Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Исторический клуб

Было время, полицию судили

Криминальные нравы «доисторического» Владивостока
Было время, полицию судили
Криминальные нравы «доисторического» Владивостока Ровно сто лет назад, в сентябре 1910 года, град нашенский напоминал растревоженный улей. И было отчего: на скамье подсудимых оказались солидные чины полиции. Этот нашумевший процесс был лишь одним из эпизодов войны, развернувшейся в начале прошлого века между служителями закона и китайской мафией, содержащей нелегальные игорные дома. Ее величество взятка Китайская мафия была сильна не только своей внутренней организацией, но и умением приспособиться к обстоятельствам. А главной российской реалией была, как известно, взятка… В течение 1908 года генерал-губернатору Приамурского края П. Унтербергеру и военному губернатору Приморской области В. Флугу постоянно поступали донесения о том, что владивостокская полиция за мзду допускает существование нелегального бизнеса. Газеты даже приводили подробности: «За незаконное разрешение этих заведений чинами полиции установлена высокая плата, и если кто-либо из содержателей банковок или опиекурилен отказывается платить деньги, то его заведение немедленно закрывается. Напротив, исправным плательщикам полицией предоставлено право свободно заниматься своим промыслом, и все жалобы частных лиц на незаконные действия содержателей таких заведений оставляются полицией без последствий». В конце концов терпение лопнуло, и генерал-губернатор отдал распоряжение произвести расследование. Оно полностью подтвердило справедливость поданных заявлений. Чиновник для особых поручений В. Перфильев выявил, что особые сборы за деятельность незаконных игорных домов установили и взимали сам владивостокский полицмейстер подполковник Лединг, два его помощника – Петров и Кельбедин, пристав 3-й части Вакуров и околоточный надзиратель Новицкий. Деньги собирались и передавались через китайского подданного Чжан-хо-лина. В 3-й части, в околотке Новицкого – а это знаменитая Миллионка, улицы Корейская (Пограничная), Китайская, Пекинская и Алеутская, – и были сосредоточены банковки, что ни для кого, собственно, секретом не являлось. Китаец Чжан-хо-лин признался, что он собирал деньги с содержателей игорных домов – по 3 рубля с каждой банковки ежедневно. Таких заведений было 16 дневных и еще 2-3 ночных. Таким образом, со всех находящихся во Владивостоке банковок он собирал в месяц более 1500 рублей, что по тем временам было солидной суммой. Из этих денег Чжан-хо-лин платил лично полицмейстеру Ледингу, его помощнику Кельбедину, приставу Вакурову и околоточному надзирателю Новицкому. Кто же их посадит? На основании расследования в отношении упомянутых чинов полиции, а также китайского посредника было начато уголовное преследование. Все полицейские дружно отмели все обвинения. Только лишь перепуганный китаец Чжан-хо-лин во всем сознался, да нашлись многочисленные свидетели этих грязных дел. Обвиняемые были преданы суду Иркутской судебной палаты. Своим судьям губернатор, видимо, не доверял… 17 сентября 1910 года в зале Владивостокского окружного суда выездной сессией Иркутской судебной палаты началось слушание дела о злоупотреблениях владивостокской полиции. Со стороны обвинения и защиты было вызвано свыше 30 свидетелей. В их числе были такие высокопоставленные лица, как комендант Владивостокской крепости генерал-лейтенант Ирман (впоследствии легендарный герой Первой мировой войны Ирманов. – Прим. ред.), бывший к тому времени военный губернатор Приморской области генерал-лейтенант Флуг, статский советник Перфильев, ставший камчатским губернатором, прокурор военного суда генерал-майор Шинкаренко и другие. Местные газеты освещали «процесс века» во всех подробностях. Зал заседания и все прилегающие к нему коридоры были запружены публикой. Многочисленным зрителям было что послушать – во время судебного заседания раскрылись такие тайны жизни владивостокской полиции, что впору было писать криминальный роман. Показания самого полицмейстера Лединга также были во многом сенсационными: «По моем прибытии сюда я узнал, что здесь сильно процветают банковки и опиекурильни. Считая такое явление противозаконным, я принялся строго преследовать эти игорные дома… в доказательство чего позволю себе сделать ссылку на документальные данные о выселении около 600 банковщиков. Конечно, всех обнаружить не удалось: десятки лет банковки и опиекурильни существовали, существуют и, наверное, еще десятки лет будут существовать. В том я глубоко убежден… С неменьшей строгостью я относился и к своим подчиненным и за малейшее нарушение закона увольнял и привлекал к ответственности. За все это время я уволил до 60 полицейских и в несколько раз большее число городовых, но я нарушил, оказывается, интересы не только полиции и содержателей этих игорных домов, но также чиновников из других ведомств…» Решительно вступился за главного полицейского города прокурор военного суда генерал-майор Шинкаренко: «…Я думаю, что обвинить в бесчестии можно каждого. Но лично я о подполковнике Лединге того мнения, что на бесчестный поступок он не пошел бы. Лединга я знаю уже в течение 6 лет и считаю его неспособным на такие преступления...» В тот же день судебная палата вынесла приговор по делу. Лединг, Кельбедин и Новицкий были оправданы, помощник полицмейстера Петров и пристав Вакуров приговорены к полутора годам в арестантских отделениях, а китаец Чжан-хо-лин – к 8 месяцам тюрьмы. Так закончился процесс, от которого горожане ожидали, конечно, большего. А банковки, как и взятки за них, так и остались для Владивостока обычным явлением. Местной экзотикой, так сказать. По материалам архива Общества изучения Амурского края.

Автор : Иван ЕГОРЧЕВ

В этом номере:
В саммит АТЭС приморская милиция въедет на «Нивах»
В «Океане» случилась «Амба»
Последние номера