Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Исторический клуб

Русская Жанна д-Арк гостья Владивостока

Малоизвестные страницы жизни легендарного командира женского батальона смерти
Русская Жанна д-Арк гостья Владивостока
Малоизвестные страницы жизни легендарного командира женского батальона смерти Ей давали аудиенцию, вставая при ее появлении, президент США Вильсон, король Георг V и премьер-министр Великобритании Черчилль. Она встречалась с Лениным и Троцким. Ее приветствовали глава Временного правительства Керенский, генералы Брусилов и Корнилов. Ее принимал Верховный правитель России адмирал Колчак, а генерал Деникин вспоминал позже о действиях женского батальона в Первую мировую войну как о проявлении редчайшего мужества в бою, не сравнимого с поведением солдат–мужчин Царь разрешил сибирской крестьянке идти на войну Имя Марии Бочкаревой в советской истории замалчивалось или глумливо искажалось в литературе и фильмах. Ее более полувека обвиняли в убийствах, авантюризме, ультрапатриотизме, ее превратили в бесполое существо, лишенное стыда, любви, счастья и благополучия. И за этой агитацией трудно разглядеть незаурядную личность, понять мотивы ее поступков. Сегодня очевидно, что все тяжелые испытания и невзгоды, выпавшие на долю России в годы Первой мировой войны, Октябрьского переворота и Гражданской войны, как в капле воды, отразились в судьбе этой простой сибирской крестьянки. Трагедия Марии Бочкаревой – это трагедия всего народа, втянутого в водоворот политической войны, развернувшейся в России и мире в начале ХХ века. Кто же она – Мария Бочкарева, которая подобно Жанне д’Арк, спасшей Францию, отдала свое сердце и жизнь защите и спасению Отчизны от катастрофы. И хотя дело Бочкаревой не имело успеха, это не снижает величие ее подвига! Мария Леонтьевна Бочкарева (в девичестве Фролкова) родилась в 1889 году в маленькой деревне Томской области в бедной многодетной семье отставного солдата. Марию в восемь лет отдали в няньки, она нигде не училась, знала только труд и необходимость помочь своей семье. В 16 лет она узнала обманную любовь, позже - замужество с пьющим, жестоким Бочкаревым, и наконец – встреча со своей единственной в жизни любовью. Она последовала за своим гражданским мужем в Якутию, чтобы разделить его ссылку, – дух самопожертвования был ее чертой, давал ей возможность быть полезной, и это приносило радость. Счастье продолжалось три года. Когда Мария осталась одна, шел 1914 год и отголоски Первой мировой войны доходили до провинций России, поднимая волну народного воодушевления против немцев. Было что-то священное в этом отклике всего народа. Возвышенные, незабываемые минуты жизни овладели душой Марии с предчувствием возможности новой жизни, осуществления своего предназначения от Бога. В Томске она узнала об отступлении наших солдат, и страстное желание прийти на помощь на поле боя тем, кто уже пожертвовал собой ради Родины, овладело ею. Укрепившись в своем желании защитить Родину, Мария обратилась телеграммой лично к царю с просьбой разрешить ей поступить на военную службу. Высочайшее разрешение идти на фронт рядовым было получено. Мария стала солдатом – этот поступок, продиктованный не разумом, а сердцем, и предопределил ее дальнейшую судьбу. В первом же бою противник выбил две третьих русского батальона, отступление которого было ужасным… Все раненые остались на «ничейной» земле, их стоны и мольбы рвали сердца оставшимся в живых. Мария выбралась из траншеи и поползла по обстреливаемому полю, перетаскивая раненых к своим. Она одна спасла более 50 человек. За эту исключительную доблесть она была представлена к своему первому ордену - Св. Георгия IV степени, а через год произведена в унтер-офицеры. Однако общее положение армии было катастрофическим – отсутствовали патроны, снаряды, теплое обмундирование, продукты, пришли болезни, но и после ранений и госпиталей Мария возвращалась в свой батальон, который встречал ее со слезами радости как свой талисман! Встреча с Лениным и Троцким Октябрьский переворот принес в окопы весть о равенстве. Поэтому исчезла дисциплина, всем управляли солдатские комитеты, началось братание с немцами. Фронт разваливался, и Мария от имени своего батальона, собрав тысячу подписей под обращением, потребовала встречи с главой Временного правительства Александром Керенским и председателем Думы Михаилом Родзянко. Она убеждает их создать женский батальон: без ораторов, без политики, с железной дисциплиной – все это с целью поднятия боевого духа солдат на фронте. Главнокомандующий генерал Алексей Брусилов и генерал Лавр Корнилов горячо одобрили мнение об укреплении дисциплины в армии, считая, что без нее Россия погибнет. Из полутора тысяч желающих женщин были отобраны 300 добровольцев (курсистки, гувернантки, дочери князей, командующих флотами и армиями, бестужевки), с условием безоговорочного подчинения унтер-офицеру Бочкаревой. После обучения перед отправкой на фронт в Петрограде у Исаакиевского собора батальону были вручены два боевых знамени, иконы, боевой штандарт, впервые вручаемый женщине–командиру. Генерал Корнилов наградил Марию саблей с золотым эфесом и револьвером, а Керенский прикрепил ей погоны прапорщика. Бочкареву и ее батальон благословили – такое доверие укрепляло идею жертвенности Родине с надеждой, что миллионы русских солдат отзовутся идти в бой. В первом же сражении на фронте бойцы батальона смерти вместе с дисциплинированными офицерами бросились в атаку и прорвали три ряда обороны немцев, взяв в плен около двух тысяч вражеских солдат. А в это время остальные русские солдаты в окопах продолжали… митинговать и совещаться. Пришлось отступать, а Марию, получившую тяжелое ранение, отправили в Петроград, где она рассказала потрясенному Керенскому о положении на фронте. Корнилов и Бочкарева настаивали перед главой правительства на немедленной отмене солдатских комитетов в армии и привлечении сил союзников – Россию еще можно было спасти… Но возбужденные благими обещаниями большевистских агитаторов о мире и земле солдаты братались с немцами и поворачивали оружие против своих офицеров. Началась трагедия раскола страны. Мария распустила женский батальон и вскоре была арестована в Петербурге с изъятием сабли и револьвера. Ее представили Ленину и Троцкому. Оба вежливо принесли извинение за арест, лестно отозвались о ее отваге и в общих чертах обрисовали счастливый мир, который они хотят построить в России. А для счастья обездоленных масс они и замиряются с немцами и приглашают Марию, простую крестьянку, к сотрудничеству. «У меня нет возражений против ваших прекрасных планов на будущее, но если вы заберете солдат с фронта – то погубите страну», - ответила Мария. Ленин и Троцкий рассмеялись, их забавляла встреча с русской патриоткой, ее отпустили, но оружие не вернули. Запад приветствует русскую женщину-офицера Природный женский иммунитет сохранил Марию от губительного недуга участия в братоубийственной войне и заставил увидеть главного врага: равнодушного к судьбе России труса и предателя. Она видела единственный путь спасения Отечества – изгнание немцев из родной земли и осталась сама вне политики. С риском для жизни через линию фронта она добралась на Дон к генералу Корнилову, которому доверяла в этом аду войны. Именно он поручил Бочкаревой отправиться в США и Англию: срочно просить оказать помощь в борьбе с немцами и предателями Родины. Единственный путь из России в Лондон лежал через Владивосток. Не имея средств, она обратилась к британскому консулу в Москве, пояснив свою просьбу и рассказав, что воевала и многим пожертвовала ради России и союзников. Несмотря на опасности от большевистской власти, консул телеграфировал своим во Владивостоке и снабдил ее билетом на уходящий Транссибирский экспресс. Мария в дороге обратила внимание, что солдаты уже не издеваются над офицерами, а говорят о продвижении немцев в глубь страны, ругая Ленина и Троцкого как деспотов и обманщиков, опозоривших народ. В начале апреля 1918 года Мария прибыла во Владивосток, где на тот момент была власть Советов, которая осуществляла строгий контроль в городе. Еще на вокзале у Бочкаревой отобрали документы. Обратившись в английское консульство, располагавшееся в те годы в здании на Алеутской (в советское время в нем располагался крайисполком. – Прим. авт.), она узнала, что красными издан приказ задержать Бочкареву во что бы то ни стало и помочь ей никто не может. Устроившись в плохоньком жилье в районе вокзала, почти без средств, она добилась встречи с американским консулом, который заинтересовался целью Бочкаревой и решил помочь ей, отравив в Америку на уходящем транспорте «Шеридан». Большевики тщательно охраняли гавань, порт, паромы, проверяли гостиницы, вокзалы. Марию в консульстве одели, как английскую даму - в шляпе с вуалью, не понимающую ни слова по-русски, и проводили под руку с американцем. Наконец она прибыла в Америку с мольбой о помощи России – это был ее звездный час! Ее принимали, приветствовали, устраивали почести, выслушивали со слезами – все считали за честь видеть ее – русскую женщину-офицера, прибывшую из союзной России. Активная помощь была обещана, и Мария отбыла в Англию, где ее принял король Георг V, от которого она узнала о гибели Корнилова и создании Добровольческой армии. Возвращалась Бочкарева через Архангельск, куда следовала американская и английская военная помощь, переправляемая далее в Сибирь адмиралу Колчаку. Вместе с очередной экспедицией в Сибирь под началом Бориса Вилькицкого (сподвижника Колчака в 1909-1910 гг. по исследованию Северного морского пути из Владивостока до Мурманска) через Обь - с пулеметами, обмундированием, снарядами - Бочкарева прибыла в ставку Верховного правителя в Омск. Мария хотела получить отставку и пенсию. Но армия Колчака уже отступала, и она вернулась в родной Томск, где была арестована большевиками и препровождена в красноярскую тюрьму. По решению председателя Сибирского чрезвычайного ревтрибунала Павлуновского Бочкареву – кавалера Георгиевских крестов всех степеней и тех медалей (двух серебряных и одной золотой) за участие в Первой мировой войне расстреляли 16 мая 1920 года. P.S. В соответствии с законом РФ от 18 октября 1991 года и постановлением прокураторы Омской области от 9 января 1992 года М.Л. Бочкарева полностью реабилитирована.

Автор : Галина СИМОНОВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Поступок матроса ТОФ признали подвигом
Юные фотографы претендуют  на объективность
Танцы во имя любви.  К Владивостоку.
Последние номера