Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

Новый курс “Востоктрансфлота”

Наш собеседник - самый молодой в элитном клубе директоров крупнейших приморских предприятий. Анатолий Милашевич, председатель совета директоров “Востоктрансфлота”, возглавляет команду молодых людей, в критический момент вставших к штурвалу тонущего в финансовом кризисе “Востокрыбхолодфлота”. Их бизнес - “слияния и поглощения”. Они считают, что начиная “с отдельно взятых” предприятий они “приводят страну в порядок”. Им - до тридцати. Говорят, что приходит к управлению российской промышленностью новое поколение. В престижных вузах страны задолго до рынка еще в советские времена они проходили науки “стратегии корпораций”, “принятия решений”, “управления рисками” и “менеджмента в кризисных ситуациях”. К ним не подходят черно-белые оценки, от них не дождешься сантиментов, они дерзки, а иногда циничны, считают на много ходов вперед, уважают хороший конфликт. Они - “профи”.

Наш собеседник - самый молодой в элитном клубе директоров крупнейших приморских предприятий. Анатолий Милашевич, председатель совета директоров “Востоктрансфлота”, возглавляет команду молодых людей, в критический момент вставших к штурвалу тонущего в финансовом кризисе “Востокрыбхолодфлота”. Их бизнес - “слияния и поглощения”. Они считают, что начиная “с отдельно взятых” предприятий они “приводят страну в порядок”. Им - до тридцати.

Говорят, что приходит к управлению российской промышленностью новое поколение. В престижных вузах страны задолго до рынка еще в советские времена они проходили науки “стратегии корпораций”, “принятия решений”, “управления рисками” и “менеджмента в кризисных ситуациях”. К ним не подходят черно-белые оценки, от них не дождешься сантиментов, они дерзки, а иногда циничны, считают на много ходов вперед, уважают хороший конфликт. Они - “профи”.

- Давайте начнем с самого интересного. Недавно вы установили контроль над “Востоктрансфлотом”. Версий ходит много, но истину как основной участник вы знаете лучше всех - как вы это сделали?

- Типичная история для нашего времени. “Востоктрансфлот” стал жертвой поглощения американских инвестиционных фондов примерно год назад. Скупив 38% акций и наняв известную московскую компанию “Абсолют-Инвест”, американцы попытались взять контроль над “ВТФ”. Не скрывалось, что они взаимодействуют с основным конкурентом “Востоктрансфлота”.

Надо отдать должное авторам этой комбинации, где бы они ни работали - в “Абсолюте”, в Рокфеллер-центре или в ЦРУ, - просчитано было блестяще. Ведь флот - особенная статья. Купив “Востоктрансфлот” по приватизационным “смешным ценам”, американцы получили бы суда, которые работают по всему миру и приносят совсем не заниженный доход в твердой валюте. А командовать ими можно и из Нью-Йорка, и с Кипра, офис во Владивостоке можно было бы вообще ликвидировать.

- И “ВТФ” прекратил бы свое существование как приморская, да и как российская компания?

- Возможно. Ответственность за это полностью несет прежнее руководство “ВТФ”, которое не в состоянии было организовать защиту - более того, было очевидно, что люди не понимают, что происходит. Вообще причина основных проблем “ВТФ” за последние годы - крайне некомпетентный и слабый уровень руководства. Вот вам только один пример “профессионализма”. До сих пор, хотя уже все давно закончено, бывший гендиректор Остапенко не может понять, кто выиграл, кто проиграл. Не понимает, что заявлять, что мы помогаем “басурманам”, - глупо. Мы как раз, наоборот, сумели их “уйти”, их в “ВТФ” давным-давно уже нет. А контрольный пакет в результате сложной многоходовой операции перешел российскому капиталу. Уже все закончилось, а руководитель даже не понимает, что и как происходило.

Имея дело с такими “лидерами”, американцы находились в одном шаге от полного успеха. И должны были выиграть. Если бы не одно “но”…

- “Партнерство” - ваша инвестиционная корпорация выступила на защиту “ВТФ”?

(Прим. автора: инвестиционная корпорация “Партнерство” - активный инвестор в крае, крупнейший российский акционер “Дальневосточного морского пароходства”, “Приморского ГОКа” и ряда других компаний).

- Когда американцы в открытую атаковали “Востоктрансфлот”, мы атаковали самих американцев. На профессиональном языке это называется “контрпоглощение”.

Сотрудники и акционеры помнят собрание в прошлом году, когда судьба “ВТФ” уже была решена. Приговор подписан - московского разлива “Абсолют” внесен в бюллетени как управляющая компания, большинство на собрании американцам гарантировано, так как руководство фактически сдалось: управление “ВТФ” переходит в Москву и транзитом дальше - в Нью-Йорк.

- Как получилось все развернуть?

- Случайность. Подготовленная и тщательно рассчитанная случайность. Что еще русские люди могут противопоставить “толстому” американскому фонду? Неувядающее искусство. На собрании буквально в последний момент “Партнерство” провалило назначение за счет нескольких юридических ударов. Заставили американских людей чтить наш гражданский кодекс. Все-таки запутанные и подчас дурацкие наши законы имеют пользу - в любом деле можно найти нарушения. Это шутка, но с долей шутки. Тогда мы нашли у них несколько серьезных ошибок и остановили проигранную “ВТФ” атаку. До этого три недели разбирали и собирали ситуацию по винтикам, анализировали, как-никак на карте была судьба крупнейшей российской риферной компании. Мы понимали, что если не мы, то все…

- А дальше? Вы выиграли первое сражение, но вряд ли американцы так просто сдались…

- А дальше началась изнурительная борьба, которая продолжалась больше года. Они объявляют внеочередное собрание - мы отражаем. Они дожимают нас с собранием - мы придумываем траст, чтобы создать коалицию, настаиваем, чтобы руководство “ВТФ” хотя бы из инстинкта самосохранения хоть что-то сделало. Они сделали - “как всегда”, вверх ногами - и коалиция развалилась. Они своего кандидата в генеральные, им, кстати, номинально был сотрудник “ВТФ” Сергей Коломиец - мы блокируем эти заявки. Они в суд - мы в суд. И наступаем - скупаем акции, ставим под удар инвестиционную страховку - они уже недалеко от изъятия капиталов сотнями миллионов долларов. Взаимный прессинг, конфликт, жесткие переговоры. Неплохо было…

- Эту атмосферу переговоров о том, кто кого съест за завтраком, можно себе представить, в свое время экраны обошел популярный фильм с Ричардом Гиром. Там это правдиво показано?

- Если добавить ненормативной лексики. Иногда на английском. Впрочем, вы же не девушка рассказывать вам романтические истории.

- Но все-таки, как покупают предприятия?

- Вашим читателям будет скучно - это математика: у них 38% - что очень много, но им нужно скупить еще около 5 процентов, и тогда будет тотальный контроль. Ваша задача - блокировать скупку. Для этого… вы сами начинаете скупать эти 5 процентов по более высокой цене. Понимаете идею?

Они, конечно, тоже в ответ поднимают цены - но вы взвинчиваете еще и еще. “Американские горки”, цена билета - миллионы долларов.

Задача шахматная - добиться патовой ситуации: у них большой пакет, но нет возможности добраться до контрольного. Это технология защиты крупной компании. Они заперты в углу. Все, что им остается, это продать пакет вам.

- Целая стратегия. Теперь я могу защитить любое предприятие

- Попробуйте. Кстати, многие до сих пор не могут понять, что с того момента как американцы купили 38%, выбора уже не было. Либо американский фонд, либо мы, если успеем их перехватить. Или - или. Третьего не дано. Занятые собственными делишками руководители “ВТФ” “сдали” свою компанию уже тогда, когда позволили одному иностранному инвестору скупить 38% акций. Те люди, которые нам мешали (и сейчас мешаются), понимают они это или нет - по факту работали в пользу иностранцев - если бы мы уступили давлению, “ВТФ” как независимая российская фирма прекратила свою работу.

- Казалось бы, руководство “ВТФ” должно было защищать его от враждебного захвата.

- Многих устраивало, что корабль идет ко дну. Подумайте, так увлекательно грабить тонущее судно. И главное - абсолютно безнаказанно, кто там потом разберется? Концы в воду.

- А сам “ВТФ” мог бы выкупить пакет? Скажем, Остапенко напишет, что у него был пятилетний план работы, предусматривавший поэтапный выкуп американского пакета, причем не за счет продажи судов, а из прибыли, без вреда для предприятия.

- Во-первых, в переговорах он никогда не участвовал.

Во-вторых, если бы он имел отношение к вопросу, то уже хорошо знал бы: по частям и за “пятилетку” выкупить такой пакет нельзя, потому что только совсем неумные люди продают контрольные пакеты по частям.

И в-третьих, как “ВТФ” выложил бы 70 миллиардов рублей разом без ущерба для себя? При огромных долгах по зарплате своим работникам и плавсоставу, задолженности перед бюджетом? Из какой прибыли? В “ВТФ” и без этих 70 миллиардов в течение года деятельности Остапенко реальной прибыли не было - только новые и новые долги. Это сказки для весьма наивных людей. Маниловщина.

Справедливости ради нужно сказать, что однажды Остапенко пришла идея помочь “Пасифик Андесу” (китайский конкурент “ВТФ”) выкупить американский пакет, но, к счастью, к тому времени мы уже подписали контракты. А то вот чудо-то было бы: “ВТФ” - китайская компания! Таких кренделей мы насмотрелись немало, куда этот менеджмент понесет завтра нелегкая, понять было сложно…

- Т. е. вы отрицаете, что руководство “ВТФ” имело отношение к переговорам и доступ к коммерческой информации о выкупе пакета, что у него могла быть какая-то тактика по этому вопросу и прочие?

- Послушайте, вы знаете про “нигерийскую” аферу?

- Это африканская МММ, о которой писали газеты несколько лет назад?

Ну да, видите это письмо от такой нигерийской конторы? Мы обнаружили его в архивах “ВТФ”. “Уважаемый Виктор Степанович, благодарим Вас за перевод денег, мы получили от вас всю сумму наличными. Но прежде чем мы раскроем Вам все детали сделки, в которой Вы будете участвовать…” Какой пятилетний план, какая стратегия и тактика? Давайте закончим эту тему.

- Да… это в 97-то году. Что-то как-то по-другому я представлял себе руководителя крупной компании. А кто же оплачивает публикации в прессе о том, какой вы нехороший?

- Я действительно нехороший. Я признаю. Оторвал людей от такой большой кормушки.

Здесь ведь исчезали целые пароходы. Как в Бермудском треугольнике. Я не буду рассказывать вам все - этим занимается прокуратура. Скажу только для примера, что на последней сделке по продаже судна где-то гуляет разница в один миллиард. Неплохо, да? Да что там разница - ни цента пока не поступило. И они так боялись, что мы завернем судно обратно, что после сбросившего их собрания акционеров спешно вытолкнули его за границу на металлолом, невзирая даже на постановление арбитражного суда.

Да и вообще, зачем много слов. Оценить ведь деятельность руководства всегда очень просто. Достаточно взять официальные цифры из балансов. Узнать, платят ли людям зарплату. Смотрим: долги по зарплате - более 10 миллиардов рублей, бюджету - 35 миллиардов, российским и иностранным предприятиям - я даже не стану говорить - так много, что это уже коммерческая тайна... Год работы Остапенко на посту генерального стоил “Востоктрансфлоту” удвоения его долгов. Больше накрутили, чем знаменитый “Транс Оушен” за пять лет..

Лозунги говорить можно сколько угодно. А результаты работы - вот. Спросите любого матроса, когда ему выплачивали его законный оклад последний раз.

“ВТФ” был уникальной кормушкой. Ведь если у компании минус 23 миллиона долларов за год, то у кого-то это плюс 23 миллиона. Поэтому и шумят заинтересованные граждане.

- Кормушки просто так не отдают. Они будут воевать.

- Мы ценим хорошее сражение. Мы выиграли американцев - самый крупный фонд, покупающий предприятия в России, с господдержкой правительства США.

А эти “руководители” все проспали. И развалили свою компанию. Ну, “сделаем” и их. Ставлю бутылку хорошего коньяка, вся их возня с “сопротивлением” закончится сотрясением воздуха.

- Что-то удалось исправить хотя бы за то короткое время, которое вы были у штурвала?

- Я считаю, что главное достижение - мы вернули в страну управление “пропавшими” судами “ВТФ”. Во Владивосток, в этот офис, где мы с вами сейчас общаемся. Здесь 11 таких “летучих голландцев” - а это лучшие суда “Востоктрансфлота”! - много лет никто не знал, где они плавают, что делают, кому идут заработанные ими немаленькие средства. И это в то время, когда здесь был кризис с зарплатой - миллионы долларов в страну не поступали. А на одно судно вообще малайзийский экипаж посадили.

Знаете, капитаны - не сентиментальные люди, да и у нас бизнес тоже к этому особо не располагает, но когда получаешь такие вот радиограммы: “Впервые за много лет мы получили первую весточку от “Востоктрансфлота”…

Все, что “подарили”, возвращаем сейчас обратно. Даже яхт-клуб - недвижимость на Спортивной гавани на десять миллиардов рублей - проданный дружественной фирме за 800 миллионов, и то отсудили обратно.

Связь включили, проплатили из собственных средств акционеров - это безопасность людей на море.

Подготовили к погашению 2 миллиарда бюджетного долга, сняли аресты с пароходов, буквально вытаскиваем суда из давно и специально расставленных для них долговых ловушек.

Наверное, впервые за последние годы фирму с непонятным на иностранных языках названием Vostoktransflot стали опасаться конкуренты: закончилась практика сдачи судов по демпинговым ценам, мы выбросили в корзину висевшие здесь старые таблицы “минимальная ставка - максимальная ставка”, флот зарабатывает теперь выше, чем все их прежние “максимумы”, на 20-30 процентов. Тоже ведь кто-то на этом пасся. Западные люди плачут, но платят - “Востоктрансфлот” зарабатывает. Сразу уважение в глазах у конкурентов появилось.

Но самое интересное вы еще увидите - это еще впереди.

- Как ваши отношения с государством? Если в “ВТФ” появилась команда, которая наводит порядок, не позволяет воровать, делать “подарки” иностранным конкурентам, да и игроков в МММ на руководящих должностях вы, как показывает опыт Остапенко, держать не собираетесь - вас должны активно поддерживать?

- Правильно. Мы так всегда и строим свои отношения с государством. Другое дело, есть государство, а есть чиновники. Умные или глупые.

А мы относимся к тому поколению, которое считает, что у него “государственный менталитет”. Есть такой лозунг: что хорошо для “Дженерал моторс” - хорошо для Америки. А если я скажу: что хорошо для “Востоктрансфлота” - хорошо для Приморья. И для России. Звучит еще лучше. Усилия на вывод “ВТФ” из штопора, немаленькие деньги, которые мы вкладываем в компанию, - что значат? Что “Востоктрансфлот” будет работать, стабильно работать, соответственно выплачивать зарплату. Налоги, которые такая компания платит, - тоже зарплата: врачей, учителей, госслужащих, это пенсии.

Умное государство это поддерживает.

- А, так акционеры еще собираются свои деньги вкладывать в подъем “Востоктрансфлота”?

- Конечно. Компания нуждается в средствах, чтобы ликвидировать долги и наладить работу. Это редкий случай, когда акционеры вкладывают свои деньги в компанию, чтобы исправить сложное положение. Помимо средств, уже потраченных за акции. Но если вы тратите на это деньги, вам нужна стабильность, а не воровство.

Средства пойдут на решение самых сложных и острых проблем “Востоктрансфлота”. В частности, на зарплату. Экономически, может, это и невыгодно, но сложившаяся здесь практика многомесячных долгов собственным сотрудникам… как бы выразиться… Людям здесь принято не платить по 11 месяцев - мы решили начать выплаты “из своих”, что называется, чтобы быстрее и навсегда закрыть проблему. Это социальный вопрос в большом бизнесе, мы пришли всерьез и надолго и несем моральную ответственность за тех, кто с нами работает.

Послесловие. Это интервью было записано до внеочередного собрания акционеров, состоявшегося в среду. Его итоги подтверждают, что уж что-что, а слов наш собеседник на ветер так просто не бросает. С сокрушительным перевесом 90 процентов против 10 новая команда отправила в нокаут старую, провела свой устав и сформировала совет директоров, впервые за последние несколько лет состоящий только из российских граждан. Интересно, что, несмотря на прямой вызов вновь избранного председателем совета Анатолия Милашевича к оппоненту выступить “с открытым забралом” и лично от своего имени подтвердить те обвинения, которые бывший гендиректор распространял в средствах массовой информации, Виктор Остапенко не набрался мужества выступить и в результате потерял поддержку аудитории. С этого момента даже его сторонники голосовали “за молодежь”, и бывший гендиректор потерял свое место в совете директоров.

Будем надеяться, “Востоктрансфлот” взял правильный курс.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Bosch-Siemens - от торговли к производству в Приморье

В минувшее воскресенье в фирменном магазине Bosch-Siemens состоялась лотерея среди покупателей. 22 приза нашли своих владельцев, посетивших на прошлой неделе магазин и заполнивших анкеты.

Боевая техника из Арсеньева для Китая

“Контрактом века” можно считать для арсеньевских авиастроителей только что подписанный госкомитетом “Росвооружений” в рамках межправительственных соглашений договор на поставку Китаю двух полностью экипированных боевых кораблей. Как сообщило корреспонденту “В” руководство “Прогресса”, этому предприятию предстоит обеспечить корабли так называемой спецтехникой. О конкретных ее видах оно распространяться не стало.

Новые проекты банка “Приморье”

В последнее время имя банка “Приморье” часто упоминалось в средствах массовой информации по различным поводам. Как в этой ситуации работает банк, какие видит перспективы? На эти вопросы ответил начальник управления клиентских отношений банка “Приморье” Сергей ТИМОФЕЕВ.

Новый курс “Востоктрансфлота”

Наш собеседник - самый молодой в элитном клубе директоров крупнейших приморских предприятий. Анатолий Милашевич, председатель совета директоров “Востоктрансфлота”, возглавляет команду молодых людей, в критический момент вставших к штурвалу тонущего в финансовом кризисе “Востокрыбхолодфлота”. Их бизнес - “слияния и поглощения”. Они считают, что начиная “с отдельно взятых” предприятий они “приводят страну в порядок”. Им - до тридцати. Говорят, что приходит к управлению российской промышленностью новое поколение. В престижных вузах страны задолго до рынка еще в советские времена они проходили науки “стратегии корпораций”, “принятия решений”, “управления рисками” и “менеджмента в кризисных ситуациях”. К ним не подходят черно-белые оценки, от них не дождешься сантиментов, они дерзки, а иногда циничны, считают на много ходов вперед, уважают хороший конфликт. Они - “профи”.

Анатолию Тихонову - 50

Сегодня дирижеру Тихоокеанского симфонического оркестра, музыкальному руководителю академического театра имени

Последние номера