Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Парк культуры

Юрий Поляков: Королева Великобритании – не фашистка

Известный литератор – о текущих медиапроцессах. Эксклюзивно для «В»
Юрий Поляков: Королева Великобритании – не фашистка
Известный литератор – о текущих медиапроцессах. Эксклюзивно для «В» Главный редактор «Литературной газеты», известный писатель Юрий Поляков во Владивосток приехал на день раньше, чем все остальные участники проходившего в Хабаровске Дальневосточного международного форума журналистов «Дальний Восток. Открытия XXI века». И все ради того, чтобы своими глазами увидеть спектакль Приморского краевого театра молодежи «Одноклассники точка ру», поставленный по знаменитой пьесе Юрия Михайловича «Одноклассница». Спектаклем писатель и драматург остался очень доволен, с актерами и зрителями говорил искренне и горячо. Впрочем, о том, что ему интересно и важно, Юрий Михайлович всегда говорит прямо и без экивоков… Кто кого не слышит? В 2001 году Юрий Поляков стал главным редактором «Литературной газеты». За это время издание – и это несмотря на то что газету чуть ли не в глаза называют «антилиберальной» - увеличило тиражи с 25 тысяч до 100 тысяч экземпляров, и это без учета тиражей дайджестов. Волшебство, да и только? - Все просто, - считает Юрий Михайлович. - Люди как раз у нас и находят возможность удовлетворить духовные запросы, потому и выписывают… Мы одной из главных своих целей ставим воспитание хорошего вкуса у читателя… У нас хорошие авторы, они пишут хорошим языком. Приходят современные молодые журналисты, выпускники, так они вообще писать не умеют, выдают компьютерную, простите, лабудень неграмотную… Они ведь двоеточий не знают, для них предел знаков препинания – точка, а уж запятую поставить – просто интеллектуальное изнеможение… - Другие средства массовой информации духовных запросов общества не слышат? - В современной журналистике существуют две проблемы. Первая заключается в том, что современная власть не хочет слушать журналистов и можно кричать, хоть закричаться, но все равно не быть услышанным – ей наплевать. Раньше после статьи в «Правде» снимали секретаря обкома с должности, сегодня же власть считает, что с помощью политтехнологий можно решить любые вопросы. Это глубокое заблуждение, в опасности которого мы все очень скоро убедимся. Вторая проблема – как обратная сторона этой медали: журналистика, особенно телевизионная, глуха к обществу и его запросам. Общество говорит: нам не нужно такое телевидение, зачем вы нам это все показываете, нам не нужны три мыльные оперы в день, пять кровавых детективов и четыре юмористические программы, мы хотим совсем другого… А телевидение отвечает: у нас рейтинг, мы зарабатываем деньги. Я как-то спросил Константина Эрнста: вы на что эти деньги тратите, может быть, детские дома содержите, дома престарелых, вкладываете в художественное воспитание молодежи? Он обалдел: какая молодежь? Мы на себя тратим, на развитие телевидения. Я ему ответил: ну так обществу наплевать, если вы зарабатываете за счет нас и на себя же тратите, нам-то что с этого? Мы ни денег от вас не видим, ни нормального телевидения… - И как решить эту проблему взаимной глухоты? - У нас очень интересно в стране: когда хотят что-то сделать, то начинают ссылаться на опыт американцев или европейцев. Но дело в том, что во всем мире – во всех развитых странах, на которые мы так ориентируемся – существуют очень влиятельные, уважаемые общественные советы при телевидении. У них есть полномочия вплоть до отзыва лицензии у канала. И только у нас таких советов нет. У общества нет механизмов влияния! А как только заходит речь о создании советов, начинается крик о наступлении на свободу слова, фашизме и прочей ерунде. При чем тут вообще фашизм? В Великобритании королева патронирует общественный наблюдательный совет. Она что, фашистка, что ли? Бред… А почему поднимается такой вой? Потому что не хотят, чтобы люди могли вмешиваться – ведь всю ту фигню, которой нас кормят по ТВ, гораздо проще создавать, если нет контроля общества. Я считаю, что создание подобных советов в нашей стране – вопрос политической воли. У нас так традиционно сложилось, что все делается сверху. По-другому мы пока не умеем. - Ваши произведения всегда касались самых острых проблем в жизни общества… - Я был на нескольких передачах, посвященных сериалу «Школа». И когда спросили, как я к нему отношусь, я ответил: 25 лет назад я был в положении создателей сериала. Раз в некое количество лет – 15-25 примерно – в таких сферах жизни, как армия, школа, накапливаются отрицательные явления, которые потом выплескиваются в общество… И принимаются тяжело. Моя «Работа над ошибками» была 25 лет назад, теперь появилась «Школа». Потому что накопилось… Правда, есть один нюанс. Мою повесть до сих пор переиздают, и она расходится, ее читают. А в том, что через 25 лет будут смотреть сериал «Школа», я не уверен. Куда засунуть «Золотую маску» - Юрий Михайлович, вы не раз резко высказывались по поводу современных российских литературных премий… - Это правда. Потому что меня изумляет то, что происходит в этой области. Возьмем, к примеру, драматургию. Человек еще не научился писать пьесы – с сюжетом, с характерами, я уж не говорю про репризы, это за гранью умения молодых драматургов, но обязательно заставит героев материться. И это считается новым словом в драматургии, за это дают «Золотую маску»… И когда ты пытаешься ему объяснить, что он элементарно не научился писать, он изумляется: «У меня же «Золотая маска»!»… Ну что… Повесь эту маску куда-нибудь себе… Я в прошлом году специально согласился стать сопредседателем «Большой книги». Хотел, так сказать, подползти поближе и посмотреть. Мы много писали в «Литературке» об этой премии, которая с самого своего появления (а это фактически госпремия, потому что хоть и на деньги банкиров существует, а все понимают, что банкиры ни за что не дали бы деньги на книжки и что кто-то им намекнул, так сказать) в короткий список включает только авторов-москвичей и эмигрантов. А из регионов России нет ни одного человека. Причем эмигрантов в премии больше, чем всех остальных. Я ничего не имею против эмигрантов, но они выбрали другую страну и другой социум – так почему же наша национальная премия должна вообще рассматривать литераторов из других стран? Вот я и согласился войти в совет, чтобы посмотреть. И понял, что все очень просто. Экспертный совет премии возглавляет такой, знаете, москвич… Москвичи бывают разные и далеко не всегда плохие, но этот из тех, чья жизнь ограничивается Садовым кольцом и международным терминалом аэропорта Шереметьево. На этом география для него заканчивается… Так что ничего удивительного, что вся хорошая литература, которая приходит на премию из губерний России, отсекается. Что в итоге? Я устроил там скандал, дал несколько интервью, в которых честно сказал: если вы хотите, чтобы была действительно репрезентативная премия, а не профанация, то меняйте этих модераторов экспертной группы. Назначьте в следующий раз главой группы, предложил я, критика из губернии, ну вот хоть Валентина Курбатова – и посмотрите, насколько изменится картина… Думаете, ко мне прислушались? - Нравится ли вам издательская политика? - С коммерческим книгоизданием мы все равно ничего не сделаем. Плохие книги были, есть и будут всегда. Они рассчитаны на малообразованных людей – вы посмотрите интереса ради, что выходило во времена Серебряного века для читающих кухарок и швейцаров! Мало не покажется. А хорошая литература издается, может быть, меньшим объемом, но все же. Вот мы – «Литературная газета» - запускаем совместный проект с «АСТ»: «Современная проза из портфеля ЛГ», в нее войдут действительно хорошие прозаики, многие незаслуженно нераскрученные. Так будем продвигать хорошую литературу. А то ведь у нас в основном продвигают пипов… Несколько лет назад я предложил ввести это слово, чтобы не обманывать читателя: нужно разделить на категории тех, кто издается, ведь нельзя же называть одинаково Битова и Донцову, Маринину и Распутина… Это вещи несопоставимые. Пусть будут писатели – те, кто создает свой художественный мир, работает со словом, и пусть будут пипы – персонифицированные издательские проекты. Пипы делают книжную продукцию, как правило, хором, и то, что на обложке стоит одно имя, никого не должно вводить в заблуждение… В кино вот честно же пишут: три автора сценария… - Вы, к примеру, были одним из авторов сценария «Ворошиловского стрелка». Вы считаете правильным поступок героя? - Для начала скажу, что фильм «Ворошиловский стрелок», как известно, снят по повести Виктора Пронина «Женщина по средам», которую он, в свою очередь, написал по мотивам судебного очерка, который был опубликован в какой-то из российских губернских газет, то есть человек отталкивался от факта. То, что сделал герой, естественная реакция на неспособность и нежелание власти защитить своего гражданина. Когда вышел фильм и нас начали полоскать в либеральной прессе, меня поразила их логика. Те же самые газеты, которые еще несколько лет назад восхищались американскими фильмами, где герой-одиночка берет кольт и сам мстит всем подряд, газеты, которые писали, мол, вот настоящий американский характер и вот поэтому Америка – великая страна и там все в порядке, что стали писать? Что вот вместо того, чтобы идти в суд и добиваться законными путями справедливости, как учит нас президент, взял оптическую винтовку и пошел вершить кровавую расправу, кто ему дал такое право? И делали вывод: вот поэтому в нашей стране все плохо. Железная логика отечественных либералов. Справка «В» Юрий Поляков - писатель, автор таких известных произведений, как «Сто дней до приказа», «Работа над ошибками», «Апофигей», «Парижская любовь Кости Гуманкова», «Грибной царь» и многих других. Один из авторов сценария фильма «Ворошиловский стрелок». Сопредседатель Международного литфонда, член Русского пен-клуба, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству, член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Поступок матроса ТОФ признали подвигом
Юные фотографы претендуют  на объективность
Танцы во имя любви.  К Владивостоку.
Последние номера