Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Персона

Кинорыболов

Валерий Тодоровский уверен, что Владивостоку необходим кинофакультет
Кинорыболов
Валерий Тодоровский уверен, что Владивостоку необходим кинофакультет Его работы – в кино и на телевидении – знает, наверное, каждый. Если кто-то не смотрел его фильмы «Мой сводный брат Франкенштейн», «Любовь», «Стиляги», «Страна глухих», то знает его продюсерские проекты: сериалы «Идиот», «Мастер и Маргарита», «Каменская», «Московские окна»… Валерий Тодоровский – успешный, состоявшийся режиссер, сценарист, продюсер… Во Владивосток он приехал на два дня, выкроив их из напряженного графика, чтобы представить зрителю фильм «Детям до 16», который он продюсирует. Делаю то, что нравится – Список ваших проектов впечатляет – столько успешных, звездных... У вас особый нюх на успех? – Я делаю только то, что мне интересно, так что о нюхе речи нет, ведь у меня было множество проектов, которые провалились на телевидении, не имели рейтингов, и я очень по этому поводу горевал. Но себя изменить не могу и продолжаю делать то, что мне интересно. – «Детям до 16» – также успешный проект, фильм завоевал призы на фестивалях в Одессе и Выборге… – Пока рано говорить об успехе, фестивальная публика – особая, а вот когда лента выйдет в прокат (в конце сентября), вот тогда посмотрим. Для меня «Детям до 16» – проект очень интересный. Эта история про подростков, которые начинают взрослую жизнь, страстную, полную судьбоносных событий. Потому мы и назвали «Детям до 16», что вроде бы они дети, но творят и проживают такие вещи, которые на самом деле очень взрослые. Поэтому в названии есть некая ирония. Но не более того. – Сегодня так мало снимают кино для подростков и о подростках… – Я так не считаю. Подростки – основные посетители кинозалов, и любой нормальный продюсер в первую очередь снимает для них и о них. Если вы внимательно посмотрите фильмы, снятые в России в прошлом году, то обнаружите вдруг, что там полно историй про каких-то девочек, мальчиков, их приключения… Другое дело, что львиная доля этих фильмов низкого качества. Сделать хорошо всегда трудно. Есть и другой вопрос: а хотят ли подростки, чтобы про них снимали? И в этом смысле фильм «Детям до 16» мне интересен и как показатель: он для подростков и про подростков, он не очень пытается развлекать, пытается сказать им: давайте включитесь. И думаю, прокатная судьба фильма даст ответ, хотят ли подростки включаться или им нужно чистое развлечение. – Сегодня много говорят о том, что молодежь мало читает, ничего знать не хочет… Как вам кажется, могут ли, допустим, привлечь молодых людей к чтению фильмы или спектакли, которые «осовременивают» «Гамлета» или «Короля Лира»? – Нет. На мой взгляд, это нелепый и ужасно дорогостоящий путь… Нельзя заинтересовать человека Шекспиром, показав ему такого рода фильм, и эксперименты Юрия Кары вряд ли имели такую цель, что бы по этому поводу ни говорил режиссер. Более того, я уверен, что подобные «осовременивания» работают прямо наоборот: зачем человеку читать, если он уже кино видел? Классическая ситуация… Я не педагог и не знаю, как сделать так, чтобы люди стали читать Шекспира и Чехова, если им не хочется этого делать. И как этому помочь, тоже не знаю. Много соблазнов: мы живем в эпоху, когда есть Интернет, множество телеканалов, и выбор, как провести два свободных часа, практически бесконечен. Люди месяцами сидят в социальных сетях, общаются… И чтобы все бросить и сесть с книжкой, нужно внутри иметь что-то, что родители дают, наверное, с рождения. – Молодежное кино – отличный способ открыть новые имена… Как вы открыли, к примеру, в «Стилягах» Антона Шагина. – Это подразумевается, если ты снимаешь молодых актеров. Ты должен провести кастинг и найти эти новые лица. А если ты ленивый… Кастинг – дело долгое и требующее терпения, усидчивости… Как рыбку ловить: хороший человек сидит и долго ждет, клюнет что-то стоящее или не клюнет. И до-о-олго может не клевать. И рыболов не реагирует на первые робкие движения поплавка, он ждет, когда что-то настоящее клюнет. Так и поиски артистов. В какой-то момент ты находишь интересных молодых людей. Так я нашел Антона Шагина. А годами раньше – Евгения Миронова… Другое дело, что есть соблазн взять уже известных молодых актеров, ведь в каждом поколении есть раскрученные лица. Но мне интереснее поиск свежих лиц, потому что я азартен, жду сюрпризов. Кроме того, молодые артисты часто становятся известны после съемок в сериалах, а сериалы портят акетров. Ребята быстро набивают там руку, заучивают, как изображать грусть, любовь, счастье, и потом, на пробах, показывают мне эти три маски. И забавно, и грустно, когда я прошу их отыграть ситуацию, показать какое-то смешанное чувство… А у них одни клише. Молодые талантливые ребята, еще не успевшие побывать на конвейере, в этом смысле интереснее. Пять Машковых и восемь Пореченковых – Вы работаете и в кино, и на телевидении, меж тем считается, что они – явные конкуренты… – Вы не правы. Это совершенно разные вещи. Тут нет противоречия. Зрители делятся на тех, кто сидит дома, и тех, кто любит ходить в кино, и эти аудитории достаточно обширны. Кино и ТВ не убивают друг друга, им хватает других проблем. – К примеру, проблема изменения системы господдержки кинопроизводства? – Скажу, что я один из тех, кто поддерживает эти изменения. Да, система не идеальна – знаете, как говорят: дьявол прячется в деталях, но в принципе… Была некая огромная кормушка – Госкино. Давала деньги на фильмы. А однажды люди сели и спросили: и где эти фильмы? И выяснилось, что КПД едва не нулевой, что было огромное количество фильмов, получивших деньги, но так и не появившихся на свет… И возникла идея: так как кино сейчас делают продюсеры, которые просто не допустят распыления денег, они будут делать проекты, за которые и будут отвечать. Во всяком случае, те продюсеры, которые доказали свою состоятельность. Так что я был и остаюсь сторонником этой системы, возможно, она не навсегда, это временная мера, которая структурирует господдержку. Что касается результатов, то они будут понятны уже через год. Увидите сами – в кинозалах. У кино есть еще одна огромная проблема – страшный кадровый дефицит. В кино нет никого: сценаристов, режиссеров, операторов, ассистентов по актерам… Почему? А потому, что ВГИК, к примеру, выпускает 20 режиссеров в год. Но режиссером-то становится из них только один! В Америке как дело обстоит? Там полстраны начинают свою жизнь с того, что учатся на режиссеров, артистов, сценаристов – едва ли не в каждом вузе есть кинофакультет. Принцип очень простой: огромный отбор. Профессии остаются верны двое из двух сотен. Это как намывать золотой песок, понимаете? Я считаю, что в России очень мало вузов, которые готовят творческие кадры для кино. Кинофакультеты должны быть везде, в том числе во Владивостоке. Это не значит, что все выпускники останутся в кино, но человек, который имеет талант, сможет его проявить! И уже можно ехать куда угодно и предлагать себя, а то и того проще, учитывая цифровые технологии: можно взять камеру и снять свой маленький фильм и послать продюсеру. Так ведь и происходит в США, и возникают новые имена… А у нас же пока эта сфера элитарна, узка, и только два вуза… Конечно, в некоторых театральных вузах выпускникам пишут в дипломе «актер театра и кино», но работе в кино не учат совершенно… И выпускники школы-студии МХАТ, увидев камеру, замирают и не понимают, что делать. Но этому хотя бы можно выучить! Россия – огромная страна, и мы претендуем на то, чтобы иметь огромный кинематограф. Это закон такой: большое кино там, где есть много зрителей: Индия, США, Россия, Китай… И поэтому Россия не может себе позволить сделать кинопроизводство элитарным. Кино должны учить везде. А дальше уже наступит естественный отбор. И по одному, по два, по три – именно так, на людях, возникнет киноиндустрия. Пока же эту проблему никто не решает. Восемь студий имеют деньги, которые делят между собой восемь режиссеров, восемь сценаристов… Да даже артистов не хватает! Все говорят: ой, в артисты просто так не берут, там блат и все такое. А их не хватает! Где у нас герои, допустим, 40-летние герои? Сразу вспоминаются Машков, Миронов, Меньшиков, Хабенский, Пореченков – и все! А представьте, что сто фильмов в году претендуют на этих артистов… И им не разорваться же… Должно быть в стране пять Машковых, пять Хабенских, восемь Пореченковых… – Ваши впечатления от Владивостока? – Я приехал меньше суток назад и пока много увидеть не успел, но… Понимаете, я родился в Одессе. И те, кто родился у моря, приезжая в город у моря, всегда чувствуют себя хорошо. Из того, что увидел, могу сказать, что Владивосток – город со своим лицом… Наверное, здесь было бы интересно снимать кино. Но с технической точки зрения съемки фильма во Владивостоке – это тяжело. Представьте артистов, которые играют в театре: как они будут летать сюда на съемки? А привезти декорации? Поэтому думаю, что во Владивостоке должна появиться база какая-то, набор техники и людей, способных ее обслуживать, – те же операторские краны и помощники операторов… Тогда не надо будет ломать голову, какое везти сюда оборудование, оно тут все есть. И сразу стало бы проще. И многие бы поехали. – Вы с оптимизмом смотрите на будущее российского кино? – Да. Потому что Россия – не та страна, где кино может загнуться.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Опали листья. А страницы «Садов  и огородов» по-прежнему крепки
Шоу пахнет керосином
Сергей Дарькин поучаствовал в саммите в Пекине
Последние номера