Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Образование

Крайними остаются учителя

Учитель с 40-летним стажем и главный редактор «В» решили поговорить о сегодняшней школе начистоту
Крайними остаются учителя
Учитель с 40-летним стажем и главный редактор «В» решили поговорить о сегодняшней школе начистоту Каникулы – самое время перевести дыхание и поговорить о проблемах школы. Сегодня в гостях у редакции председатель Благотворительного фонда народного учителя СССР Николая Дубинина, отличник народного образования, учитель с 40-летним педагогическим стажем Валерий Семенов. С ним беседует главный редактор газеты Андрей Пушкарев. Андрей Пушкарев: Валерий Яковлевич, предлагаю не делать интервью, так сказать, в классическом понимании, а составить более-менее свободный разговор о ситуации в образовании. Валерий Семенов: Согласен, но о том, что происходит в нашем образовании, уже нужно не только разговаривать, а кричать. И это не эмоции, а реакция на реальную ситуацию. А.П.: Да, у нас многие сферы жизнедеятельности находятся в таком состоянии, что кричать хочется. Но этим разве чего добьешься? Да и чем образование актуальнее медицины, обороны, сельского хозяйства… Всем не хватает… В.С.: Правда, но больше всего не хватает, извините, у тех, кто не понимает, что образование, и в частности школа, – это основа всех основ. Не будет у нас никакой инновационной экономики, не будет у нас гражданского общества, если мы будем продолжать плевать на школу. Как и нормальных врачей, военных, агрономов и всех прочих спецов не будет. Да и будущее всей страны под вопросом. Вот школа в Сибири недавно развалилась от старости, и детишки погибли – это шо-кирующее событие, но очень симптоматичное. Если школы уже начинают разваливаться, то, поверьте, за ними начнет валиться все остальное. В прямом и в переносном смысле. А.П.: Кстати, виновной в той трагедии признали директора школы. В.С.: И это очень символично. Крайними остаются учителя. Хотя при чем тут директор? Любой знает, что школам в лучшем случае на побелку и покраску денег дают. Она что, школу должна была за свой счет капитально ремонтировать? Или крышу перекрывать? Или сигнализацию пожарную устанавливать? Экзекуции учителей сотрудниками МЧС у нас очень любят по телевизору показывать. Теперь вот учитель за решеткой, а чиновники в шоколаде. Слава богу, у нас во Владивостоке в отличие от глубинки и на ремонт, и на сигнализацию деньги школам дают. А.П.: Печально, что и говорить. Проблем в образовании хватает, но введу в курс дела читателей. Мы с вами догово-рились составить разговор, когда в течение короткого времени в одной из школ сначала папаша школьника разбил голо-ву учителю физкультуры, а чуть позже учительница вывихнула руку девочке. Вы уверяете, что это уже не симптомы, а переход в открытую стадию застарелой болезни, которой больна наша педагогика. В.С.: Я поражаюсь, что все не рвануло гораздо раньше. Учителя в подавляющем большинстве своем образованные, интеллигентные люди, при этом терпеливые. На них все и держалось многие годы. Конечно, мне скажут, что люди сегодня стали злее, нетерпимее друг к другу, богатый в упор не видит бедного, мери-лом успеха стали деньги, связи и прочее. Все это так. Но чтобы поднять руку на учителя!.. Да еще и при детях. Тут можно было даже не разбираться в сути конфликта. Уже самого факта хватает, чтобы понять, до какой степени наше общество и государство, извините за грубость, опустило профессию учителя. Он больше не авторитет, не уважаемый человек, не икона, если хотите, для ребенка. Я как-то был на встрече выпускников советской еще школы. Пришли такие солидные дяди и тети, среди них директора и даже генералы. А когда их, слава богу, еще живая первая учительница вошла в класс, все вскочили, как дети. Непререкаемый авторитет учителя не растворился в житейских буднях и не померк от времени. А.П.: Но ведь кто-то скажет, что и учителя ныне далеко не святые. Дескать, в школу все больше идет случайных лю-дей… В.С.: Наверное, учителя не святые, как и все мы, впрочем, но не изверги же какие, достойные мордобоя?! Но вот по поводу «случайных людей» позвольте не согласиться. Нет, в школе есть и случайные люди, но вся загвоздка в том, что не идут сегодня такие в школу просто потому, что в школу сейчас вообще мало кто идет. Костяк учительских кадров со-ставляют еще советские учителя, которых многие любили и уважали. Да, люди изменились, но как личности и профес-сионалы они сформировались в более благоприятное время. А.П.: Я слышал, что из пединститутов только восемь процентов выпускников попадает в школы, да и то через год по-ловина из них уходит. У меня есть знакомый бизнесмен из Уссурийска, который рассказывал, как он в начале лета скопом принял в свои магазины продавцами-консультантами, кассирами и так далее выпускников нашего пединститута. Он гово-рил мне с горечью: я им по десять тысяч даю для начала, а они и счастливы, потому что в школах им ставки больше 4-5 тысяч не обещают. В.С.: Кассиры с высшим педагогическим?.. Что тут добавить… Кстати, вот у меня есть относительно свежая фотогра-фия встречи учителей-физруков. Смотрите (показывает). А.П.: Извините за откровенность, но это все как на подбор пожилые люди. В.С.: А нечего извиняться, все так и есть. Это физруки, которых собрал на встречу фонд имени Николая Дубинина. Мне недавно сообщили, что в нашем городе примерно 70 процентов учителей – пенсионеры. Конечно, во Владивостоке и вообще в городах края ситуация много лучше. В приморской столице, например, молодым учителям доплачивают из го-родской казны. Это правильные шаги мэрии. И уже есть результат – молодые педагоги сегодня идут в городские школы. Но если мы пойдем дальше, в глубинку, то ситуация здесь просто катастрофична. В приморских школах можно легко встретить людей, которые должны были уйти на пенсию еще в Советском Союзе. А.П.: А давайте вернемся к учительнице, которая вывихнула руку ученице. Что вы на это скажете? В.С.: Ситуация ужасная, тут спорить нечего. Учителя никто не оправдывает. Но давайте и здесь разбираться. Уверен, что тут виной всему жесточайшая нагрузка, которую сегодня вынуждены брать на себя учителя, чтобы элементарно вы-живать. Дополнительные часы – это не просто время. Учитель выкладывается на работе не на все сто, как принято гово-рить, а на двести, триста, четыреста… Отсюда и резкое падение качества обучения, стрессы и вот такие малоприятные случаи. А.П.: В мою родную школу последний молодой специалист пришел в 1993 году. Потом провал. Сейчас учителя школы гадают, через сколько лет учительская совсем опустеет: через год? два? три?.. В.С.: И это типичная ситуация. А главные виновники в этом - соответствующие федеральные структуры, отвечающие за образование. А.П.: Но принято считать, что основную нагрузку по содержанию школ несут местные власти. В.С.: Вернее сказать, пытаются нести… Даже наш краевой бюджет без госдотаций не обходится, что говорить о рай-онных. Понимаете, должно быть четкое понимание: школьное образование – это сугубо государственное дело. Как, на-пример, какой-нибудь атомный надзор. Все, кто работает в этой структуре, являются федеральными служащими с соот-ветствующим содержанием и статусом. И никто не спорит, поскольку понимают, что дело это на уровень регионов лучше не передавать – с атомом шутки плохи. А учителя чем хуже? Решение одно: учителя должны быть признаны федераль-ными служащими, а школы должны содержаться за счет федерального же бюджета. Иначе школа и дальше будет дегра-дировать. А.П.: Но во многих странах школы являются муниципальными учреждениями. В.С.: Да, но давайте не будем сравнивать возможности наших регионов и, к примеру, штатов США. Если уж наши вла-сти пошли на это, то тогда давайте, как в других странах, на уровень регионов передадим и соответствующие полномо-чия по формированию образовательных стандартов. Вот Единый государственный экзамен спустили сверху. А с какой стати? Ведь школы-то, по сути, приморские, а не федеральные. Вот пусть наш губернатор и решает, как школьникам Приморья сдавать экзамены. А.П.: Вы, судя по недоброму блеску в ваших глазах, не очень приветствуете введение ЕГЭ? В.С.: Как и подавляющее большинство учителей. По крайней мере, не в таком виде. Никто нам так и не объяснил, чем ЕГЭ лучше обычного экзамена. Борьба с коррупцией? По-моему, только глухой у нас не слышал о том, что введение ЕГЭ как минимум удвоило суммы взяток в сфере образования. Большая объективность итогового результата? То есть выходит, что школьник, поставивший закорючку в нужном месте, по всем статьям лучше выпускника, ошибочно поставившего кре-стик? Но главная проблема не в этом. Как можно доверить судьбу ребенка каким-то случайным комбинациям заданий, в которых он должен разбираться, находясь к тому же в состоянии глубочайшего стресса? Это в корне неправильно! Только учитель может адекватно оценить реальные знания ученика. Вот как было в советской школе… А.П.: …Я здесь хочу вас перебить. Откровенно говоря, я не могу согласиться с тем, что у нас идеализируют советскую школу. Ваш покорный слуга, к примеру, учился в советское время и учился очень хорошо, но примерно половину прове-денного в школе времени, считаю, просто потратил зря. Зачем, скажите, учить детей тому, что однозначно не пригодится в жизни? В.С.: Например? А.П.: Например, к чему детям высшая математика в таком объеме? Физика с ее нужными только узким специали-стам формулами? Химия?.. Вот скажите, зачем мне было заучивать циклы производства соляной кислоты? В.С.: Безусловно, здесь есть проблема. Но вряд ли кто будет спорить, что выпускник советской школы был грамот-нее выпускника сегодняшнего. А.П.: Грамотнее, но вряд ли жизнеспособнее, что ли. Тут современная молодежь явно даст фору своим предшест-венникам. Я помню, как после школы приехал поступать в университет. Мне, выходцу из далекого поселка, в городе пришлось практически заново учиться жить. Школа должна помогать растить прежде всего подкованного во всех смыс-лах гражданина, а уж потом, если вообще это нужно, пичкать его тригонометрией, которую все забывают, переступив порог школы. В.С.: Тут я с вами, пожалуй, соглашусь. Добавлю только, что нужно заботиться, чтобы стены школ покидали еще и здоровые молодые люди, а не как сегодня, когда из-за бешеных нагрузок дети вырастают хилыми и больными. Да и не будем забывать, что главную роль в воспитании человека все-таки играет семья, и не столько учитель, сколько роди-тель должен делать из ребенка полноценного гражданина, а школа должна помогать семье в этом. А.П.: Конечно, но давайте вернемся к ЕГЭ. Я вижу в новой системе еще одну проблему, о которой почему-то мало кто говорит. А именно: почему в школы спускается федеральный стандарт проверки уровня знаний, но никто, похоже, не собирается вводить в наших учебных заведениях федеральный же стандарт обучения. В.С.: Вы абсолютно правы. Федерального стандарта среднего образования, кстати, вообще не существует. Простая логика подсказывает, что учеников нужно от первого до выпускного класса выучить по определенным стандартам, а уж на выходе по этим же стандартам спросить. Просто сравните, как учат детей в городах и деревнях. Друзья, о чем разго-вор! Качество обучения в городах и в сельской местности, в центральных районах страны и на окраинах часто на поря-док отличается. И виноваты в этом вовсе не региональные и уж тем более не муниципальные власти. А.П.: Я знаю в Приморье школу, где уже долгое время нет учителя химии и биологии. В.С.: Вот-вот, а этим детям конверты с ЕГЭ подсовывают. И некоторые дети из этой школы наверняка мечтают стать, например, врачами... Ан нет, без ЕГЭ по химии какой мединститут?! Прощай, мечта! А.П.: Или вот еще проблема. Взять тот же Владивосток. Подготовка к сдаче ЕГЭ здесь шла по четкому плану под жестким контролем городского управления образования. Школы и классы в нужный момент были подготовлены, ученики и учителя проинструктированы. Теперь возьмем глубинку. Вы знаете, где сдают ЕГЭ школьники из сел и деревень? В.С.: В районных центрах. А.П.: Правильно. А это 70–120 километров на автобусе в один конец! И где справедливость? В.С.: По-моему, это форменное издевательство. А.П.: Хуже того. В прошлом году мы с коллегами звонили во все колокола, когда учеников из сельских школ в ряде районов заставляли фактически самостоятельно добираться до райцентров. В.С.: Как это? А автобусы? А.П.: Автобусы ходили только по центральным трассам районов, не заезжая во всякие там «дыры». Дети добира-лись до автобусов на перекладных. Часто пешком. Кое-где 10–15 километров. А на необязательные предметы – обще-ствознание, физика, история, та же химия – автобусов в ряде мест вообще не давали. И знаете, как оправдывались чиновники? В.С.: Бензина нет? А.П.: Бензина действительно нашим нищим районо дополнительно на ЕГЭ никто не дал. Но одна чиновница мне объяснила ситуацию так: ЕГЭ по необязательным предметам нужно детям для поступления в вузы, а поступление в вузы – это уже забота не наша, а родителей. Вот пусть они и возят. В.С.: Беспредел какой-то. А.П.: Но буду объективен: в этом году автобусы ходили более-менее исправно. По крайней мере, родители в редак-цию с жалобами не звонили. Надеюсь, что в этом есть и наша заслуга. В.С.: Для этого у нас пресса и существует. А.П.: Стараемся. А еще в прошлом году, мне рассказывали, поступал в наш институт искусств талантливый парниш-ка с Сахалина. И поет, и танцует, и стихи читает, аж слезу вышибает… Все в восторге. Бери, как говорится, тепленьким. Нетушки! Выяснилось, что наш гений провалил ЕГЭ по математике. Пришлось помахать ему ручкой. В.С.: Система ЕГЭ в таком виде, как официально принято у нас, действительно способна сломать судьбу творческим людям. Даже если ты поешь, как Хворостовский, но, не сдав ту же математику, окажешься в лучшем случае в техникуме. А.П.: Валерий Яковлевич, но ведь есть достаточно много людей, в том числе и школьников, которым ЕГЭ нравится больше, чем традиционный экзамен. И есть масса примеров, что именно ЕГЭ помог детям поступить в престижные ву-зы. В.С.: Да, пожалуйста. Есть прекрасное предложение председателя Совета Федерации Сергея Миронова о том, что-бы школьник имел право выбора, как ему сдавать экзамены, – посредством ЕГЭ или обычным способом. И вузам надо дать такое право. Раз в стране неоднозначная реакция на ЕГЭ, зачем продолжать злить людей? Не понимаю… А.П.: Давайте не будем забывать, что введение ЕГЭ должно было способствовать и снижению числа поступающих в вузы. Зато число выпускников, поступающих в ПТУ и техникумы, наоборот, должно было вырасти… В.С.: Здесь, конечно, есть рациональное зерно, но как-то все не по-людски получается. Сначала сами расплодили университеты с сотнями филиалов, а потом зачесались: а не много ли у нас менеджеров и экономистов? Но даже не это здесь больше всего смущает. Почему дети не идут в рабочие, а толпами идут в никому не нужные менеджеры? Думаю, ответ очевиден. И от этого горько – сначала спустили людей труда ниже уровня канализации да заводы разорили, а теперь, видите ли, хотим, чтобы наши дети шли в ПТУ, а затем к станку работать за копейки. А.П.: Я был на одном приморском заводе, в конференц-зале которого выпускникам местной школы вручали серти-фикаты о бесплатном – повторюсь, бесплатном – обучении в техническом вузе. Но с условием, что детишки, став инже-нерами, вернутся на родной завод. Телевидение приехало, журналисты. К одной девочке подходят с микрофоном и торжественно так спрашивают: ты кем хочешь стать? А она на весь зал: я пойду учиться на юриста! В зале – гробовая тишина минут десять. В.С.: Вы знаете, у нас в учительской среде также частенько наступает гробовая тишина, когда нам сверху спускают-ся очередные руководящие и направляющие установки. Вот последние новации возьмите о создании на базе школ не-ких автономных учреждений и, как мы поняли, введении частичной платности образования… А.П.: Но ведь школа не должна топтаться на месте? В.С.: Не должна, но такое ощущение, что все эти нововведения придумывают то ли непрофессионалы, то ли роман-тики какие, то ли вообще авантюристы. Но одно я знаю четко: эти люди далеки от реальной школы. Иначе как объяс-нить, что после последнего повышения зарплаты у учителей многие из них стали получать… меньше? А.П.: Какой-то вы, Валерий Яковлевич, не государственник. Все о деньгах да о деньгах. Жила бы страна родная… В.С.: А долго ли она будет жить с таким подходом к образованию? Даже врачам, пусть только участковым, по два-дцать тысяч рублей оклада дали. Военным какие-то доплаты полагаются… И только учителей все кормят концепциями и нововведениями да еще и зарплаты при этом не забывают срезать. У нас принято пугать нерадивых детей штампом: будешь плохо учиться – станешь уборщицей и будешь получать копейки. Так вот, сегодня уборщицы в основном полу-чают больше, по крайней мере, молодых учителей. Так что детей можно смело пугать перспективой стать учителем. С нищими учителями даже самая прогрессивная концепция останется лишь благими пожеланиями на бумаге. А.П.: Согласен. Спасибо за беседу.
comments powered by Disqus
В этом номере:
На полпути к порядку
На полпути к порядку

Новый закон о частной охранной деятельности пока не заработал в полную силу

Русского языка уже не хватает
Русского языка уже не хватает

Читатели предлагают с Америкой дружить мостами

Пропускная способность возрастает
Пропускная способность возрастает

Одностороннее движение – дело не одного дня

Я аниме как воздухом дышу
Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос
Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос

Тату и пирсинг как средство самовыражения

Последние номера