Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Юбилей

Саммит как предчувствие

Саммит как предчувствие Ученый-экономист Александр Латкин предсказал Владивостоку большое будущее, работая еще… в коммунистических партийных структурах
Саммит как предчувствие
Саммит как предчувствие Ученый-экономист Александр Латкин предсказал Владивостоку большое будущее, работая еще… в коммунистических партийных структурах Сегодня исполняется 65 лет директору Института международного бизнеса и экономики, доктору экономических наук, профессору, действительному члену Международной академии науковедения Александру Латкину. Корреспондент «В» и Александр Павлович поговорили о том, какую роль сыграл Владивосток в его жизни. Это сейчас у Александра Павловича есть целая научная школа – полсотни кандидатов и докторов наук и еще два десятка молодых ученых «на подходе». Он может водить экскурсии по городу и рассказывать, что отель «Хендэ» и научный городок на Чайке – это результат работы его и коллег. Сегодня фамилия Латкин и Владивосток стоят рядом, а он имеет право задавать чиновникам неудобные вопросы и критиковать распиаренные проекты. А почти полвека назад 16-летний уроженец хабаровской земли, поступивший на вечернее отделение математического факультета Дальневосточного госуниверситета, не мог представить, что этот город станет для него родным. – Я хотел, как старший брат, получить модную в то время специальность, окончив факультет «Электрооборудование судов» политехнического института. Но, сдав успешно вступительные экзамены, я не прошел по конкурсу. Перекинул документы в ДВГУ на вечерний факультет. Но для поступления туда нужно было работать, а для этого требовалась владивостокская прописка. Круг замкнулся, но учиться очень хотелось. И тогда я, не задумываясь, пошел на прием к начальнику краевого УВД за пропиской. Тот меня сначала отругал, что я без пропуска, тайно проник в закрытый тогда Владивосток, а потом позвонил в отдел кадров Дальзавода. Взяли меня учеником судосборщика, прописали в общежитие. Так началась моя трудовая биография. А потом и студенческая мечта сбылась. «Какой из тебя математик, ты же настоящий кораблестроитель», – признал мастер на Дальзаводе, дал хорошую характеристику, и я перевелся на желанный факультет. Вуз я окончил с красным дипломом и собирался распределяться на Камчатку, где были заманчивые зарплаты. Но все планы поломал, выбрав мне иную судьбу, ректор Мстислав Морозов. Он поставил задачу создать студенческое общеинститутское конструкторское бюро, где студенты с преподавателями выполняли бы хоздоговорные исследовательские работы. Времени на раздумья ректор не дал, в аспирантуре посоветовал учиться заочно и отправил меня в командировку в Прибалтику набираться опыта. – И что вы спроектировали тогда? – Не поверите, мы придумали и сделали из металла первый глубоководный спускаемый аппарат, заказчиком которого был Институт океанологии. Уникальным стал и наш погрузчик ульев. В то время в Приморье было хорошо развито пчеловодство, но пасеки располагались стационарно. Кому-то в голову пришла идея: чтобы поднять медосбор, надо перевозить ульи к местам цветения растений. И нашему КБ поручили придумать машину для погрузки и перевоза ульев. По нынешним временам наше изобретение, конечно, примитивное, а в то время это был прорыв! Принцип того автопогрузчика сейчас используется в мусоровозах. И было это 40 лет назад… Очень интересная была работа в КБ, интересные люди меня окружали. Три года, которые я руководил бюро, перевернули мое сознание. – Словом, не пожалели, что на Камчатку не поехали… – Нет. Потом я защитил кандидатскую диссертацию, и начался новый этап в жизни – партия позвала на комсомольскую работу. У коммунистов к кадровому вопросу был верный подход. Он может быть поучительным и сегодня. Партия присматривала инициативных, талантливых организаторов производства и делала на них ставку. В итоге я три года проработал в крайкоме комсомола, пять лет – в крайкоме партии, три года – в райкоме партии и т. д. Работал со всем известным руководителем крайкома КПСС Виктором Ломакиным, который и принимал меня на работу в отдел науки и учебных заведений крайкома. Кстати, это было в середине 70-х годов прошлого века, когда Владивосток переживал период бурного роста. Создавалась фабрика «Заря», открывался завод «Пивоиндустрия Приморья», начала выпуск продукции мебельная фабрика, строился пионерлагерь «Океан», возводился Дальневосточный научный центр, создавались его институты… Особенно запомнилось, как мы без указаний и финансирования строили спорткомплекс на Русской. Это была настоящая народная стройка: кто техникой выручал, кто рабочими. – Медаль-то за инициативу вручили? – Да, медаль… на право свободного посещения сауны. – Шутите?! – Да нет, правду говорю. Было такое. А в 1983 году Виктор Ломакин порекомендовал меня на должность главного ученого секретаря ДВНЦ Академии наук. С той поры я и остался в сфере науки и образования. Мы делали многое для развития Института автоматики и процессов управления, Института биологии моря, Тихоокеанского океанологического института, Института географии и т. д. Наш комплекс научных институтов стал самым мощным на Дальнем Востоке, капитализация его была колоссальной. За пять лет во Владивосток пригласили около сотни ученых из разных уголков страны. Надо отметить, что сегодня наш город переживает подобный этап: в него вкладываются колоссальные государственные инвестиции. Но тогда они были иного качества – деньги инвестировались в человека. Обидно, что сейчас созданный человеческий потенциал мы теряем. А потом началась эпоха перемен, встал вопрос, куда развиваться Владивостоку. В горкоме партии создали группу добровольцев для разработки концепции развития города, меня избрали руководителем. Через год мы выдали концепцию, которая ныне во многом воплощена. Тогда-то мы сказали: промышленная зона в черте города – это плохо, ставка на город-порт тоже неверна, потому что есть порт Восточный, а к бухте Золотой Рог нет удобных подъездных путей. Мы впервые заявили, что Владивостоку в XXI веке суждено быть городом международного торгово-экономического сотрудничества. Он должен стать финансовым центром в АТР, городом культурных ценностей, образования. Наша концепция звучала необычно, но жизнь доказывает ее правоту. И саммит АТЭС 2012 года тому подтверждение. – А не страшно было создавать в начале смутных 90-х негосударственное учреждение – Международный институт конъюнктуры и прогнозирования. – Это был риск, но жизнь показала, что рыночная среда предполагает не только государственную, но и независимую науку. Помогли международные контакты, налаженные еще в ДВНЦ. Первыми заказчиками стали Республика Корея, Япония, США. Наверное, руководителям Владивостока было обидно тогда, что гости из этих стран первым делом приходили в мой кабинет. Наш институт был иного качества – не сотни сотрудников, а десятки, и работали они на конкретные проекты. А первым заказом стало обоснование приоритетных направлений инвестирования капитала Кореи в экономику Владивостока и Приморья. Вместе с корейцами летали на вертолетах над Приморьем, изучали край. Тогда и родилась идея создания корейской деревни в Михайловском районе. А для Владивостока наша работа вылилась в строительство бизнес-центра «Хендэ», проект «Туманган» и др. С американцами готовили обоснование рационального лесопользования в Приморье. Всевидящие граждане США уже тогда боялись, что если наша система госконтроля ослабнет, то катастроф не избежать. А их планы были связаны с нашими лесами. Поэтому они готовы были вкладывать деньги в исследования. – А наше государство заказывало вам проекты? – Заказывало. К примеру, обоснование места проведения саммита АТЭС 2012 года. Я был экспертом предложенных проектов – бухта Шамора, Седанка и остров Русский. По моему мнению, оптимальный выбор был бы все же за Седанкой. Но потом приехал во Владивосток Владимир Путин и сказал, что за время рыночных реформ мы так обезобразили город, что теперь проще строить новый, чем переделывать старый. Яркий пример – Мордовцева,12, где на месте сквера вместо подземной парковки «выросло» многоэтажное здание. Порой хочется бесплатно сделать оценку ущерба, нанесенного Владивостоку неверными решениями. А то, что уже построено, пусть останется как пример безграмотной градостроительной мысли, как образец подписания важных документов в ущерб перспективам города. – Часто ли нынешние чиновники, чтобы не навредить городу, просят совета ученых? – Мэр Владимир Ефремов горел идеей сделать Владивосток побратимом Шанхая. Мы его поддержали, потому что город выиграл бы от этого. При Юрии Копылове была впервые сделана оценка эффективности использования земельных ресурсов города. Выводы для общественности закрыли, потому как мы доказали: этот ресурс может использоваться более эффективно. При той же администрации наш институт искал дополнительные источники пополнения бюджета. Для Владимира Николаева мы разрабатывали стратегию развития Владивостока до 2020 года и механизмы ее реализации. По заданию нынешнего мэра – Игоря Пушкарева – исследовали транспортный поток и пассажиропоток в краевом центре. Результаты работы автомобилисты заметили в изменившейся схеме движения в центре города и исчезнувших с улиц трамваях. Но с вводом в эксплуатацию двух мостов потоки автомобилей вновь изменятся, придется рассчитывать новые маршруты. Так что хочу заинтересовать нынешнюю администрацию города еще одним проектом. – Какой проект вы бы хотели предложить Владивостоку? – Изучить тему трансформации собственности в краевом центре, которая стала ограничителем его эффективного развития. В последние годы во Владивостоке и Приморье не осталось крупных предприятий. Московский бизнес поглощает наше производство, даже офис ДВМП находится в столице, и таких примеров масса. Интересно исследовать, что представляет собой сейчас региональное производство и каким оно должно быть, чтобы мы могли обеспечить себя собственной продукцией, а людей работой. Чтобы во Владивостоке были высокоэффективные рабочие места. Тогда проблемы заселения города, покупки квартир, которые пока пустуют в новостройках на Патрокле и в «Снеговой Пади», отпадут. Если понять, какие меры надо предпринять, то можно было бы и к президенту обращаться с предложениями, как наполнить регион людьми, чем их удержать. Ведь одним саммитом АТЭС, морем и красотами людей не убедить. Нужна серьезная экономическая работа.

Автор : Татьяна НИКОЛАЕВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Общий стаж 78 лет. Пока
Общий стаж 78 лет. Пока

Настоящая педагогическая династия работает в обычной школе Владивостока

Горожан приглашают  оптимизировать маршруты
Малые хлебопеки пообещали держать цены до весны
Последние номера
журнал