Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Регион

Мифы решают все

Ученый из Хабаровска считает, что и федеральные власти, и жители региона в отношении Дальнего Востока находятся в плену устоявшихся стереотипов
Мифы решают все
Ученый из Хабаровска считает, что и федеральные власти, и жители региона в отношении Дальнего Востока находятся в плену устоявшихся стереотипов Слушать профессора Леонида Бляхера автору этих строк показалось одним сплошным удовольствием. Случилось это в Хабаровске на совещании с каким-то занудным названием. На фоне актуальных, но убаюкивающе тоскливых докладов его речь заставила встрепенуться и, протерев упорно слипающиеся до этого глаза, внимательно ловить буквально каждое слово. И даже слово «доклад» здесь кажется не совсем уместным. Уж больно официозно для яркой речи. И тема, казалось, не ахти – демография, мигранты, переселенцы, беженцы… Ан нет. Расшевелил, завел публику Бляхер, забросал вечных скептиков-журналистов фактами и доводами. Корреспондент «В» не преминул задать Леониду Бляхеру несколько вопросов. - Леонид Ефимович, мы, дальневосточники, привыкли осязать себя некой особенной группой людей, подсознательно или явно противопоставляющей себя всей остальной стране. И вроде бы поводов так считать достаточно… - Достаточно, но столько же, сколько у жителей южных регионов России считать, в свою очередь, себя какой-то особенной группой. Или взять тех же наших северян. Скажите, что они не вправе считать себя особой, если хотите, кастой? Да мы, дальневосточники, во многом не похожи на жителей других регионов страны, но давайте все-таки развеем миф о собственной исключительности. Особенности нашей жизни формируют вполне земные обстоятельства. Точно так же, как эти обстоятельства создают свою специфику жизни для Кавказа, Севера, Нечерноземья и так далее. Россия огромная и, что вполне естественно, очень разная страна. А Дальний Восток всего лишь ее весьма отдаленная, но все-таки часть. - Но ведь многие люди по ту сторону Урала частенько допускают оговорки, что называется, по Фрейду, используя обороты типа «Россия и Дальний Восток» или «На Дальнем Востоке в отличие от России»... - Да и по эту сторону тоже… Никто и не утверждает, что те же москвичи не находятся в плену неких стереотипов по отношению к нашему региону. Это нормально. Печально только, когда на основе подобных стереотипов принимаются государственные решения. - Не так давно участвовал в видеоконференции, темой которой была энергетика. Так один чиновник в ранге замминистра энергетики, послушав наши стенания по поводу дорогих тарифов, бесхитростно заявил: «Ну, ваши соседи, японцы, живут же с высокими тарифами, вот вы у них и поучитесь». Мне кажется, это как раз то, о чем вы говорите. - Да, примеров такого отношения бесконечно много. Возьмем те же пошлины на ввоз подержанных иномарок. Ведь никакого положительного эффекта от этого решения нет. Наоборот, огромные потери от падения таможенных сборов, рост безработицы, акции протеста. Мне кажется, что столичные чиновники сами не ожидали ничего подобного. Они-то принимали нормальные протекционистские меры. Так это виделось из столичного кабинета. А все потому, что не подумали, что эти меры могут совершенно по-разному сработать в Подмосковье и Рязанской области и в Хабаровске и Владивостоке. Все это принималось не потому, что кто-то решил нам, дальневосточникам, сделать гадость. Нет. Просто люди, принявшие это решение, «были не в курсе…». - Так все-таки мы особенные?.. - Особенные, но, как я уже сказал, это вполне земные особенности, а именно экономическая специфика нашего региона, которую, правда, не вполне осознали в Москве. Хронические ошибки, стереотипы и даже мифы о нас живучи и там. Да, столичным чиновникам нужно избавляться от этого груза, но тут возникает другая проблема - вникнуть в специфику каждого региона столичным чиновникам конечно же не под силу. Тут бы местным властям оперативно сработать и все разложить по полочкам. Ведь чтобы отстаивать наши интересы, их надо хотя бы внятно сформулировать. Сказать по-русски. Но увы. Вертикаль власти, которая выстроена сегодня, заставляет региональных чиновников смотреть в сторону Москвы и соглашаться со всеми, даже заведомо ошибочными решениями, спускаемыми оттуда. Я думаю, что со временем России все же придется вспомнить, что устройство у нас федеративное, а значит, не все ключевые решения будут приниматься исключительно в столице. - А почему установки о каком-то особенном статусе региона так сильны в сознании людей? И даже, как мне кажется, всячески поддерживаются местными властями. - Во многом это имеет исторический характер, но было бы ошибкой считать такой подход уж слишком бессознательным. Дескать, так мы привыкли думать. Нет. Определенным политическим и экономическим кругам так видеть проблему просто выгодно. Когда целый регион стонет: мы такие далекие, холодные и голодные, понятное дело, что метрополия что-то попытается предпринять. - Например, дать больше денег. - Да. Или каких-то других преференций, которые выгодны, к примеру, региональной власти и аффилированному с ней бизнесу. Да и не только. В трудную эпоху 90-х годов дальневосточные страшилки о том, что мы бедные, замерзающие, вымирающие и тому подобное, были способом для местных властей получить карт-бланш на почти любые действия в регионе. Но также не нужно думать, что такие вливания сплошь малоэффективны и даже не нужны. Вовсе нет. Просто экономики и политики в чистом виде не бывает. Сегодня настала пора, когда государство вновь обратило внимание на свой дальний регион. В том числе и в контексте частичного изменения своей внешней политики и диверсификации внешнеэкономических рисков. Нефтепровод ВСТО, газопровод с Сахалина в Приморье, тот же саммит АТЭС во Владивостоке – все это уже геополитика. Кстати, Дальний Восток уже и сам давно смотрит в сторону АТР, а не Европы, и федеральный центр это, похоже, уже понял. Правда, и слишком активное внимание центра к делам региона тоже не всем нравится. Например, в 90-е годы здесь сформировались целые отрасли – рыба, лес, которых вряд ли такое внимание радует. Тот факт, что почти двадцать лет дальневосточники сами, практически без участия государства вполне успешно осваивали ресурсы региона, сегодня входит в противоречие с устремлением государства приобщиться к этому доходному бизнесу. - Но есть же в регионе реальные и весьма болезненные проблемы, которые нужно решать уже сегодня. Например, массовый отток населения. - Хорошо, а вы здесь какую проблему видите? - Ну как же? Такая огромная территория с чисто символическим уже населением. Нас все меньше и меньше… - А вы думаете, в Канаде или на Аляске плотность населения принципиально выше? Да нет же. А эти территории как-то страдают от своей безлюдности? Канада – одна из самых развитых стран мира, между прочим. Понимаете, отток людей можно было бы отнести к проблемам, если бы кто-нибудь посчитал, сколько вообще населения нужно Дальнему Востоку. - И в самом деле, что-то я таких цифр не слышал. - Вот-вот. А говорите проблема. Это все равно что заведомо считать проблемой, если семья из четырех человек живет в трехкомнатной квартире, а потом дети уезжают, а родители остаются в большой квартире. Как тут рассудить, хорошо это или плохо? Тут надо рассматривать многие факторы: здоровые ли родители или немощные, есть ли у них деньги на содержание такого большого жилья или нет и так далее… Что касается региона, то есть один метод, правда, довольно приблизительный – внутренний региональный продукт соотносится с населением. Так вот выходит, что сегодня Дальний Восток способен, скажем так, потянуть от 2,5 до 3,5 миллиона человек. Даже если эти цифры приблизительные, если мы приплюсуем к ним пару миллионов населения, живущего в рамках теневого оборота, все равно понятно, почему люди отсюда уезжают. - То есть они просто не могут найти себе место или применение здесь? - Совершенно верно. Такое, кстати, уже бывало. Например, еще в царской России Сибирь и Дальний Восток не один раз теряли значительную часть населения только потому, что менялись экономические условия. И ничего. Вновь люди шли на свободные земли «встреч солнцу». - Ну как ничего, а Китай? Понятно, что фобии про желтую экспансию уже ушли, но все же... - Посмотрите на карту – дальневосточники живут на узкой полоске вдоль Амура и в Приморье. Даже если завтра мы откроем все границы, вы думаете, что китайцы заселят эти земли как-то по-другому? Арбузы на Колыме не будут расти даже у китайцев. А если серьезно, то не забывайте, что Китай, несмотря на очевидные экономические успехи, был и остается авторитарной державой. Вы знаете, что такое выехать за рубеж из СССР? А почему кто-то решил, что китайцы ездят за рубеж, когда и куда им вздумается? Китайская миграция – достаточно жестко контролируемый процесс. Несмотря на рассуждения о «китайском чуде», новой сверхдержаве и т. д., проблем у нашего соседа не меньше, чем у нас. Никто не говорит, что на иностранную миграцию не стоит обращать внимания, но нас сегодня больше должно заботить, чтобы сюда не ехали представители криминала, больные инфекционными заболеваниями и так далее. - Странное дело: официальные цифры говорят, что только за полгода в ДВФО въехало почти 250 тысяч иностранных мигрантов, а местное население, наоборот, уезжает отсюда… - Это объясняется просто. Те работы, на которые претендуют гастарбайтеры, просто не интересны коренным жителям региона. Каждый человек хочет работать и зарабатывать по своему уму, знаниям и опыту. И многим сегодня здесь невозможно найти работу, соответствующую их запросам, их квалификации. Да и то обстоятельство, что отъезд «в Москву», «на Запад» воспринимался десятилетиями как повышение, в раз не переломить. Есть, правда, еще один, очень важный момент… Люди не уезжают с РОДИНЫ! Плохо ли, хорошо ли ДОМА, там стараются остаться, зацепиться, удержаться. Если люди уезжают, значит, Дальний Восток ДОМОМ для них не стал. Нам же, тем, кто решил не искать приключений и счастья в дальних землях, а жить здесь, нужно строить дом! Сконструировать, построить на Дальнем Востоке дом, РОДНОЙ ДОМ – задача номер один! - О климате нашем суровом вы точно спорить не будете. - Еще как буду. Я уже говорил, что дальневосточники живут в основном в южной части региона, а когда речь идет о климате, почему-то любят говорить о суровых якутских морозах, колымских сугробах и чукотских льдах. Да и на юге нашего федерального округа, наверное, не Канары, но уж не Земля Франца-Иосифа точно. Канадцы, шведы, финны, норвежцы и многие другие тоже не круглогодично в море купаются. И ничего. Леонид Ефимович, извините за вопрос с налетом провокационности: на ваш взгляд, насколько нужен России Дальний Восток? - Я бы тут не стал ничего выдумывать, а ответил словами военного губернатора Приморской области, а потом и приамурского генерал-губернатора Павла Унтербергера. Он говорил примерно следующее: Дальний Восток – это территория России про запас. Думаю, и сегодня с этой мыслью сложно не согласиться. Справка В Бляхер Леонид Ефимович - доктор философских наук (с 1998 г.), профессор (с 2000 г.), заведующий кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета. Член профессиональной ассоциации социологов, председатель Хабаровского отделения Всероссийского политологического общества, член Философского научного общества.

Автор : Александр ПОСЬЕТЦЕВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Опали листья. А страницы «Садов  и огородов» по-прежнему крепки
Шоу пахнет керосином
Сергей Дарькин поучаствовал в саммите в Пекине
Последние номера