Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Исторический клуб

Восстанавливая справедливость

В крае продолжается работа по реализации закона «О реабилитации жертв политических репрессий»
Восстанавливая справедливость
В крае продолжается работа по реализации закона «О реабилитации жертв политических репрессий» В истории советского государства были годы, когда многие граждане подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам. В последние годы на разных уровнях государственной власти были приняты меры по исправлению последствий печального политического наследия. О том, что в этом направлении делается в нашем крае, по просьбе «В» рассказывает пресс-секретарь Управления ФСБ России по Приморскому краю Елена Никольская. – Восстановление справедливости началось еще в середине 50-х годов, затем продолжилось после ХХ съезда КПСС и вновь возобновилось в конце 80-х годов. Но по-настоящему необратимым процесс становится после 18 октября 1991 года, когда вышел закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Отныне подлежали реабилитации все жертвы политических репрессий, подвергнутых таковым на территории РСФСР с 25 октября (7 ноября) 1917 года. Этим законом предусматривались восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной компенсации материального и морального ущерба. С выходом 18 октября 1991 года закона «О реабилитации жертв политических репрессий» прокуратуры всех уровней стали пересматривать все уголовные дела на лиц, репрессированных по политическим мотивам. Архивный фонд Управления ФСБ России по Приморскому краю насчитывает около 45 тысяч единиц хранения дел на лиц, подвергшихся политическим репрессиям и впоследствии реабилитированных. Хочу сразу отметить, что на настоящий период у нас нет непересмотренных дел. Интерес к судьбе своих репрессированных родственников и установлению справедливости неуклонно растет. В Приморское управление регулярно поступают обращения граждан, которые желают узнать о судьбе своих родных, арестованных и осужденных по политическим мотивам. Люди хотят получить сведения о конфискации и изъятии имущества (по материалам архивных уголовных дел), данные о реабилитации, установить дату и место смерти, погребения, регистрации смерти и др. В настоящее время в большинстве случаев инициаторами обращений выступают внуки и правнуки репрессированных, реже – дети. Характер обращений разный: уточнение биографических данных, состава семьи, имущественного положения, получение архивных справок по материалам дел, копий личных документов и фотографий, а также ознакомление с документами дел и получение их копий. Потомки, получая информацию, узнают не только судьбу своих предков, но и составляют генеалогические древа своих семей. – Кем осуществляется эта работа и что уже удалось сделать? – В нашем управлении данными вопросами занимаются сотрудники архива, которые не остаются безразличными к обращениям граждан, оказывая посильную помощь по установлению фактов применения репрессий, в розыске родственников и предоставлении архивной информации, копий документов архивных дел и сохранившихся в них фотографий, а также предоставлении возможности ознакомиться с материалами архивных дел. Только за 2008 – 2010 годы было исполнено 319 заявлений граждан и 656 запросов учреждений и организаций, причем количество обращений с каждым годом увеличивается. За тот же период было проведено 62 ознакомления граждан с материалами архивных уголовных дел в отношении их родственников. С 2001 года нами ведется работа в отношении корейского и китайского населения, подвергшегося политическим репрессиям на Дальнем Востоке. Всего изучено четыре тысячи архивных уголовных дел и составлено более 1700 архивных справок. Указанные материалы легли в основу 12 томов книг «Корейцы. Жертвы политических репрессий в СССР», экземпляр которых находится в архивном фонде Приморского управления. В настоящее время работа в данном направлении продолжается. Предполагается, что материалы будут переизданы в Корее. – Елена Андреевна, расскажите, пожалуйста, о порядке допуска к материалам о репрессиях со стороны ученых, исследователей, иных специалистов. – В адрес управления поступают запросы организаций, желающих установить судьбу репрессированных деятелей искусства, культуры, науки, священнослужителей и т.д., а также обращения лиц, занимающихся исследовательской деятельностью и работающие над монографиями, сборниками и диссертациями. Только в последнее время, к примеру, потребовались сведения по темам: «Музейное дело на Дальнем Востоке в годы Советской власти», «Религиозная жизнь Дальнего Востока в годы Советской власти», «История строительства железных дорог на ДВ», «Становление и развитие библиотек вузов ДВ России ХIX – XX вв.», «Каль Н.К. в собрании Приморской государственной картинной галереи», «Русская православная церковь на Дальнем Востоке России в 1920 – 50-е гг.». Кроме того, в результате совместной работы были выпущены книги «Русские старообрядцы в Маньчжурии», «В. К. Арсеньев – путешественник и этнограф», «Ведомственные награды ОГПУ-НКВД». – Не могли бы вы привести примеры обращений по конкретным персоналиям? – Очень часто к нам поступают обращения граждан зарубежных государств (Германии, Австралии, Великобритании, Франции и др.) и бывших советских республик (Украины, Беларуси, Казахстана, Молдовы и др.), желающих установить судьбу репрессированных на территории Советского Союза родственников. К числу таковых относятся обращения гражданки Германии – в отношении установления судьбы ее бабушки; гражданина Франции (из его письма явствует, что он является внуком капитана Императорского морского флота, эмигрировавшего во Францию после Гражданской войны) – в отношении двоюродного брата отца; подданной Японии – с вопросом об ознакомлении с уголовным делом деда. Репрессиям подвергались все слои населения: от неимущих и крестьян до дворян и духовенства. По заявлению преподавателя истории Жигулевского филиала Самарского машиностроительного колледжа, занимающегося изучением темы «История русской белой эмиграции в Китае 1920 – 1945 гг.», ему предоставлены сведения в отношении ряда лиц: журналиста газеты «Руль», дворянина, имевшего высшее юридическое образование, арестованного и осужденного к высшей мере наказания; бывшего боевого офицера, участника Первой мировой войны, в 1918-1919 годах работавшего преподавателем Академии Генерального штаба, являвшегося дежурным генералом при ставке Верховного главнокомандующего в г. Омске, генерал-квартирмейстера, перед арестом, в 1920 г., начальника штаба войск Приморской области в г. Владивостоке, имевшего воинское звание – генерал-майор Генерального штаба, в феврале 1923 года арестованного Новониколаевским транспортным отделом ГПУ. Заслуживает внимания запрос Дальневосточного технического университета, оформлявшего выставку, посвященную 110-летию образования на Дальнем Востоке, и вследствие чего запрашивавшего сведения в отношении бывших студентов и преподавателей вуза. Кроме предоставленных для ознакомления 14 архивных уголовных дел была направлена выписка, составленная по данным электронной базы данных жертв политических репрессий на 14 человек, среди которых были приговорены к расстрелу и осуждены на длительные сроки лишения свободы (до 10 лет) первый российский дравидолог, этнограф, лингвист, хранитель музея антропологии и этнографии Академии наук; профессор института киргизского языка и письменности, владевший восемнадцатью языками; преподаватели и профессора иностранного языка в Московском энергетическом институте им. Молотова, экономической географии Московского института инженеров транспорта им. Сталина; сотрудники Академии наук и НИИ. Большинство из них были арестованы по обвинению в принадлежности к так называемому «Русскому национальному союзу» и впоследствии реабилитированы. – Разъясните, пожалуйста, порядок обращения граждан по вопросам реабилитации в органы прокуратуры, внутренних дел, ФСБ. – Заявление о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями. Заявления подаются по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства в отношении лиц, подвергшихся в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе «в рабочих колоннах НКВД», а также иным ограничениям прав и свобод – в органы внутренних дел, а в отношении прочих репрессированных – в органы прокуратуры (ст. 6 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 года). В соответствии со ст. 7 данного закона органы внутренних дел по заявлениям лиц или общественных организаций составляют заключение и выдают справку о реабилитации или сообщают об отказе в выдаче такой справки. – Но ведь, насколько известно, не все документы сохранились – как в этом случае быть? – При отсутствии документальных сведений факт репрессий устанавливается в судебном порядке на основании свидетельских показаний. Если репрессивные действия применялись к гражданам на территории Приморского края, им или их близким необходимо обращаться в отдел реабилитации ИЦ УВД администрации Приморского края (690600, Владивосток, Алеутская, 44). – В соответствии со ст. 16 данного закона реабилитированные и члены их семей имеют право на ряд льгот. Расскажите о них подробнее. – Решение этих вопросов и выдача соответствующих справок находятся в компетенции органов прокуратуры. В связи с чем в прокуратуру представляются следующие документы: заявление, свидетельство о рождении, а от женщин – еще и свидетельство о браке. Адрес прокуратуры Приморского края: 690004, Владивосток, Фонтанная, 51. Хочу напомнить, что в соответствии со ст. 15 закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» предусмотрена денежная компенсация реабилитированным лицам, подвергшимся репрессиям в виде лишения свободы, принудительному лечению в психиатрических лечебных учреждениях. В случае смерти реабилитированного начисленная, но не полученная им сумма компенсации выплачивается единовременно наследникам при представлении свидетельства о праве на наследство. Также законом «О реабилитации жертв политических репрессий» (ст.16/1) предусмотрено, что реабилитированным лицам возвращается конфискованное, изъятое, вышедшее иным путем из их владения в связи с репрессиями имущество, либо возмещается его стоимость, либо выплачивается денежная компенсация. В случае смерти реабилитированных лиц возврат имущества, возмещение его стоимости, выплата денежных компенсаций производятся их наследникам по закону первой очереди. Решение о возврате имущества, возмещении его стоимости или выплате денежных компенсаций принимает комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий по месту нахождения имущества на момент применения репрессии. Адрес Приморской краевой комиссии по восстановлению прав жертв политических репрессий: Владивосток, 1-я Морская, 2. Если нет документального подтверждения о конфискации имущества /изъятии, утрате в результате репрессии/, но граждане располагают данными о том, что фактически имущество семьи было утрачено вследствие политической репрессии, в этом случае необходимо обращаться в суд, так как споры, связанные с возвратом имущества, возмещением стоимости, разрешаются в судебном порядке. – Имеют ли право близкие и родственники репрессированных ознакомиться с материалами прекращенных уголовных и административных дел? – Существует ряд регламентирующих документов, в соответствии с которыми близким и родственникам репрессированных можно не только получить допуск и ознакомиться с делами, но и получить копии с документов, а также затребовать конфискованные переписку, фотографии и другие документы личного характера, хранящиеся в делах. Консультацию по всем интересующим вопросам граждане могут получить по телефонам: 217-195, 217-220 либо обратившись по адресу: Владивосток, ул. Алеутская, 46.

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Якутский марафонец финишировал в Приморье
Затишье цен на АЗC. Перед бурей?
Хвостатое очарование
Последние номера