Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Парк культуры

Сергей Астахов: «Снимать кино – как жениться»

Самый востребованный российский кинооператор считает, что научить мастерству в принципе невозможно
Сергей Астахов: «Снимать кино – как жениться»
Самый востребованный российский кинооператор считает, что научить мастерству в принципе невозможно На мастер-классах, которые проводил во Владивостоке знаменитый оператор, дважды лауреат Государственной премии Сергей Астахов, простите за банальность, яблоку негде было упасть. Еще бы! А вам разве не интересно было бы пообщаться с человеком, который снял «Влюблен по собственному желанию», «Брат» и «Брат-2», «Бедный, бедный Павел», «Граница. Таежный роман»? Сергей Валентинович главную задачу свою во время проведения мастер-класса поставил себе так: дать как можно больше информации, ответить на вопросы. Ему не привыкать делиться опытом, общаться с начинающими, но в то же время Сергей Валентинович считает, что… - Мастерству не научишь… Надо учиться на ошибках других, но при этом обязательно делать свои, - говорит Сергей Астахов. – Когда я общаюсь с аудиторией на таких вот мастер-классах, то стараюсь научить методологии, умению понимать, почему получается плохо или хорошо. Сергей Астахов – вся его биография – по сути, мастер-класс для влюбленных в кино, для тех, кто не видит своей жизни без этого важнейшего из искусств… Согласитесь, это удивительно, что мальчишка, родившийся в медвежьем углу – в селе Селищи в Мордовии, решил стать кинооператором… - В 14 лет, если быть точным, - улыбается Сергей Валентинович, - я решил связать свою жизнь с кино. Причем сразу решил, что буду оператором, а не актером, не режиссером… И как решил, так и сделал, хотя это и был очень долгий путь. На самом деле все просто: мой отец был киномехаником, а мама – учителем литературы и русского языка. Все сошлось, наверное: магия движущейся пленки, магия слов, которые потом превращались в кино… Путь от слова к экрану так или иначе передо мной был… Очень смутно помню свое детство, но четко всплывает в памяти эпизод… Мне года три, наверное, я сижу в церкви у разрушенного алтаря, на его месте – белая стена, и нам показывают детский фильм про трех поросят, трофейный... А возле церкви стоит машина-кинопередвижка… И далее себя помню лет с восьми, наверное, и самые яркие воспоминания – снова о кино. Например, мы, мальчишки, приходили в клуб, но мест обычно не было, точнее, считалось, что таким мелким и на полу хорошо. Вот мы с друзьями и лежали у стены, на которой шел фильм, и смотрели, задрав головы вверх. Получался такой, знаете ли, своеобразный угол зрения… Лет в 13 я заболел охотой… Все мальчишки в нашем селе – само собой! – ходили охотиться. Отец и мама были против такого «хобби», стали думать, чем же меня можно отвлечь… Семья у нас была большая – пятеро детей, денег не хватало… Но мама и отец, как почти все тогда в СССР, копили деньги через страховку. Популярный был способ – пять лет делаешь взносы, а потом получаешь на руки сумму… Вот они как раз и получили аж пятьсот рублей. В 60-х это были сумасшедшие деньги. И родители довольно большую часть их потратили… на кинокамеру. Она до сих пор у меня жива – «Киев-16С3». Заказали через Посылторг, помню, как я разбирал эту посылку, перебирал рулончики с пленкой, химикаты, бачок для проявки… Все! Этот мир увлек меня безвозвратно! В седьмом-восьмом классе я стал снимать любительское кино и ни о какой другой профессии не мечтал. Поехал поступать во ВГИК, но не успел по срокам, когда приехал, уже шли экзамены. Ушел в армию, вернулся и снова подал заявление, но… Не хватило баллов по общеобразовательным предметам. Я стал работать выездным фотографом, год мотался по деревням и селам, а потом все же поступил! Стал учиться и только примерно на третьем курсе понял, что выбрал правильную профессию, то, что нужно мне на самом деле. Представляете? Без малого десять лет я двигался по жизни интуитивно и только почти в 25 понял, что это было верное направление. А когда понял – даже испугался сначала. Уж больно серьезное это осознание, что курс жизни определен… Кстати, если бы это осознание ко мне не пришло, я бы, наверное, не стал доучиваться, занялся бы чем-то другим. В жизни нужно идти по тому пути, который приносит тебе радость… С тех пор я не сделал ни одного шага в сторону с этого пути и считаю себя очень счастливым человеком. Наверное, именно верность избранному пути и любовь к кино помогли Сергею Астахову создавать картины, кадры которых надолго остаются в памяти… - Интересно, Сергей Валентинович, а кто задает тон на съемочной площадке – режиссер или оператор? - Не люблю я разговоры по принципу «кого ты больше любишь – маму или папу?»… Без оператора не обойтись, конечно. Тем не менее в игровом кинематографе за весь процесс отвечает все же режиссер. А в целом кино – искусство коллективное, и делить его на части не стоит. Только при условии, что на площадке режиссер – главный, может быть создано художественное произведение. Поэтому я никогда не ставил себя главным на площадке, даже если снимал фильм с малоопытным режиссером. Да, я подсказываю, советую, но не более. Важность моей профессии для меня однозначна, я ее очень люблю, никогда не променяю на режиссерскую. Просто потому, что она – смысл моей жизни. Ведь зритель видит фильм глазами оператора… А оператор, нажав кнопку на камере, ставит свою подпись, так сказать, под тем, что он согласен снять именно этот кадр и именно так. И все. Что там было «за кадром», уже не важно, как у нас говорят: язык к экрану не пришьешь. - А как вы выбирали, с кем работать? Ведь вам повезло – вы снимали кино с Павлом Лунгиным, Валерием Приемыховым, Александром Миттой, Алексеем Балабановым… - Согласиться работать с режиссером – это как жениться, понимаете? Очень ответственно. И как в жизни не все семьи получаются, так и в кино не всегда удается найти взаимопонимание. Я выбираю, соглашаться на проект или нет, по очень простым критериям. Во-первых, тема фильма, основная мысль должна мною разделяться, во-вторых, у режиссера должны быть интересные идеи. Не нужно рассказывать мне, как ставить кадр, я этому много лет учился сам, а вот развить идею – это важно. С большинством режиссеров мы становимся друзьями – с Павлом Лунгиным, с Александром Миттой… Но вот, кстати, пример: Митта звал меня на новый проект, но история не увлекла, а если мне неинтересно, я не верю, что проект будет удачным, с таким настроем начинать съемку нельзя. И я отказался. С Алексеем Балабановым мы много работали, но вот от предложения снимать «Замок» я отказался, потому что это был проект, что называется, на три копейки, а есть вещи, которые просто нельзя снимать с малым бюджетом. Лучше не браться… Нельзя лезть в гору, которую не одолеть: разобьешься сам и других разобьешь… А вообще в кино очень трудно понять, каким будет конечный результат. В процессе просто не видно! Мой первый фильм – «Влюблен по собственному желанию». В день, когда Сергей Микаэлян закончил монтаж, мы встретились в коридорах студии. И он грустно сказал: Сергей, кино не получилось… А потом эта лента зажила собственной жизнью, стала популярной, любимой. А бывает и наоборот – кажется, что фильм должен сложиться, но – не складывается… Поэтому я и выбираю проекты не по тому, каким он выглядит, многообещающим или нет, а по тому, с кем снимать, что снимать и каковы условия работы. - Переживает ли Сергей Астахов, дважды лауреат Госпремии, за конечный результат, за то, что получилось? - Конечно! Мне очень трудно загордиться достижениями, даже если бы и хотелось. Профессия оператора такова, что будь ты сто раз лауреат и номинант, но на новом фильме ты обязан доказывать вновь и вновь, что ты чего-то стоишь. Если фильм плохо снят, никакие прежние лавры не спасут. Экран беспристрастен, ему все равно, есть премии или нет. Я всегда стараюсь работать на пределе, максимально хорошо.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Амазонки невидимого фронта
Амазонки невидимого фронта

Их путь в разведку начинался на Дальнем Востоке

Нелегальных приморцев больше не будет?
Нелегальных приморцев больше не будет?

Онлайн-регистрация – это быстро и удобно

Уголовное чтиво
Уголовное чтиво

Сидельцы приморских исправительных колоний просят прислать им… Карамзина и Ахматову

Крайстат уполномочен огорчить

Цены на потребительском рынке края росли весь прошлый год, практически не переставая

С Новым годом, с новым прайсом!
Последние номера