Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Парк культуры

Ждите нас, Cannes!

Терпение и труд до Каннов доведут
Ждите нас, Cannes!
Терпение и труд до Каннов доведут Титры в фильме «Последний этаж» Дмитрия Шевцова, владивостокского режиссера, идут неспешно – чтобы те, кто смотрел фильм во время недавно прошедшего Каннского кинофестиваля, смогли прочитать имена актеров: Надежда Айзенберг, Валентин Запорожец, Евгения Богинская, Евгений Паленый… Наши люди в Каннах! Тот факт, что в программу Cannes film festival-2010, посвященную продвижению короткометражных фильмов – Short Film Corner, попал фильм, снятый во Владивостоке, с актерами владивостокских театров в главных ролях, не может не радовать! Не только столичные или заграничные мэтры могут снимать на улицах Владивостока достойное кино – мы и сами уже почти с усами! Снять фильм – это серьезно Дмитрий Шевцов, режиссер и автор сценария «Последнего этажа», живет любовью к кино столько, сколько себя помнит… –Лет в 13, наверное, я написал первый сценарий, – говорит Дмитрий. – Кстати, недавно перечитал его – история для кино, но более масштабного, более бюджетного… Профессия у меня – фотограф, но со временем фотография стала просто хобби. В 19 лет пришел работать на телевидение, что-то монтировал, делал ролики, клипы. Рождались идеи, сценарии каких-то короткометражек, мы с друзьями даже пытались что-то делать. Но время для кино тогда еще не пришло, с точки зрения профессионализма мы были детьми, не понимали, как все это делается, как все происходит. Это сейчас ясно, что нельзя собраться вечером и сказать: «Ребята, давайте снимем кино», а наутро взять камеру и пойти все снять. Кино – это производство, к которому нужно долго готовиться и вкладывать не только деньги, но и собственные знания. А знаний-то у нас и не было. Знания стали появляться, в частности, тогда, когда во Владивосток пришло большое кино – вместе с кинофестивалем «Меридианы Тихого». Когда стали приезжать в наш город профи, делиться опытом, когда на улицах города стали снимать кино! –«Последний этаж» – не первая моя попытка сделать кино, – рассказывает Дмитрий. – Были эксперименты, но, скорее, для себя, вещи из разряда «сам посмотрел – друзьям показал». К «Последнему этажу» же мы – съемочная группа – подходили совсем с других позиций. Спасибо «Меридианам Тихого». Это очень важно. Он дарит общение, возможность увидеть кино, которое ты больше не увидишь никогда, мастер-классы, к примеру, такого мэтра, как Кшиштоф Занусси, это трудно переоценить. Фестиваль дает толчок, стремление работать. А самое главное – уже был опыт работы с московскими студиями, с Николаем Хомерики. Должен сказать, что то, как на самом деле происходят съемки фильма, очень отличалось от моих представлений о том, как это может быть. «Сказка про темноту» Николая Хомерики вообще был для меня школой. Я познакомился с Николаем, работал в съемочной группе сначала замдиректора по производству, затем ассистентом по актерам. И эти четыре месяца работы в группе дали мне очень много, это неоценимый опыт. Все говорят, что полгода на съемочной площадке – это как пять лет ВГИКа, и это правда. Весь процесс – от разработки сценария и поиска места съемок до последнего дня съемок – прошел передо мной. Я очень благодарен Коле, что он взял меня в режиссерскую группу и делился опытом. Дебют народной артистки Когда работа съемочной группы «Сказки про темноту» была завершена, Дмитрий, проводив москвичей в аэропорту, подумал: то настроение, тот запал, который поселила в его душе и душах его друзей работа с Николаем Хомерики, пропасть не должны… Пора снимать кино! –Сценарию «Последнего этажа» лет шесть, он родился в свое время очень быстро, за одну-две ночи, от начала до конца, сразу… – вспоминает режиссер. – И что интересно, фильм, который мы сняли, почти не отступает от первоначального сценария. На монтаже мы что-то изменили, не все смогли сделать технически – для некоторых вещей во Владивостоке просто нет базы, и мы не стали делать что-то хуже, чем оно должно быть. Мы долго жили этим сценарием с друзьями, пытались снять, но все не получалось, а перед приездом съемочной группы «Сказки про темноту» совсем уже было настроились снимать, уже была подобрана команда – директор, ассистент по актерам, художник… Уже тогда я понимал, что должна быть административная группа, что не один человек должен заниматься всем, а каждый – делать свое дело. Потом началась работа над фильмом «Сказка про темноту», и мы решили передвинуть проект, чтобы понять, как на самом деле все происходит. Когда работа с Николаем Хомерики была завершена, я понял, что пришло время снимать свое кино. Уже были найдены почти все актеры, я взял лист ватмана, написал роли, актеров, приклеил фотографии каждого… Оставалось найти только главного героя – это оказалось самым сложным. Валентина Запорожца утвердили в последнюю минуту. Он пришел случайно за день до съемок, и я, попробовав его, понял, что это как раз тот герой, который мне нужен. Он не читал сценарий, сразу согласился сниматься, и в этом смысле даже оказался прав, потому что наша история как раз о том, что человек не должен знать, что ждет его на следующем этаже… Еще одну роль исполнила Надежда Айзенберг, для нее, народной артистки России, это был дебют в кино, она очень переживала. В других ролях снялись Мария Стратулат, Евгений Паленый, Сергей Кошуцкий… Вообще должен сказать, что актеры замечательно справились со своей задачей. Да, были сложности, но не от их непрофессионализма, а от моих недочетов и от того, что, хотя у них в дипломе и написано «актер театра и кино», на самом деле их учат театру. И чем чаще мы будем снимать кино, тем для актеров в этом смысле лучше, больше опыта, больше школы… Оператором у нас был Глеб Телешов. Вообще-то сначала я думал, что буду снимать сам, но потом, посмотрев, как работают профи, понял, что не надо пытаться объять необъятное, каждый должен делать свое дело. С Глебом мы давно знакомы, хорошо сработались на площадке, почти не спорили. Глеб из тех, кого увлекает идея, и это здорово! Что касается помощи и денег… Моя особенность в том, что, пускаясь в такие проекты, я не думаю о деньгах… Хотя четко понимаю, что каждый человек на съемочной площадке должен получать деньги, может быть, за исключением моих друзей, близких мне по духу, которые работают за идею. Но все актеры получили вознаграждение, вся съемочная группа. Это главное: нельзя сказать, мол, ребята, а давайте на энтузиазме воплотим мою идею… Что-то требовать ты имеешь право в том случае, если платишь деньги, это принципиально важно. Поиски спонсоров для создания фильма были сложными, однако удачными. Дмитрий не стесняется признаться в том, что частичную финансовую помощь оказали и его родители. А еще команде «Последнего этажа» очень помог Владивостокский ГУМ – безвозмездно. Он выделил большое помещение, огромный павильон, в котором за месяц были построены декорации. Кстати, «Последний этаж» – первое кино, снятое во Владивостоке именно в павильоне, а не в чьей-то квартире. А не замахнуться ли на Канны? «Последний этаж», как говорит Дмитрий Шевцов, нельзя назвать владивостокским – в нем практически нет пейзажей, натурных съемок. Лента – это, скорее, притча, но, безусловно, владивостокская по духу. –Когда шла работа, – рассказывает Дмитрий, – у меня и мыслей не было о дальнейшей судьбе фильма. Мне важно было его снять, завершить – для самого себя, чтобы понять, что я могу, почувствовать уверенность в своих силах. Думал, что, возможно, представлю кино на нашем фестивале «Меридианы Тихого», но самоцелью это не было. Мы очень долго монтировали – съемки закончились в мае прошлого года, а готовый фильм появился только в январе нынешнего… Кстати, под влиянием учителя Николая Хомерики – Владимира Хотиненко я полностью перемонтировал один из эпизодов. Съемка пролетела хорошо и весело, а вот монтаж был трудным… –А кто в итоге сказал: а не замахнуться ли нам на Канны? –У Каннского фестиваля есть определенные требования к фильмам, которые они могут отобрать на конкурс: для короткометражек – не больше 15 минут, для полного метра – не меньше 60. Все, что в этом промежутке, отбирается для внеконкурсной программы. Я случайно зашел на сайт фестиваля, увидел, что в этом году все очень просто придумано для подачи заявок, не нужно даже диск присылать, нужно просто заполнить форму-анкету и закачать фильм на ftp-сервер, а отборщики уже будут смотреть. И подумал: почему нет?.. Заполнил, закачал… И забыл, потому что только через четыре месяца, когда я был в Москве, на мою почту пришло приглашение. И тут, – смеется Дмитрий, – я понял, что снова надо искать деньги, потому что главное условие участия фильма в Каннском фестивале – режиссер, или продюсер, или актер обязательно должны приехать. Но мне каким-то чудом удалось довольно быстро найти деньги – и я поехал в Канны. Сначала известию о том, что «Последний этаж» отобрали для участия в специальной программе Каннского фестиваля, никто не поверил. Друзья, которым Дмитрий сообщил об этом, думали, что он шутит. Мало кто верил, что первый же снятый фильм может попасть в Канны, тем более снятый во Владивостоке, где нет ни киношколы, ни базы… –Потом, когда все поняли, что я не шучу, – улыбается Дмитрий, – нас захлестнула радость. И особенно я счастлив за актеров... Друзья, которые мне звонили, спрашивали: когда мы увидим твое кино? И удивлялись, когда я им говорил: премьера в Каннах, билеты за свой счет, – смеется он. Конечно, поездка в Канны на кинофестиваль – сама по себе вещь очень приятная. Но для Дмитрия это был уникальный шанс… –Знакомства, общение, в том числе со знаменитыми режиссерами, показы, мастер-классы, презентации – я думал об этом и о многом другом, пока летел в Канны. И принял решение: во‑первых, просто все рассмотреть, не пытаться объять необъятное. Кроме того, – смеется он, – сразу подумал: эти Канны должны стать не единственными, а первыми, должны быть потом вторые, потом еще. Мне хотелось увидеть изнутри, как работает самый крупный кинофестиваль в мире (при том, что я хорошо знаю, как строится работа «Меридианов Тихого»), сравнить. –Вы вообще спали в эти дни? –По нескольку часов… Редко, конечно. Очень были насыщенные 10 дней. Мы не попали на само открытие, потому что долго ждали визы, но все остальное увидели. И даже по красной дорожке прошелся, хотя такой цели себе не ставил. Во дворец фестивалей по красной дорожке могут пройти те гости, у которых есть пригласительный билет на данный показ или мероприятие. У меня были пригласительные, к примеру, на премьеру фильма «Утомленные солнцем-2» Никиты Михалкова. Там и прошел, причем в строгом соответствии с дресс-кодом. В Каннах с этим строго: если вы без галстука-бабочки, если надели белый пиджак и черные брюки, к примеру, вас просто не пустят, неважно, есть пригласительный или нет. Так что пришлось сбросить кеды и надеть туфли (смеется). Одновременно со мной шли какие-то французские звезды, которых мы в России и не знаем, а публика в Каннах с ума сходит, визжит и беснуется… Пальмовая ветвь внутри Конечно, более всего Дмитрия интересовала реакция профессионалов на его фильм, общение с мэтрами кино… Тем более что Каннский кинофестиваль в этом смысле организован почти идеально. –Программа строилась так: фильм показывают три раза в небольших залах, кроме того, критики, продюсеры, журналисты – словом, профессионалы могут посмотреть кино в специальных просмотровых кабинках, и авторам приходят сообщения на электронную почту: кто смотрел фильм, статистика – и к ним телефоны, по которым можно связаться и узнать мнение. Так что я знаю, что «Последний этаж» смотрели продюсер из Лос-Анджелеса, режиссер из Франции, журналист из США, он, кстати, очень хорошо написал о фильме в Variety Cannes Daily. Всем «Последний этаж» понравился, негативных отзывов не было. Кроме того, я раздавал диски с фильмом – режиссерам Сергею Лознице, Отару Иоселиани, продюсерам Сергею Сельянову, Роману Борисевичу и многим другим гостям фестиваля. Кстати, в той статье в Variety Cannes Daily была такая фраза: все фильмы, снятые во Владивостоке, попадают на Каннский фестиваль. И это правда. За три года во Владивостоке было снято три фильма, и все они попали в программы фестиваля. Кроме того, Канны и Владивосток находятся на одной широте. После этой публикации к нам многие подходили, спрашивали: так это вы из Владивостока? Мы про вас читали! И обязательно поедем в следующем году снимать в ваш город, чтобы попасть в Канны! Так что история «Канны–Владивосток» только начинается. Образуется очень интересная параллель… Кстати, в Каннах хорошо знают фестиваль «Меридианы Тихого», у него отличная репутация. К примеру, режиссер Диего Вега, который в прошлом году приезжал во Владивосток, в этом году, представляя в Каннах свой новый фильм в программе «Особый взгляд», много говорил о нашем городе, о своих впечатлениях о нем. И эти слова очень добрые, теплые. В профессиональном смысле я привез из Канн знания, очень много знаний. Общение с продюсерами, с режиссерами позволило понять, как они достигают своих высот. Очень много интересного узнал про копродукцию (совместное производство фильма усилиями нескольких стран), которая сейчас на подъеме и активно развивается. Конечно, никто в Каннах не берет тебя за руку и не рассказывает попунктно, как снимается кино. Однако во время общения ты узнаешь столько, сколько, наверное, за годы учебы не узнал бы. И самое главное – я привез внутреннее чувство победителя. Да, я не получил «Пальмовую ветвь», но я привез ее в себе… Это дорогого стоит. Я вернулся, переполненный эмоциями, желанием снимать кино, снова попасть в Канны… Владивосток как персонаж фильма Сегодня Дмитрий Шевцов собственное кино пока не снимает – занят другими, не менее интересными и тоже киношными обязанностями. –На протяжении нескольких лет я работаю на московские компании, – рассказывает Дмитрий, – которые задействуют Владивосток в качестве съемочной площадки для своих проектов. И вот в прошлом году канал «Россия» решил, что будет снимать в нашем городе многосерийный художественный фильм на морскую тематику. В прошлом году мы искали натуру, и вот в середине августа приезжают съемочная группа, актеры, причем очень известные. Должен заметить, что, когда в прошлом году искали натуру и приезжали режиссер, продюсер, они сказали, что, конечно, намного проще и дешевле снять кино «про Владивосток» где-нибудь в Севастополе, как это сделали создатели «Исаева», или еще где, как сделали создатели «Дня «Д». Но когда съемочная группа побывала в нашем городе, они заявили: ни один другой город не в состоянии передать очарование, дух Владивостока, его колорит, ваш город – это еще один персонаж фильма, и снимать будем только здесь! Это очень радостно, очень приятно. Думаю, что в фильме смогут сыграть и местные актеры, а это очень здорово. –А новый ваш фильм пока созревает? –Есть сценарии, которые я доделываю, довожу до ума, думаю, что осенью – после съемок канала «Россия», после кинофестиваля мы начнем работу над новым проектом. Мечтаю, чтобы в главной роли снялся актер из Москвы, не обязательно звезда, просто чтобы это был человек другой школы, это полезно будет и нашим приморским артистам, и самому фильму... Надеюсь, что во Владивостоке будет создана киностудия, пусть небольшая, главное – чтобы на будущих дисках с новыми фильмами, снятыми во Владивостоке, был написан не домашний адрес режиссера, а название и адрес киностудии. Вы не представляете, как это важно, как сразу по-другому начинают смотреть продюсеры… Во Владивостоке многие хотят снимать кино, этих людей надо объединять под одним именем. Развивая во Владивостоке работу фильм-комиссии, мы помогаем снимать кино в нашем городе как отечественным, так и иностранным компаниям. И молодым режиссерам, студентам, мечтающим снимать кино, мы тоже будем помогать. –А в отборочную комиссию восьмых «Меридианов Тихого» вы «Последний этаж» отдали? –Отборочная комиссия его первой увидела, – улыбается Дмитрий. – Надеюсь, мы увидим его на фестивале, но в какой программе – не знаю. Хочется, чтобы все актеры, занятые в фильме, собрались в зале, посмотрели себя на большом экране. Так, как я видел их в Каннах…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Ирина Роднина у океана и в «Океане»
Президент услышал скрипача
Место отца Сергия занял игумен Иннокентий
Последние номера