспечивают практическое применение научных результатов. В Приморье активно осваиваются два направления, важных для края: это разработка биоактивных препаратов и альтернативных энергоисточников. К организациям национальной наносети относятся институты ДВО РАН и отдельные вузы. Кроме изобретений, патентуемых организациями, достаточно активны изобретатели-одиночки, которые предлагают решения в широком диапазоне применения: от персонального домашнего сейсмодатчика, миниГЭС, высокоэффективных нагревательных приборов или сигаретного фильтра до способов сверхранней диагностики рака, эндопротезирования или методов лечения. Все бы это внушало оптимизм, если бы не одно но: в Приморье, в отличие от Якутии, нет МИП, реализующих нанотехнологические разработки. А наличие лишь солидной научной базы нельзя считать достаточным для нанопрорыва в экономике региона, уверены специалисты. – Творческая мысль не стоит на месте, есть люди, которым изобретательство интересно, – резюмирует Михаил Звонарев. – Но новаторство постепенно ушло с производства, где когда-то активно поддерживалась и было востребовано, и сконцентрировалось в научных организациях. Сегодня много говорят о необходимости научно-технической революции в стране, но во многом благие намерения остаются лишь декларацией. Одним из показателей, по которым судят о развитии уровня инновационной инфраструктуры, является количество патентных поверенных. На Дальнем Востоке работают 14 квалифицированных патентоведов, из них 9 – в Приморье (в 2004 году их было 11), практически все они пенсионного или предпенсионного возраста. Число квалифицированных специалистов уменьшается, а ведь чтобы получить удостоверение патентного поверенного надо иметь не менее, чем четырехлетний стаж патентной работы. И о каком развитии инноваций можно говорить, если через три года некому будет даже оформлять заявки на изобретение… Кстати В свое время в СССР на производственных предприятиях в штате обязательно был предусмотрен инженер по рационализации, а на крупных заводах – соответствующие службы: БРИЗ, патентные отделы, подчиненные главному инженеру, которые занимались модернизацией, в том числе и научной организацией труда (НОТ). Они формулировали проблемы, которые надо решить, настолько технически грамотно и понятно, что их внедряли безоговорочно. Практическое применение полезных идей, пусть даже это были мелкие улучшения в условиях работы, в технике безопасности, охране труда, качестве продукции, в совокупности приносило весьма ощутимый экономический эффект. При этом действовала система темников (от слова «тема») – перечней технических и технологических проблем, актуальных для предприятий, объединений, ведомств, что обеспечивало целевое привлечение новаторов к решениям означенных проблем. Потом все развалилось: внедрение каких­либо нововведений в расчете на последующий экономический эффект требует предварительных затрат, порой значительных. В перестроечные и постперестроечные годы на эти дела финансы выделялись крайне неохотно.

Автор : Александр КАРАСЁВ «Владивосток»

В этом номере:
Нашел тариф на камень
Нашел тариф на камень

С марта приморцы должны меньше платить за коммунальные услуги

Шибко умные
Шибко умные

На одних идеях инновационного прорыва не сделать, а довести их до ума – проблема

Защитят, восхитят, накормят...
Защитят, восхитят, накормят...

Кто это говорит, что наши армия и флот переживают нелучшие времена? Не иначе как пессимисты и злопыхатели. Потому как народ, собравшийся вчера на центральной площади Владивостока, в очередной раз убедился: есть у нас настоящие защитники, которые врага не пропустят, а если и встретятся с супостатом врукопашную, мало тем не покажется.

ПФР можно будет задать самые горячие вопросы

Отделение Пенсионного фонда РФ по Приморскому краю проводит 2 марта 2011г. с 10 до 16 часов общекраевую «Горячую телефонную линию» для федеральных льготников и граждан, имеющих право на материнский (семейный) капитал

Ищут электрики, ищет милиция...

Во Владивостоке ищут вредителя, оставившего большую часть города без воды. Как сообщили в пресс-службе ОАО «ДРСК», в ночь с 21 на 22 февраля во Владивостоке была порвана линия электропередачи напряжением 110 киловольт. Из-за порыва ЛЭП прекратилось электроснабжение подстанции «Горностай», от которой получает энергоснабжение третий подъем Водоканала. Часть города перестала получать воду

Последние номера