Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Generation «V»

Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос

Тату и пирсинг как средство самовыражения
Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос
Тату и пирсинг как средство самовыражения Андрей Тарасов занимается татуировками уже более десяти лет, владеет тату-салоном в Хабаровске, в планах – открыть еще один во Владивостоке. Является одним из организаторов первых дальневосточных тату- и пирсинг- (tattoo & piercing) конвенций. Кроме того, Андрей, пожалуй, единственный мастер в нашем регионе, который занимается подвешиванием (ритуал, своего рода форма игры с телом, во время которого человек висит на крюках, продетых через проколы в его коже). - Татуировкой я увлекся еще в школе, когда учился в классе шестом-седьмом. Мы жили в военном городке и часто бегали к солдатам. Помимо того, что они бесплатно стригли, были среди них и умельцы, делающие татуировки. У одного из таких мастеров я впервые увидел тату и сразу заинтересовался этим искусством. Парень показал мне свой аппарат, объяснил, как он сделан – из соединенных изолентой ложки, заточенной струны и шариковой ручки. Вскоре я сам собрал подобный прибор, где в качестве пигмента использовалась обычная тушь, только чуть более густая, и стал практиковаться. Постепенно втянулся в это дело. Сначала пробовал на себе, потом делал друзьям. После армии стал заниматься этим уже профессионально. Накопил денег, заказал через Интернет тату-оборудование из Москвы. Закупил расходные материалы – краски, иголки одноразовые, наконечники для игл. Со временем стало получаться хорошо, и я начал брать деньги за свои работы. - Со временем наработалась определенная клиентская база. Либо кто-то приходит, хочет еще одну татуировку, либо друзья, видя мои работы, интересуются. У меня четыре постоянных клиента – закончив одно тату, они приходят ко мне за новым. К слову, тату делают люди самых разных возрастов, не только подростки. Самому взрослому моему клиенту примерно лет 60, он преподает математику в университете. В общем-то татуировку можно сделать где угодно. Самые популярные места для нанесения изображений - руки, плечи, запястья, ноги, живот. Реже – шея, пальцы, лицо. Однажды ко мне пришел мальчик, хотел непонятно чем себе лицо покрыть, я не стал ему помогать себя уродовать. Нашелся другой человек. - Со стороны процесс нанесения татуировки выглядит гораздо проще, чем есть на самом деле. Этот труд требует большого терпения и усидчивости, а помимо этого – длительной практики. Нужно и какое-никакое умение рисовать, без него можно только какие-нибудь примитивные узоры делать, где требуется лишь ровный контур. Однако, если человек сносно рисует, совсем не обязательно, что из него выйдет хороший татуировщик. Тут много подводных камней. Не на бумаге ведь рисуешь, а на коже – текстура совсем другая и кожа все время двигается. Чтобы пропорции рисунка не сдвинулись, используют термокопирку. На разных людях татуировки смотрятся иначе. Рисунок на светлой коже отличается от рисунка на смуглой коже. То же самое относится и к разным участкам тела. Самые проблемные места для нанесения татушек - локти, колени, шея, живот, пальцы. На локтях и шее краска чаще обваливается, потому что там кожа постоянно двигается. Соответственно, заживает тяжелее. И если татуировку размером с сотовый телефон делаешь за час, то более сложные вещи приходится делать в несколько подходов. - Те, кто незнаком с процессом нанесения татуировок, говорят, что это опасно. На самом деле не опаснее окраски волос. Если проблемы случаются, то из-за непрофессионального оборудования. Лично я с аллергией встречался только один раз. Тогда мне попался некачественный пигмент американского производства. Или может попасться недобросовестный мастер, который, возможно, использует что-то одноразовое несколько раз. Но в основном клиенты виноваты в своих бедах - после нанесения татуировки могут залезть в ванну, расчесать. А за ней ухаживать нужно – поврежденное место обрабатывать, например, наносить небольшой слой вазелина и, конечно, ничем тату не тереть. Первое время нельзя ходить в баню, принимать ванну, загорать. В основном татуировки заживают дней семь – десять. - Был в Москве, учился бодимодификации – сюда относятся экстремальный пирсинг, имплантация различных украшений, «тоннели» (украшение, которое вставляется в прокол большого размера на различных частях тела. – Прим. авт.). Учился резать – зашивать, делать имплантацию. В Москве все это довольно популярно, у нас не очень. Например, если говорить о раздвоении языка (сплит), то в Хабаровске всего один человек попал под мой скальпель. Хотя я сам не берусь - мне неприятно работать с ротовой полостью, я и язык-то прокалывать не люблю. Вообще в этом и преимущество работы на себя – нет начальства. Хотя маленький начальник есть – он сидит в голове и твердит, что деньги нужны. Но если человек не располагает к себе или эскиз мне не нравится, а переубедить клиента не получается, я чаще всего отказываюсь. То же самое и с подвешиванием. Кажется, что мало кто согласится на такую процедуру, но тем не менее желающих хватает. Суть ритуала подвешивания – на теле специальными иглами для пирсинга делаются проколы, туда вставляются крюки со сточенными заусенцами. За эти крюки человека и подвешивают. Процесс довольно болезненный, часто является своего рода частью инициации, как переход во взрослую жизнь. Можно «вешаться» за разные части тела, я, например, подвешивался за колени. В каждую коленку – по два крюка. Висишь вниз головой. Сначала больно, потом боль немного уходит, кружится голова. Так висят люди, которые уже за спину подвешивались и хотят новых ощущений. От подвешивания остается ощущение невесомости, потом - эйфории. Дырочки от проколов затягиваются примерно через неделю, может, пару деньков поболят. - Мы иногда устраиваем пати на природе и подвешиваем желающих, только своих. Я почти единственный на Дальнем Востоке занимаюсь подвешиванием, поэтому часто появляются люди, которые хотят это попробовать. Я вешаю не всех, чаще всего отказываю. Я решаю, кого подвесить, а кого нет. Если вижу, что человек этого действительно хочет, тогда могу помочь. Не только из-за денег ведь работаю, моя работа мне по-настоящему интересна.

Автор : Ольга СИРОТКИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
На полпути к порядку
На полпути к порядку

Новый закон о частной охранной деятельности пока не заработал в полную силу

Русского языка уже не хватает
Русского языка уже не хватает

Читатели предлагают с Америкой дружить мостами

Пропускная способность возрастает
Пропускная способность возрастает

Одностороннее движение – дело не одного дня

Я аниме как воздухом дышу
Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос
Бодимодификатор Андрей: Татуировка не опаснее окраски волос

Тату и пирсинг как средство самовыражения

Последние номера