Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Образование

О чем боятся говорить учителя?

Школьных педагогов постоянно критикуют, но зарплату не повышают
О чем боятся говорить учителя?
Школьных педагогов постоянно критикуют, но зарплату не повышают Не секрет, что во Владивостоке, даже в самых престижных школах, не хватает учителей физики, истории, английского, химии. А на селе с педагогическими кадрами еще хуже. Молодых педагогов не прельщают ни предоставление жилья, ни надбавки, ни льготы. Если молодой специалист остается в сельской школе, это приравнивается к подвигу. Если я не прав, бросьте в меня камень. Выпускники педагогических вузов и университетов в школу не идут, а если приходят, то не задерживаются. Молодых преподавателей в возрасте до 30 лет можно по пальцам пересчитать. Сегодня в России средний возраст учителя 30 – 43 года, в Приморье – 52. Педагогов моложе 25 лет в наших школах всего 5%, в возрасте 25 – 29 лет – 13%, 50 – 59 лет – 29 % и старше 60 лет – 11%. Фактически ныне в школах работают люди пенсионного или предпенсионного возраста. И в основном женщины (85%). За этими цифрами статистики – горькая правда и наглядное отношение государства к профессии педагога. У нас принято любить учителей 1 сентября и в их профессиональный праздник. Им говорят теплые слова, дарят цветы, конфеты, а потом о них забывают до следующего торжества. Конечно, все это хорошо и радует глаз. Но кто-нибудь хоть раз поинтересовался, а так ли необходима учителям эта благодарность «по разнарядке»? Как сказала завуч одной владивостокской школы, «пусть мне лучше зарплату добавят, а конфеты я и сама могу себе купить». Мне кажется, с ней согласится большинство педагогов Приморья. По данным Министерства образования РФ, в регионах учителя получают в среднем 7000-12000 руб. в месяц со всеми надбавками, в то время как в Москве — 36000 руб. Зарплата школьных педагогов до обидного мала, а бытие, как известно, определяет сознание. Схема оплаты учительского труда спускается сверху – из правительства. Поэтому можно смело утверждать, что такое отношение к учителям – официальная государственная политика. Самое интересное, что реформа практически в любой отрасли предполагает повышение зарплат: здравоохранение (участковых терапевтов с окладом в 20 тысяч рублей помните?), армия (предполагается, что молодой офицер будет начинать службу с зарплатой не меньше 40-50 тысяч), милиция (молодой лейтенант будет получать 33 тысячи). Но в этом списке нет места педагогике, которую просто трясет от постоянных реформ – то ЕГЭ, то ГИА, то 11-летнее образование, то 12-летнее, то Интернет в каждую дыру проведут, то интерактивную доску в деревню привезут. Никто не говорит только об одном – о реальном повышении зарплат учителей. Не жалких подачек в пару тысяч из жалких же региональных бюджетов, а о радикальном пересмотре всей системы оплаты труда учителя. Мне жалко детей …Анастасия Помогайко, выпускница ДВГТУ 2010 года, ныне преподаватель ОБЖ в одной из довольно престижных школ, за месяц работы получила… 3800 рублей. После чего девушка написала заявление «по собственному желанию». – У нас учителя получают меньше гастарбайтеров. Да и коллектив здесь не моего возраста, скажем так. (Анастасии 22 года. – Прим.авт.). Я по образованию психолог. Из моих сокурсников никто не пошел в школу. Хотя у нас у всех была одна дорога – в образовательные учреждения, в детские сады, но ни у кого не было желания туда идти. Работать с детьми за такую зарплату – врагу не пожелаешь. В нашей школе даже основные предметы некому вести. Нашли, правда, парня-историка, но я думаю, что он отсюда убежит, как только получит первую зарплату. Вроде бы ему обещали пять тысяч рублей. Я знаю, что выпускники других вузов тоже не хотят идти в школу. Не хотят! А что здесь делать по большому счету? Нечего. Я думаю, что все меня поддержат. Мне жалко детей, потому что они не получают образования должного уровня. Мне удалось поговорить с 8-классниками, которым Анастасия Помогайко читала курс ОБЖ. Ребята очень сожалели, что молодой педагог от них уходит. На вопрос, кто хочет пойти работать в школу, 25 школяров из 26 ответили дружным хохотом. Руку поднял лишь один мальчик. Я спросил: – Почему? – Потому что здесь весело! Когда я сказал, какую зарплату получила за месяц их любимая учительница, в классе наступила гробовая тишина. Приуныл даже мальчик, пожелавший стать учителем. Никто не услышит Анастасия Помогайко согласилась на интервью лишь потому, что бежит из школы. Ее старшие коллеги в школах Владивостока и края, с которыми мне довелось общаться во время командировок, тоже были откровенны. Они были рады, что их наконец¬то выслушали, что с ними говорят по душам. Некоторые рассказывали страшные вещи, одна учительница, отдавшая педагогике 15 лет жизни, призналась, что как только переступает порог школы после уроков, то старается забыть о своей профессии. Другой педагог призналась, что не распространяется в незнакомых компаниях о том, где она работает: – Мне стыдно за свою профессию. Учителей опустили ниже городской канализации. Для моих собеседников я был «свободными ушами»: людям хотелось выговориться. …А на следующий день наступало отрезвление. Утром мне звонили на мобильник вчерашние интервьюеры и слезно просили не писать их фамилии в статье, а лучше всего забыть о разговоре. Учителя боялись своих директоров! Они вполне серьезно полагали, что их могут уволить за несанкционированный разговор с журналистом. Дикая страна, дикие нравы! А на дворе ХХI век. Конечно, я обещал, что никого не подставлю. Поэтому имен и фамилий в публикации почти нет. Когда я спрашивал учителей, почему они не говорят о своих проблемах вслух, не шепотом на кухне, а на педсоветах или на учительских конференциях, ответ был единодушен: – А кто нас услышит? Директорам не выгодно выносить сор из избы. Они борются за отчетность и показатели. А на конференциях нас пичкают инструкциями и рекомендациями. Чиновники от педагогики живут по своим законам, рядовые учителя – по своим. На школу жмутся …Нина Федоровна Лоскутова, заслуженный учитель школы РСФСР, отдала образованию 68 лет! В декабре этого года Нине Федоровне исполнится 90! Но школу она оставила только в мае прошлого года, а с преподаванием не рассталась до сих пор: к ней каждый день приходят ученики старших классов готовиться к ЕГЭ. – Я знаю, что молодые специалисты уходят. И при мне еще уходили. В основном здесь влияет только материальная сторона. А в отдельных школах во главе стоит не то руководство. В целом у нас негуманное отношение к людям. Только требуют: «Работай, работай, работай», – говорит Нина Федоровна. И на секунду замолкает. – Я бы вам тоже многое рассказала, но не расскажу. Потому что тогда меня будет преследовать одиночество. Сейчас хоть какая¬то связь со школой есть. А потом может не быть. Несмотря на то что я сама 20 лет проработала директором и завучем в разных школах. Мой муж был офицер, где он служил, там я и работала. Даже в Китае. Нашей стране очень нужны образованные люди. Учитель – это особая профессия, и к ней должно быть особое внимание правительства. Потому что он дает всей стране образованных людей, которые и строят эту жизнь. Я проработала в школе 68 лет и никогда не собиралась из нее уходить. Мне кажется, я бы работала там даже бесплатно! Но педагоги уходят – никто не хочет нищенствовать. Перед ними – пример старшего поколения, то есть нас: всю жизнь проработали и получили мизерную пенсию. Кто хочет так жить?..

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Переписные истины
Переписные истины

Сегодня в дома и квартиры владивостокцев начнут стучаться миловидные девушки с серьезными намерениями

Усатых и хвостатых бомжей соберут в театре
Последние номера