Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Парк культуры

Патриот страны, враг государства

Артемий Троицкий о музыке и политике – эксклюзивно для «В»
Патриот страны, враг государства
Артемий Троицкий о музыке и политике – эксклюзивно для «В» Артемий Кивович по российским масштабам личность действительно легендарная. С 70-х годов прошлого века его знают как рок-журналиста, благодаря которому в СССР устраивались подпольные концерты и фестивали таких легендарных групп, как «Машина времени» и «Кино». Кому-то он больше известен как главный редактор русской версии журнала «Плэйбой», кому-то – как ведущий программы «FM Достоевский» на радиостанции «Эхо Москвы». Но только этими ипостасями его нынешняя деятельность не ограничивается – Артемий, расскажите, почему вдруг решили присоединиться к защитникам химкинского леса? – Я всегда занимался экологией: и Байкалом, и бельками на Белом море, и тиграми; лес – тоже живое существо. Тем более что неравнодушные люди, такие как Женя Чирикова (сейчас она руководит «Движением в защиту химкинского леса». – Прим. авт.), мне симпатичны. А вообще туда меня затащил Юра Шевчук, мой хороший друг. В отличной компании приятно заниматься благородным делом. Эта история еще не закончена, но сейчас, мне кажется, нужно снова обратить внимание на Байкал. Однажды мы его уже отстояли, но теперь там опять пересеклись интересы совершенно определенных алчных людей. О конкретных действиях пока сказать не могу, это секрет. Иначе враги узнают и предпримут упреждающие маневры. Но мы сделаем все, чтобы Дерипаска (олигарх Олег Дерипаска – владелец Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, отходы которого сбрасываются в Байкал. – Прим. авт.) трепетал. С амурским тигром и леопардом все будет в порядке – раз уж взялись всем миром, то сгинуть не дадут. Так что мое следующее направление – это Байкал. – Было бы неправильно назвать вас патриотом в нынешнем значении этого слова. Тем не менее, несмотря на возможность уехать из страны, вы этого не делаете. Почему? – Я никогда не бил себя в грудь, утверждая, что я патриот. Это слово для многих стало почти ругательным. Существует известное утверждение: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя». Я патриот своей страны – России, но при этом враг нашего государства, о чем говорю без обиняков. Это принципиально, для меня понятия «страна» и «государство» очень отличаются. Государственное устройство необходимо жителям каждой страны, оно должно помогать им сделать жизнь лучше, веселее, доходнее… Наше правительство делает все с точностью до наоборот: оно граждан страны унижает, топчет, грабит. Илья Лагутенко – наш Дэвид Боуи – Хватит политики. Как обстоят дела с вашей студией грамзаписи? – Там все отлично, появляется много новинок. Прошлой весной вышли новый Шнуров с «Рублем» – «Сдачи не надо», новые альбомы групп «Вежливый отказ», «Мегаполис» и других молодых ребят. Сейчас у меня будет несколько отличных релизов. Еще один альбом группы «Барто» – гениальная пластинка, лучшая за много лет, причем она уже почти без мата. Выйдут Пахом и Вивисектор, а на днях ожидается первый альбом Нины Карлссон, очень талантливой питерской девушки. – По-моему, вам также нравится творчество нашего земляка Ильи Лагутенко? – Да, он очень хороший парень, мы с ним дружим, встречаемся периодически то в Москве, то в Лос-Анджелесе, где он теперь проживает большую часть времени. «Мумий Тролль» – настоящая группа, а Лагутенко – очень гибкий, талантливый и обучаемый человек. Мне очень нравится в нем то, что в отличие от наших рокеров он постоянно меняется. Это очень редкое и потому ценное качество. Например, Дэвид Боуи постоянно придумывает что-то новое, и наш Илюша, приморский, тоже такой. Российская музыка ведь плоха не оттого, что она провинциальная или устаревшая, а потому, что она бездарная и занимаются ею не те, у кого есть желание что-то спеть или сочинить, а те, кто хочет бабла огрести на корпоративах. Поэтому у нас музыка такая ужасная, какой канал ни включи. Мы ведь живем в большой стране, таланты у нас не переводятся, они просто уходят из музыкальной сферы в какие-то другие. Хотя есть и приятные исключения. Красивейший в мире ландшафт – Артемий, вашему спецкурсу в МГУ уже девять лет, в госуниверситете управления – десять. Почему вам нравится преподавать? Сами ведь были не ахти каким студентом... – Мне гораздо проще было отвечать на этот вопрос десять лет назад, когда я только начал заниматься преподавательской деятельностью. Тогда мне это было очень интересно, что называется, по приколу. Я был очень плохим студентом, не думал, что когда-нибудь стану преподавателем, но так судьба сложилась – я уже профессор, просто ужас какой-то. Сейчас мне это занятие не то чтобы наскучило – ребята очень хорошие, с ними интересно работать, но я не могу придумать ничего нового. Мне нравится заниматься тем, где я могу что-нибудь творческое «употребить». Все дорожки и тропинки уже исхожены, сейчас начало учебного года, и я ломаю голову над тем, чего бы мне такого нового придумать. Так что пока ощущения насчет преподавания слегка невнятные. – В последнее время ваша коллекция активно выставляется в городах разных стран. Это своего рода просветительская деятельность или нечто другое? – Здесь просто совпадают две вещи. Первую вы назвали, а вторая – чисто технического характера. Я живу в Москве в обычной трехкомнатной квартире, довольно большой, но все же это не хоромы. А в коллекции огромное количество работ, среди которых и достаточно габаритные. Есть еще дача, где тоже все завешено. Запасник мешает нормальной человеческой жизни – когда картины стоят вдоль стенки в несколько рядов, это некрасиво и бесполезно. Поэтому, если возникает предложение выставить где-нибудь часть моей коллекции, я сразу соглашаюсь. – Что вы можете сказать о журнале «Космополитен»? Помнится, когда глянец только начал появляться в стране, вы сказали, что пользы от него больше, чем вреда. – Мне трудно объективно говорить об этом журнале. Хочу я этого или нет, но я был одним из его основателей, и в течение уже, по-моему, 20 лет там выходят мои музыкальные колонки. Могу сказать, что это журнал, который делается профессионально, с любовью, симпатичными мне людьми. Но советовать всем нашим девушкам его читать я бы не стал. – И напоследок пару хороших слов о нашем городе. – Во Владивостоке я уже раз седьмой-восьмой, значит, мне здесь нравится. А то, помню, съездил однажды в Воронеж. Теперь меня туда зазывают за большие деньги, но я говорю: нет, ребята, к вам не поеду, город у вас ужасный. А вот в столицу Приморья готов за собственные скромные средства лететь, ехать и ползти. Ваш ландшафт в чистом виде – один из красивейших в мире. Рио-де-Жанейро, Сан-Франциско, Владивосток – совершенно потрясающие извилисто-бухтовые холмистые города. В России он если не самый впечатляющий, то один из двух-трех. А вот архитектура подкачала, особенно ХХ века. Сопки, уставленные унылыми хрущевками, выглядят скучно, а «свечки» будут смотреться еще грустнее.

Автор : Ольга СИРОТКИНА

В этом номере:
Приморский природоохранник получил высшую награду WWF из рук герцога Эдинбургского
ТОФом рулит североморец. Пока
Последние номера