Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Это интересно

« А тишина стоит, как в могиле »

Приморские исследователи прошли дорогой древних аборигенов
Приморские исследователи прошли дорогой древних аборигенов «Путешествие, как самая великая и серьезная наука, помогает нам вновь обрести себя», – утверждал французский писатель и философ Альбер Камю. В этом убедился действительный член Общества изучения Амурского края Георгий Трусенев, который при поддержке единомышленников не раз отправлялся в дебри Уссурийской тайги. Всем известно, что она неохотно расстается со своими тайнами, и только самым настойчивым везет. Корреспондент «В» встретился с Георгием Борисовичем, который вернулся из очередной поездки Тропой Арсеньева – к Муравьеву-Амурскому История его походов началась несколько десятков лет назад. Еще в советские времена Георгий Трусенев любил путешествовать. В 1965 году он сплавлялся по реке Самарге, его компаньоном был известный краевед Борис Дьяченко, ныне покойный. В районе Дерсу (Лаолю) чуть не угодили под завалы. Общими усилиями пытались спасти лодку, а Дьяченко в это время забрался на расческу (так называется упавшее дерево) и фотографировал все происходящее. Сначала это были походы выходного дня, которые вскоре прекратились, а теперь возобновились с новой силой, хотя и в ином качестве. Так, в ноябре 2006 года исполнилось 100 лет со времени проведения первой крупной экспедиции Владимира Арсеньева в горы Сихотэ-Алиня. В тот год многие туристы и исследователи отправились в тайгу в знак уважения заслуг путешественника. – Мы выбрали простой маршрут и сплавились по Большой Уссурке (Иману) от Мельничного (Сидатуна) вниз по течению до селения Дальний Кут, – пояснил Георгий Борисович. – Может, это совпадение, но в тайге мы оказались примерно в то же самое время года, когда Арсеньев попал в экстремальную ситуацию, которая едва не стоила путешественнику жизни. Обе лодки были потеряны, а его отряд спасся только благодаря ловкости и решительности орочей. Несмотря на все трудности, которые встретились последователям Арсеньева, в августе 2008 года они рискнули повторить теперь уже второй поход известного путешественника и пройти по реке Самарге. Предварительно изучив карту, нашли на ней урочище перевала Муравьева-Амурского. Приближался юбилей – двухсотлетие со дня рождения генерал-губернатора Восточной Сибири графа Николая Муравьева-Амурского, поэтому они решили в канун торжеств побывать на перевале, названном в его честь, и установить памятный знак. Текст, выбитый на табличке, был предварительно согласован в Обществе изучения Амурского края, но прежде чем его водрузили в указанном месте, пришлось сплавиться по реке и поплутать по тайге. В начале августа 2008 года группа в составе пяти человек двинулась в путь, но в итоге маршрут прошли всего несколько человек – наш герой и еще два удэгейца. В той экспедиции Георгий Борисович чуть не утонул. Река Самарга своенравна и не любит легкомысленного отношения к себе, но какие-то неведомые силы помогли в выполнении миссии. Группа поднялась на перевал Муравьева-Амурского и прикрепила памятный знак к большой березе. «В январе 1909 года перевал Муравьева-Амурского прошел, направляясь в Хабаровский край, Владимир Арсеньев и обнаружил здесь только кумирню, – написал в отчете экспедиции Георгий Трусенев. – Из материалов различных исследований известно, что кумирни устанавливались на перевалах по пути перемещения охотников, путников, торговцев, военных. Обычно рядом с ними ставили крепости, городища, которые запирали сообщение между соседними речными долинами (рек Хор и Самарга). А из разных источников мне известно, что в этих бассейнах в разные времена (эпоха мезолита – 8–10 тысяч лет назад, эпоха государства Бохай – VII век нашей эры, эпоха чжурчжэней – XIII век нашей эры) располагались поселения». – Вот мы и выдвинули гипотезу, что этот перевал мог быть местом активного перемещения, где разворачивались события той эпохи, – продолжил мой собеседник. – И только преодолев множество распадков и лишившись сил, поняли, что урочище перевала Муравьева-Амурского – единственное удобное место для передвижения. Местность позволяла иметь здесь хорошую дорогу, возможно, даже вымощенную камнем. Разумеется, за долгие годы она поросла мхом и деревьями. Тогда возник еще один вопрос. Мы вышли на перевал со стороны Приморского края, а есть ли путь к нему со стороны Хабаровского края? Но мы выбираем трудный путь… – Теперь предстояло доказать, что и с другой стороны в бассейне реки Хор в те времена он также был доступен, – рассказывал Георгий Борисович, одновременно показывая свой маршрут на карте. – За подтверждением этой гипотезы мы и отправились в октябре этого года в очередную экспедицию. Мы предполагали обнаружить не только проходимую дорогу, но и следы древней крепости. Еще в прошлом году они получили печальный опыт, не сумев преодолеть этот участок. Да и у спутников Трусенева было много своих собственных версий на этот счет. Так или иначе, но 2 октября этого года он выехал из Владивостока и прибыл на базу лесозаготовителей, где все участники акции встретились, переночевали и отправились в путь. Сама база находилась в 49 километрах от Самарги, и когда-то до реки была проложена лесовозная дорога. Свою машину оставили на базе, но путников немного подвезли, пока дорога не уперлась в ольшаник. Дальше шли пешком. – Виталий Сивый из Приморского управления геодезии и картографии специально подготовил карту, и мы двигались по ней при помощи навигации по прибору GPS, – рассказал Георгий Борисович. – Нас еще в прошлый раз предупредили, что у ключа Самаргинский перевал имеется свой капкан – непроходимая стена из завалов, поэтому двигаться следовало осторожно. Неопытные таежники обязательно отправляются в обход и долго плутают. Бывало, что и окончательно сбивались с пути истинного. Один из охотников утверждал, что в этом месте на скале видел снежного барса. Когда Трусенев показал фотографии каменистого ручья, то я сначала не поверила, что по этим местам можно ходить. Путь действительно был тернист и сложен. Вот тут и пригодилась современная техника. С ее помощью утром 6 октября они поднялись на перевал. Здесь путешественник увидел знакомую березу с закрепленным на ней знаком. Это были волнующие минуты. Они справились с поставленной задачей, хотя год назад, в день рождения Муравьева-Амурского, дойти до этой точки не удалось. – В некоторых местных СМИ писали, что 11 августа 2009 года на перевале Муравьева-Амурского из-за юбилейных мероприятий образовался некий затор, – интересуюсь я у путешественника. – Такое возможно? – Действительно, в газетах появились сообщения, что группа в сопровождении морских пехотинцев на вертолете долетела до поляны, а потом отправилась на перевал, чтобы отметить день рождения генерал-губернатора праздничным салютом, и во время этих мероприятий перевал со стороны Хабаровского края якобы был перекрыт. Вот такая история, на мой взгляд, совершенно абсурдная. В прошлом году 11 августа только мы должны были выйти на перевал, да и негде там вертолет посадить. К сожалению, еще 10 числа заблудились и не смогли пробиться к нему, что не зазорно. Всем известно, что даже Арсеньев не раз сбивался с пути. В экспедицию мы обязательно брали с собой человека с ружьем – охотника. В тайге не исключена встреча со зверем, а если это подранок, то неизвестно, как он отреагирует на незваного гостя. В прошлом году мы ночевали рядом с медведем. Я сначала думал, что все это охотничьи байки, но когда разбили лагерь, то потревоженный зверь зарычал буквально в 15–20 метрах от бивака. Я полагаю, что так он выражал свое недовольство – здесь его место рыбалки и кормежки. На водоскатах он ловил рыбу, а мы своим присутствием потревожили косолапого. – Вы работаете в секции растениеводства Общества изучения Амурского края. С точки зрения специалиста, какова природа тех мест, где вы побывали? – Я бы сказал, что это дикая и первобытная тайга. Самое интересное, когда идешь по звериным следам, вокруг такие дебри, что порой даже птиц не слышно, а тишина стоит, как в могиле. Под ногами мох, с деревьев свешиваются лишайники, то есть здешних мест топор не касался. Да и мусора, как на Русском или в других обжитых местах, нет. Хотя местами встречаются завалы деревьев, образованные смерчем. Существует такая легенда. Как-то в древние времена чужие племена повадились охотиться в урочищах Самарги. Удэгейцы возмутились и запретили незваным гостям охоту, а те в отместку обратились к шаманам, которые вызвали грозных духов неба и устроили светопреставление. Ураганный ветер несколько дней гнул и ломал деревья. Сегодня, когда охотники попадают в эти буреломы, то стараются обойти опасные места. Там все так перемолото, что путник движется со скоростью черепахи и преодолевает за несколько часов не более 500–600 метров. – Довольны ли вы результатами этой экспедиции и что собираетесь делать дальше? – Да. Ведь любое путешествие – это шаг к раскрытию загадок, которых так много в приморской тайге. К тому же я сделал уникальные фотографии девственной природы. В пути Георгий Трусенев, совсем как Владимир Арсеньев, делал записи. О выводах пока говорить рано, но скоро они будут опубликованы в очередном номере «Записок Общества изучения Амурского края». На этом путешественник решил не останавливаться, а значит, будет продолжение походов и будут новые открытия.

Автор : Татьяна ГРИГОРЬЕВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Поступок матроса ТОФ признали подвигом
Юные фотографы претендуют  на объективность
Танцы во имя любви.  К Владивостоку.
Последние номера