Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Память

Перед смертью японцы кричали: «Банзай!»

2 сентября 1945 года закончилась Вторая мировая война
Перед смертью японцы кричали: «Банзай!»
2 сентября 1945 года закончилась Вторая мировая война Для ветерана Второй мировой Алексея Ивановича Литвинова война – это бесконечная череда событий, изредка разделенных белыми пятнами: время берет свое. С трудом укладывается в голове, что военные действия начались для ветерана в сентябре 1941 года в Подмосковье, а закончились – в апреле 1952 года в Пхеньяне (Корея). Выдали «наган», сказали «командуй» Когда началась Великая Отечественная, Лешке Литвинову исполнилось 17 лет – вся жизнь впереди. Он с хорошими оценками окончил 9 классов, впереди был выпускной класс, а там рукой подать и до летного училища. Небо было голубой мечтой толкового парнишки, впрочем, как и всех его друзей-приятелей из подмосковного городка Малый Ярославец, где он тогда жил с родителями. Алексей хотел летать, как Чкалов и Водопьянов, но не довелось. – Меня забрал военкомат 17-летним пацаном, когда немец пошел под Москвой в наступление. Нас, молодежь, старшеклассников и «тридцатипятников» – тех, кто сидел по 35-й статье за хулиганство, собрали и вывезли подальше от фронта. Чтобы мы не остались под немцами. Нас набралось три группы по 250 человек, из них около 60 человек – бывшие заключенные. По рекомендации директора школы меня как активного комсомольца поставили во главе одной из групп. Выдали «наган», деньги, повозку и сказали «командуй». Руководители района меня хорошо знали, – вспоминает Алексей Иванович. Призывников пешим ходом отправили под Рыбинск рыть окопы. Новобранцы передвигались скрытно, только проселочными дорогами и лесными тропами, передвижение по главной трассе им было запрещено – чтобы не накрыла немецкая авиация. Под Рыбинском группа Литвинова пробыла недолго, в конце октября ее передислоцировали в город Галич. Здесь, на пункте формирования, 3 сентября 1941 года красноармеец Алексей Литвинов получил обмундирование и красноармейскую книжку. После чего его вместе с земляками направили в знаменитые Гроховецкие лагеря, где концентрировалась резервная армия, которой впоследствии будет командовать Георгий Жуков. – На третий день пребывания в лагерях нас раздели догола, помыли и постригли. За три месяца службы без бани мы завшивели. У меня с тех пор под мышками ничего не растет, волосы сожгли во время санитарной обработки. После бани нам выдали валенки, шубы, карабины, по три бутылки с зажигательной смесью, одну гранату РГД и разбили на группы по десять человек для борьбы с танками, – рассказывает ветеран. На жизнь не жалуюсь Новоявленных истребителей танков обучали десять дней, а потом посадили на машины и отправили на передовую. Алексей Литвинов попал в пехотный батальон, который уже имел боевой опыт. Красноармейца Литвинова ранило в первом же бою. От разрыва артиллерийского снаряда его контузило, он потерял слух, осколок порвал ногу. Очнулся в санитарном поезде, который шел в Новосибирск. – Все, Леха, отвоевался, – подумал он тогда. Но через месяц его поставили на ноги и отправили не на западный фронт, а на Дальний Восток: эшелон выгрузился на станции Раздольное. Но и это еще был не конец пути. Из Раздольного Алексея Литвинова направили в Хабаровск постигать азы военной науки в артиллерийско–пулеметном училище. – Через два с половиной месяца я вышел из училища старшиной. Из нас, выпускников, сформировали две курсантские бригады и направили на фронт. Но под Читой развернули обратно в Хабаровск, а оттуда переправили в Гродеково, – рассказывает Алексей Иванович. Войну с империалистической Японией Алексей Литвинов встретил лейтенантом, едва вернувшись с офицерских курсов. Он воевал с японцами в Китае, а победу встретил в Пхеньяне, этот корейский город японцы называли Хэдзё. 40-я пехотная дивизия, в которой служил Литвинов, перешла границу в районе Гродеково. И тут столкнулась с японцами. Самураи дрались отчаянно. – Особенно много наших солдат гибло при штурме дотов. Японцы – фанатики до мозга костей. Смертники у них были не только в небе, но и на земле. Японцев-смертников приковывали к пулеметам в дотах, и они стреляли, пока были патроны или пока дот не подрывали. Они ничего не боялись. У них там была вентиляция, продукты, вода. И они стояли до последнего. Помню, мы заскочили в один такой дот, а там прикованный пулеметчик, и патроны у него кончились. А он все равно кидается на нас и кричит: «Банзай!», – рассказывает Алексей Иванович. …В Корее он пробыл до апреля 1952 года, потом пришел приказ сдать все оружие дружественной корейской армии и вернуться на родину. После войны капитан Алексей Литвинов мог вернуться домой, на запад, но он остался в Приморье. Вышел на пенсию в звании полковника милиции. До самой пенсии Алексей Иванович был командиром отдельного батальона ППС милиции. – На жизнь не жалуюсь. А чего на нее жаловаться, пенсия хорошая, квартира есть. Только вот лифт в нашем доме не работает пятый месяц, на улицу ходить тяжело: сердце болит. А я живу на седьмом этаже, – говорит ветеран. И тяжело вздыхает. Многоуважаемые господа из ООО «Управляющая компания Советского района», обслуживающего многоэтажку на проспекте 100 лет Владивостоку, 145, где живет 87-летний ветеран Второй мировой войны Алексей Иванович Литвинов. Имейте совесть, отремонтируйте лифт в этом доме, сделайте ветерану подарок!

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Жаркое лето 45-го года
Жаркое лето 45-го года

Советский Союз до конца был верен союзническим обязательствам

Более пяти тысяч первоклашек придут в школы города
Глава Гонконга видит во Владивостоке экономический центр
Последние номера