Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Парк культуры

Месье Венсан

Для него Жерар Депардье устраивает «танцы фаршированных цыплят»
Месье Венсан
Для него Жерар Депардье устраивает «танцы фаршированных цыплят» Конечно, со временем знаменитости мирового уровня станут таким же привычным атрибутом кинофестиваля «Меридианы Тихого», как синяя звездная дорожка… Первооткрывателем в этом смысле стала великолепная Катрин Денев, а в этом году Владивосток принимает сразу двоих мировых знаменитостей – французского актера швейцарского происхождения Венсана Переса и чуть позже – Жерара Депардье. Венсан Перес знаком российским зрителям по работам в таких лентах, как «Индокитай», «Фанфан-тюльпан» (сыграв в римейке, он великолепно продолжил традиции Жерара Филиппа), «Королева Марго», «Сирано де Бержерак» и двум российским фильмам: «Линия жизни» Павла Лунгина и «Код Апокалипсиса» Вадима Шмелева. При этом актер успел снять две картины как режиссер и вскоре приступает к работе над третьей – собственно, и во Владивосток он смог вырваться потому, что съемки еще не начались, идет подготовительный период… Вопрос национальной идентичности… - Почему я стал еще и режиссером? – мсье Перес отвечает очень серьезно. - Для меня важно быть близким к проекту, в котором я работаю, а если я все делаю сам, у меня вообще создаются особые отношения с фильмом. Это удивительный опыт. Мой новый проект – экранизация книги немецкого писателя Ганса Фаллады «Каждый умирает в одиночку». Почему именно такой выбор? Моя мама – немка. Но я никогда не отдавал себе в этом отчет, ведь я живу во Франции… В то же время меня всегда увлекала история Второй мировой войны и того, какая судьба постигла народ Германии. В книге «Каждый умирает в одиночку» повествуется о той стороне жизни немецкого народа, о которой мало говорят. На мой взгляд, это лучшее произведение о жизни людей в Третьем рейхе. Меня очень увлекла история семейной пары, которая по-своему пытается бороться с фашизмом. Уже немолодые люди, они пишут листовки в виде почтовых открыток и бросают их в почтовые ящики тем, кто, по их мнению, может как-то повлиять на ход событий, если осознает людоедскую сущность фашизма. Это был акт сопротивления – почти безнадежный, но мужественный… Для меня работа над этой экранизацией – момент самоопределения, национальной идентичности… Мы очень многое наследуем от родителей бессознательно. Не так давно я дал согласие сниматься в программе, которая реконструировала мое генеалогическое древо. И за неделю съемок для меня открылся целый мир, я узнал так много о корнях своей семьи. Узнал, что мой дед – а по линии отца я испанец - был расстрелян франкистами, когда ему было 25 лет, а перед расстрелом он написал письмо жене и сыну - моим бабушке и отцу. И оно проникнуто любовью, нежностью… Мой отец не знал о существовании этого письма, его не отправили адресату, бабушка его не получала. И когда я передал это письмо отцу, когда он его читал, эти слова любви и нежности… Впервые я видел, как мой отец плачет. О семье матери я тоже узнал много интересного – например, никто из семьи не состоял в нацистской партии, хотя они и жили в Третьем рейхе. Это был подвиг в то время. Я узнал, что один из моих дядьев погиб в газовой камере – и это при том, что в нашей семье нет еврейской крови… Я видел эту газовую камеру… Вообще корни моей семьи, как выяснилось, в садоводстве. Мамины предки выращивали яблоки, я даже был в той деревне, где когда-то они жили, испытал чувство восхищения. А со стороны отца многие родственники занимались выращиванием апельсинов. И мой немецкий дедушка был первым, кто начал продавать в Германии испанские апельсины. Участие в программе оказалось для меня волнующим и познавательным. В первую очередь я согласился принять в ней участие ради моих детей и родителей. Но оно изменило и меня, помогло многое осознать в себе. Мои дети – моя радость, смысл жизни. Появление ребенка – это своего рода достижение, свершение, потому что ты можешь поделиться с ним своей любовью. Когда родился мой первый ребенок, я снимался в фильме «Сирано де Бержерак». И режиссер фильма Жан-Поль Раппно сказал мне: «Парень, самое ценное в жизни – то время, которое ты проводишь с детьми. Не по телефону общаясь с ними, не в письмах, а рядом. Когда они вырастут, они вернут тебе это сторицей». Я очень хорошо запомнил его слова. Конечно (улыбается), я занимаюсь со своими детьми не только потому, что мечтаю о спокойной жизни в старости, а просто потому, что очень их люблю. Всякий раз, когда я с ними, это огромное счастье. Самое ужасное – пройти стороной в жизни своих детей. Моей дочери 11 лет, и я решил не так давно заняться ее кинообразованием, мы вместе смотрим старые фильмы 40-50-х годов, больше всего ее впечатлили «Завтрак у Тиффани» и фильмы с Мерилин Монро, потому что там много красивых нарядов, а ей это нравится, - смеется актер. - Вы очень красивый мужчина, вас окружают красивые женщины, как удалось вашей жене Карин Силла превзойти их всех? - Моя жена долго была просто моим лучшим другом. Любовь длится дольше, если сначала была дружба. Это скрепляет узы… Вообще я не очень люблю такие вопросы, смущаюсь и краснею. Моя жена – гениальная мама. Кроме того, она удивительно красива. Она восхитительно готовит. При этом она настоящий художник, мы вместе снимали фильм, и он получился великолепным. Сочетание всех этих и многих других ее качеств и восхищает меня. 12 лет мы вместе, она продолжает меня удивлять и восхищать, и это, наверное, залог прочности нашего брака. Я выбираю историю! К актерской работе Венсан Перес подходит ответственно. Во Владивостоке он представлял фильм «Завтра на рассвете», где играл пианиста. Так вот ради этой роли актер полгода по три часа в день занимался игрой на фортепиано – и все ради того, чтобы в кадре самому исполнять музыку… - И кстати, эти три часа в день занятий музыкой позволили мне понять персонаж, приблизиться к нему, реконструировать его, если так можно сказать. А главное – я осознал, что после этих уроков стал иначе использовать свои руки, изменились мои жесты, - улыбается Венсан Перес. - Это позволило сделать руки еще одним средством выражения эмоций – и в случае с данным персонажем это помогло, ведь он ярко выраженный интроверт, руки могут многое сказать за него. И мой персонаж как был зажил своей жизнью, и мне именно так нравится работать, это чудесно. Когда вы полностью погружаетесь в роль, это великолепно. Система Станиславского заставляет меня собирать как можно больше информации о персонаже, которого я буду играть, и следовать ей, стараясь понять замысел режиссера. - А приходилось ли вам в каком-то фильме играть себя самого? - О да. Как раз в фильме, который мы недавно снимали вместе с супругой. Она – режиссер, я исполнил главную роль. Работа над фильмом еще не закончена, он готовится к показу. Когда мы снимали это кино, то заключили с женой своеобразное соглашение, что я не буду реконструировать своего героя, буду просто самим собой и как можно более искренним. Конечно, переключаться из амплуа «муж-жена» в амплуа «режиссер-актер» нелегко, и нам пришлось через многое пройти во время съемок. Но фильм получился отличным, красивым, эмоциональным. - Когда вы соглашаетесь на роль, что имеет для вас первостепенное значение? - Не столько режиссер или актеры, с которыми я буду работать, нет. Самое главное – чтобы история меня тронула, чтобы она была интересной. И чтобы я почувствовал необходимость сняться именно в этом фильме. - Что дала вам работа в российских проектах? - Во-первых, знакомство с русским языком, он очень красивый, я обожаю его, мне нравится, как он звучит. Во-вторых, знакомство и дружбу с такими великими актерами, как Армен Джигарханян и Сергей Степанченко. Работа с русскими режиссерами была очень увлекательной, тем более что они были очень разными и снимали очень разное кино. - Владивосток вам понравился? - Вы в этом сомневаетесь?! Ваш город великолепен, дивно красив! Мне повезло побывать на острове Русском, посмотреть на строящиеся мосты, на будущий университет – это грандиозно, вызывает восхищение. Владивосток очень удачно расположен в том числе в геополитическом смысле, ведь вы живете в самом бурно развивающемся регионе. Когда дома я говорил друзьям, что еду во Владивосток, у них от удивления глаза становились круглыми, ведь для нас город на берегу Тихого океана, столь дальняя точка России – нечто мифическое, мистическое. А как тепло меня встречала публика! Главное, что мне нравится в России, – это теплота, которая живет в ваших людях. Я и Россия – это как история любви, каждый раз, приезжая в вашу страну, я нахожу в ней новые приятные мне черты. Вслед за мной во Владивосток приедет Жерар Депардье. Мы с ним много лет знакомы, можно сказать, у нас семейные отношения (следует заметить, что жена Венсана Переса, модель Карин Силла, еще до того, как вступить в брак с актером, встречалась с Жераром Депардье и родила от него дочь Роксану, которая и воспитывается в семье Пересов. – Прим. авт.). Я восхищаюсь Жераром и как гениальным актером, и как потрясающе жизнелюбивым человеком. А как он готовит в духовке фаршированных цыплят, вы бы знали! Перед тем, как поставить цыплят в духовку, он заставляет их танцевать. Это очень забавно и всегда меня смешит. - Вы по-прежнему увлекаетесь фотографией? - Да. Я начинал как фотограф, это была моя первая профессия, до сих пор много фотографирую… Какой камерой? Цифровой «Кэнон» и пленочная «Лейка». Есть ли у вас шанс увидеть выставку моих фото? Не знаю. Я думаю о выставке в перспективе, но очень нескоро. Может, в старости…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
В саммит АТЭС приморская милиция въедет на «Нивах»
В «Океане» случилась «Амба»
Последние номера