Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Персона

Вениамин Смехов: В отличие от Атоса я незаслуженно счастливый

Самый благородный мушкетер страны отмечает 70-летие
Вениамин Смехов: В отличие от Атоса я незаслуженно счастливый
Самый благородный мушкетер страны отмечает 70-летие Роль Атоса в картине Юнгвальд-Хилькевича «Д’Артаньян и три мушкетера» принесла актеру Вениамину Смехову славу и повсеместную узнаваемость. Всего остального он добился сам. Но при поддержке людей, которые его беззаветно любили и любят. Вениамин Смехов родился за год до начала Великой Отечественной войны. - Детство мое – это белые халаты, - рассказывает Вениамин Борисович. - Папа ушел на фронт, а мы с мамой оказались в эвакуации в Татарстане, она после второго курса мединститута пошла работать в госпиталь врачом. Из того времени я помню только женщин, и все они меня обожают. Особенно когда я, стоя на стульчике, пою: «Артиллеристы, Сталин дал приказ!». Женщины плакали, и я думал, что это мой первый актерский успех. И только когда вырос, понял, что плакали они о своих мужьях-фронтовиках. После войны Смеховы вернулись в Москву. Но и здесь жизнь легче не стала. - Мама устроилась в поликлинику на полторы ставки, чтобы прокормить семью. Да и врачей тогда было мало – людям нужна была их помощь. Отец, экономист-математик, вернувшись с фронта, снова стал работать в Госплане СССР. Позже он стал профессором, преподавал экономику в институте имени Плеханова. Мы жили в маленькой 16-метровой комнате в коммуналке. Но никто не пенял на жизнь. Родителям как-то удавалось скрывать убогость положения. В нашей семье – и это тоже меня воспитывало – был культ искусства. Звучала классическая музыка, у родителей были программки всех сто-личных театров, и имена легендарных советских актеров окружали меня с детства. Похвала Этуша В детстве симпатичный мальчишка Веня Смехов ходил в драмкружок, а в восьмом классе даже оказался в активе Цен-трального детского театра. Поэтому нет ничего удивительного в том, что он поступил учиться в театральное училище име-ни Щукина. - Там я быстро «свернул» себе шею, - рассказывает актер. - В конце первого курса суровый учитель Владимир Этуш из 34 студентов требовал отчислить 14, в том числе меня и Александра Збруева. Надо было сильно постараться, чтобы ос-таться в профессии, и я постарался. И лишь годы спустя, после выхода фильма «Д’Артаньян и три мушкетера», Владимир Абрамович позвонил Смехову и похвалил его работу. Учеба в училище имени Щукина помогла Смехову стать универсальным и даже уникальным актером. - Эта школа стимулирует и чувство юмора, и игровую энергию, и музыкальность, - рассказывает юбиляр. - Вахтанго-вец Юрий Любимов, художественный руководитель театра на Таганке, тормошил и раскрывал в нас, актерах, соавто-ров-«многостаночников»: поэтов, сценаристов, музыкантов, композиторов, пантомимистов, режиссеров. Список соавто-ров Любимова возглавляет, конечно, имя Владимира Высоцкого. Но и моя доля была счастливой. Я и как драматург, и как режиссер-ассистент участвовал в «любимовских» спектаклях. Критика Высоцкого Вениамину Смехову Бог дал еще и талант литератора. Он – автор пьес, сказок, повести «Служенье муз не терпит суеты», книг-воспоминаний «Та Таганка», «В жизни так не бывает»… В год его 70-летия готовятся к печати новые мемуары – «Четыре пьесы-фантазии по сказкам Европы и Азии». Туда войдут произведения Смехова на темы сказок братьев Гримм, Ганса Хри-стиана Андерсена и на темы персидских и туркменских сочинителей. Литературные труды Смехова хвалят и друзья, и профессионалы. - Я написал сценарий сказки «Али-Баба и сорок разбойников», по которому был снят фильм-мюзикл с участием прекрас-ных актеров: Олега Табакова, Сергея Юрского, Армена Джигарханяна. Пластинка «Али-Баба и сорок разбойников», как мне сказали в фирме «Мелодия», в советские времена стала одной из самых тиражных, количество проданных экземпляров пе-ревалило за три миллиона! Первый слушатель и оценщик сценария был Юрий Визбор – знаменитый бард, актер, сочинитель. Потом текст увидели Леня Филатов, Семен Фарада, Юрий Никулин. Все они одобрили мое сочинение. А вот повесть «Служе-нье муз не терпит суеты», напечатанная в журнале «Юность», не понравилась Высоцкому, потом ее покритиковал и Леня Филатов. Мне было выгодно думать, что просто они слишком строгие читатели, потому что другим моим друзьям она понра-вилась. Зато Высоцкому нравились мои рассказы. Мы с ним ездили в гости к Андрею Вознесенскому и его жене Зое Богу-славской. Володя представлял меня этим двум большим литераторам как автора хороших рассказов. Потом я читал их в компании Корнилова, Войновича. И получал одобрительные отклики. Скажу так: Богом моей жизни является русское слово. Все мои пути и разъезды – в актерстве, в режиссуре, в сочинительстве, на эстраде – было, есть и будет служением слову. Мушкетер – это навсегда Роль Атоса в знаменитой картине о приключениях мушкетеров – лишь небольшой эпизод в творческой биографии актера. Но он перевешивает и более серьезные и даже эпохальные события его жизни. - Расстаться с мушкетерами не получается, - говорит Вениамин Смехов. - Георгий Юнгвальд-Хилькевич через тридцать лет после выхода первой части картины снял уже четвертый фильм! Увы, «Возвращение мушкетеров» - фильм последний, потому что ушел из жизни наш Арамис – актер Игорь Старыгин. И выход аудиокниги «Три мушкетера» Дюма, которую я прочитал на студии звукозаписи «Книга вслух», венчает большое событие в моей жизни, которое я называю для себя как «Три мушкетера и один Боярский». Работа в приключенческой картине, может быть, и закончена, а вот настоящая «мушкетерская» дружба останется навсегда. Она зародилась на съемках первого фильма между исполнителями главных ролей Михаилом Боярским, Вениамином Смеховым, Игорем Старыгиным, Валентином Смирнитским и знаменитым фехтовальщиком, постановщиком трюков и актером Владимиром Балоном. - Ребята очень любили шутки и розыгрыши, порой чуть ли не срывали съемки,- рассказывает режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич. – Я ругался только тогда, когда поклонницы, прорываясь на съемки, приносили с собой спиртное. Актеры и сегодня позволяют себе приколы. - В прошлом году Боярский праздновал юбилей и мы попросили его родных не говорить о том, что приедем в Санкт-Петербург на его торжество, - рассказывает Вениамин Смехов. – И как же был счастлив Миша, когда увидел Валентина Смир-нитского, Володю Балона и меня на сцене театра Ленсовета. Хороши! В многосерийном фильме «Капитанские дети», который вышел на экран в 2006 году, Вениамин Смехов сыграл мужа моло-дой героини Евы Гриневой. И в эпизоде свадьбы появилась и Алика Смехова – дочь Вениамина Борисовича сыграла дочь его героя. Но мало кто знает, что гости на свадьбе – не массовка, а настоящие гости Вениамина Смехова. Потому что в день съемок он с женой Галиной Аксеновой отмечал 25-летие их совместной жизни. - Галя – незаслуженная мною награда от Господа, - говорит о жене Вениамин Смехов. Их совместная жизнь начиналась непросто. Когда они встретились и полюбили друг друга, актер был женат. И хоть с первой супругой, радиоредактором Аллой Смеховой, по его признанию, уже не было крепких семейных отношений, разрыв дался нелег-ко. Особенно болезненно его восприняли дочери – Елена и Алика. Но Смеховы смогли понять друг друга. Тем более что обя-занности отца Смехов с себя ни при каких обстоятельствах не снимал. - С детьми у меня всегда происходил обмен опытом, - рассказывает актер. - Родилась Ленка, и она была моей жизнью! Я то-гда работал в театре на Таганке с утра до вечера, но успевал бегать на молочную кухню, гулять с дочерью, таскать тяжелую коляску с пятого этажа во двор и обратно. А потом родилась Алика – мой неистовый учитель. За нее было страшно. Если Ленка была очень доброжелательным и довольно послушным ребенком, то Алика пугала непослушанием и костлявостью, она вообще не ела ничего!… Теперь, когда Алика сама родила двух богатырей, она удивляется, как я умудрялся ее кормить. А у меня был актерский способ. Я говорил, что рядом с ней сидит Тамара – отличница, она послушная, все ест. И делал вид, будто кормлю Тамару, а ложку отправлял в рот Алике. Были и сложные моменты, когда девчонки хватали всякие простуды, бронхиты… Я бо-ролся за их здоровье, падал в ноги работникам Минздрава – правда, сильно падать не давали, потому что они любили Таган-ку… А сейчас у меня обмен опытом с внуками. Старший, Леонид, сын Лены, окончил МГУ, сейчас там же преподает риторику, а в Российском гуманитарном университете он учится в аспирантуре. Кроме того, играет в джаз-команде со своими друзьями. Еще он, как говорится, рукастый – может починить любую технику. Леня, как и его друзья, вселяет оптимизм насчет якобы «безна-дежно бескультурного» поколения молодых москвичей. Надо просто знать «грибные места», где водятся хорошие ребята. Ведь Москва – это не вся Россия! Мой младший внук Макар подает большие актерские надежды, он обаяния неслыханного! И сред-ний Артем молодец. Два года назад мы провели с ним целое лето: было трудновато, как когда-то и с его мамой Аликой, однако это сходство – залог того, что и он станет интересной личностью. Признаюсь: все Смеховы хороши!

Автор : Тамара МОТАЕВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Строительство водовода на Русский аукается во Владивостоке
Из Чечни – живые и невредимые
Последние номера