Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Будь здоров!

«Скорая» поправляет свое здоровье

Финансирование службы скорой помощи Владивостока за последние годы выросло на треть, но успокаиваться рано
«Скорая» поправляет свое здоровье
Финансирование службы скорой помощи Владивостока за последние годы выросло на треть, но успокаиваться рано Наверное, здравоохранение любого города – Владивосток не исключение – эффективно работает только тогда, когда все подразделения на всех направлениях, на всех этапах функционируют бесперебойно. Как сердце. Четко. Ровно. Стабильно. И если представить саму систему в виде схемы из анатомического атласа, то самой необходимой и важной, на мой взгляд, будет служба скорой медицинской помощи. Это и есть сердце здравоохранения. Ведь специфика работы именно на «скорой помощи» заключается в том, что любой врач помимо своей специализации должен совмещать в себе множество направлений медицины. Быть терапевтом, кардиологом, психологом… Чем сегодня живет эта служба? Например, нынешней зимой во время эпидемии гриппа, в пиковые нагрузки, в «скорую» Владивостока ежедневно за помощью обращались до 700 человек в сутки! То есть почти каждые две минуты операторы службы «03» отвечали на звонок. Только за прошлый год было зарегистрировано 194 435 обращений, в том числе вызовов – 172 767. Количество вызовов увеличилось. Правда, выросло и количество ложных вызовов. А в это же самое время врачей ждет именно срочный, безотлагательный вызов... Но помощи прийти-то неоткуда. Бригад на линию ежедневно выходит не больше сорока на весь Владивосток. Это – на восемь подстанций и один пост в поселке Трудовое. Кроме того, вызов «скорой» стоит немалых денег. По программе государственных гарантий Российской Федерации согласно постановлению администрации Приморского края в 2010 году эта сумма составляет 2 619 рублей. Врача вызывали? – Вызвала на днях «скорую», плохо мне было. Мало того что приехали только через час, так просто дали таблетку эгилока и все. Укол сделать не захотели, хотя я просила. Вот тебе и вся помощь, – делилась своей обидой с соседкой бабулька с пятого этажа. Как же так? Неужели на «скорой» опять дефицит лекарств и есть только одни таблетки? – Да вы что, у нас нет дефицита лекарств, – рассказывает старший врач «скорой помощи» г. Владивостока Елена Пшенникова, – просто сейчас много хронических больных, в основном гипертоников, которые постоянно вызывают «скорую». Хотя в большинстве случаев им нужно лечиться в поликлинике. Что касается гипертонического криза, то он сегодня – и это мировая практика – разделяется только по двум показателям – осложненный или неосложненный. В последнем – таких вызовов у нас большинство – пациенты хотят, чтобы врач приехал, сделал укол, снизил давление с 200 до 120! Но это делать категорически нельзя! Ведь как при резком повышении, так и резком снижении происходит сосудистая катастрофа. Нормой считается снижение в сутки не более чем на 10-15 % от исходного артериального давления. Неосложненный гипертонический криз в основном купируется таблетированными препаратами. И не потому, что нам уколов жалко, но лишние медикаменты нашему организму ни к чему. Даже витамины имеют побочные действия, что уж говорить о фармпрепаратах! Такое лечение – это искусство, и оно требует работы и от врача, и от больного. А телефон «03» звонит, не переставая. – Алло, скорая? Приезжайте быстрее, коллеге плохо, – женщина говорит сбивчиво, нервно, торопливо. Но на другом конце провода ровный голос оператора – Адрес больного, фамилия-отчество, телефон… – Да вы что?! Человеку тут плохо!! Приезжайте скорее!!! Но оператор опять начинает выспрашивать адрес, данные, телефон… Действительно, зачем терять драгоценное время, когда надо бежать, помогать? – Знаете, оператор совершенно прав, – отвечает на мой вопрос главный врач станции скорой медицинской помощи города Владивостока Виктор Середа, – У нас существует жесткий алгоритм приема вызовов. И не просто так вначале спрашивают адрес, фамилию, что случилось с больным. Как правило, когда близкому человеку становится плохо, да еще неожиданно, родственники начинают нервничать, теряться, что-то сбивчиво объяснять. Именно тогда-то и уходит то самое, нужное нам, драгоценное время. Нередко связь прерывается, и человек не перезванивает. И что в итоге мы имеем, вместо вызова? Что кому-то где-то стало очень плохо. А кого и главное, куда ехать спасать? Самая важная информация для нас во время приема вызова – адрес, кто, что случилось. Если это вызов первой категории срочности – дорожно-транспортное происшествие, несчастный случай на производстве, дети до трех лет – то наша бригада должна прибыть в течение 20 минут. – Хорошо, на срочные вызовы вы стараетесь прибыть быстро. А что с самой последней категорией, машину придется час ждать? – Конечно, нет! Если бригады на данный момент свободны, никто не станет час выжидать. Просто бывают случаи, когда качество жизни больного от некоторого ожидания не ухудшится. Но если задерживаемся на других вызовах, мы перезваниваем, спрашиваем, как состояние, есть ли возможность еще чуть подождать? К сожалению, нет пока у нас того количества бригад, сколько нам хотелось бы. Людей не хватает. Желающие, может и есть, но чтобы сегодня работать на станции, необходимо получить сертификат врача именно скорой помощи. Проблемы у нас есть, но мы стараемся их решать. Уже удалось, за счет введения программы автоматизированной информационной системы и компьютеризации, значительно сократить время приема и обработки вызова. Видите? Оператор вводит симптомы, которые указывают при вызове, и система сразу выдает перечень заболеваний, для которых характерны эти признаки. Диспетчеру легче ориентироваться в предварительном диагнозе, решить, какая бригада необходима. А регистратор речи позволяет весь процесс четко контролировать. Сразу идет запись, с точным указанием времени приема вызова, отправки бригады. GPRS для «Газели» «А это, – Виктор Григорьевич показывает на монитор в диспетчерской, где по схеме движется несколько точек, – наша гордость. Навигационная система GPRS. Диспетчер может увидеть любую машину в любой части города, и оперативно отреагировать на срочный вызов. Здесь сразу видно, какая машина находится ближе всего к нужному адресу.» Для бесперебойной работы важно и пополнение парка автомашин. Только за последние несколько лет по нацпроекту получено более тридцати машин. Российских, «Газелей». Хотя, на мой взгляд, не такая она комфортная и симпатичная, как импортная. – Вы поймите, – с жаром убеждает меня главврач, – если бы не нацпроект, и если бы не эти машины, что бы мы тогда делали? Врачи на вызовы пешком ходили бы что ли? В отношении «Газелей» хочется не больше красоты, а надежнее подвески. А за техническим состоянием автотранспорта в гараже скорой помощи смотрят строго. – Мы – оперативная служба. И мелочей в нашей работе нет. – говорит начальник гаража Сергей Сметов, – Ежедневный осмотр технического состояния машин – обязателен. Ведь водитель отвечает не только за свою жизнь, но и за жизнь медицинской бригады и больного. – Хочу подчеркнуть, – продолжает Виктор Григорьевич, – за последние два года в нашей службе произошли кардинальные перемены. Помимо автоматизации, стали поступать новые машины (и не только по нацпроекту), получили два современных гидравлических подъемника для ремонта. Стали аттестовывать рабочие места, заниматься охраной труда. Я проанализировал финансирование СМП за последние пять лет. Так вот, сейчас оно возросло почти на треть. Это касается не только медикаментов, машин, оборудования, внедрения информационных технологий. И я очень благодарен администрации города, лично главе Владивостока Игорю Сергеевичу Пушкареву, что он не только понимает, насколько важна эта служба, но и старается сделать все, чтобы улучшить и нашу работу, и условия нашего труда. Лекарств хватает Светлана Бениова, начальник управления здравоохранения администрации Владивостока только подтверждает эти слова. – Скорая медицинская помощь – одна из немногих структур муниципального здравоохранения, которая финансируется только администрацией города Владивостока. Плюс – федеральные доплаты по линии нацпроекта – к заработной плате сотрудникам скорой. Все остальное – бюджет городской. Насколько приоритетна эта служба? Судите сами – только бюджет станции скорой медицинской помощи составляет треть от всего бюджета городского здравоохранения. Траты, конечно, огромны. Но, в идеале, хочется сделать еще больше, чем есть, еще лучше! Немаловажным в работе администрации города является создание комфортной рабочей обстановки. Первые шаги в данном направлении – тоже впервые за многие годы – сделаны. Полностью отремонтирована Чуркинсакая подстанция, начались ремонтные работы на центральной. Лекарственное обеспечение СМП – бездефицитно. Более того, Владивосток сегодня один из немногих российских городов, который проводит тромболитическую терапию больным инфарктом миокарда. Это очень дорогостоящие препараты, например, одна ампула стоит до 20 тысяч рублей. Уверяю вас, не многие муниципальные образования способны проводить такую терапию на этапе скорой медицинской помощи. Да, это – дорого, но уже дает результаты. Показания по летальности от инфарктов у нас меньше чем, в целом, по России. Чем еще мы можем гордиться? Проводится огромная работа по установке GPRS-навигаторов, ими оснащены уже 27 машин скорой. Это программа, о внедрении которой не раз говорил Президент страны, и она будет продолжена по решению главы города. Кроме того, большую благодарность хочется выразить и нашим депутатам Думы г. Владивостока. В 2009 году они подарили пять машин. Еще две – по нацпроекту – переданы департаментом здравоохранения администрации Приморского края. В этом году одну машину – полностью оснащенную необходимой аппаратурой – нам подарила компания «Солерс».

Автор : Инна ЭСТРИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Скорая» поправляет свое здоровье
«Скорая» поправляет свое здоровье

Финансирование службы скорой помощи Владивостока за последние годы выросло на треть, но успокаиваться рано

Удар ниже  корзины
Удар ниже корзины

Повышение цен на популярные в крае зерновые продукты вызвали алтайские поставщики

Стройки стоят, выставки – работают
Последние номера