Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Парк культуры

Картина кружевом

Наш ответ японскому оригами
Наш ответ японскому оригами Два простых слова: перевить­переложить – самые главные, которые должна помнить мастерица плетения кружев на коклюшках. Потому что эти слова, по сути, описывают процесс создания кружевной сказки. Просто? А все гениальное всегда просто! На выставке клуба мастериц «Марья­искусница», что проходила в выставочном центре музея имени Арсеньева, все желающие не только могли полюбоваться на удивительной красоты изделия мастериц­коклюшниц Антонины Фроловой, Светланы Серебряковой и их учениц, но и попробовать себя в роли рукодельниц – на мастер­классе. Ведь, по словам Антонины Алексеевны, обучиться плетению на коклюшках несложно – она же это сделала самостоятельно… Антонина Фролова посвятила жизнь точной науке – математике. Творческой жилки, как сама признается, никогда в себе не ощущала… И лишь 13 лет назад, выйдя на пенсию, неожиданно для самой себя и для родных занялась… плетением кружева на коклюшках. Перебирала старые журналы, увидела рисунки, схемы плетения на коклюшках, ­ рассказывает Антонина Алексеевна. ­ Попробовала… Вот так и выучилась. Не скажу, что самоучка, я училась по книгам, у их авторов. Они мои учителя. - А кто вам сделал первые коклюшки? - Сначала у меня их просто не было, плела палочками. Потом коклюшки мне сделал зять и подарил. Начинала я не с двух пар – двумя парами сплести можно лишь тоненькую ниточку. А чтобы сделать что­то более серьезное, пусть даже простую основу, нужно минимум три пары. По­настоящему же плетение начинается с шести пар. И я начала с шести. Самое первое мое изделие – воротничок на платье для мамы. Никакой сложности в нем не было, очень простое изделие, но ушло на него у меня месяца два. Сегодня такой воротничок я бы сделала недели за две. Почему так много? Потому что коклюшкам невозможно посвящать целый день – это достаточно утомительное занятие. В день – от силы четыре­пять часов. И то за это время еще как устанешь! И спина, и шея затекут, а уж как глазам тяжело! Поэтому приходится – даже обязательно нужно – отвлекаться. Молодые, конечно, могут и полный рабочий день просидеть за коклюшками, и то с обязательным перерывом. Но это по­настоящему изматывающее занятие. Поэтому в давние времена, когда коклюшницы работали на барина, к примеру, или на фабриках, их приковывали к рабочему месту, просто, грубо говоря, сажали на цепь. Первые занятия по плетению на коклюшках во Владивостоке проводила мастерица, прошедшая выучку у вологодских кружевниц, ­ Галина Гдалина. Ее ученицы ­Галина Конах, Светлана Серебрякова, как и самоучка Антонина Фролова, сегодня знаменитые на все Приморье кружевницы. Жакеты, воротнички, скатерти, манжеты, пелерины, платочки – по словам Антонины Алексеевны, сплести на коклюшках можно что угодно, хоть сапожки, хоть… картину! Было бы желание! Сама Антонина Алексеевна как раз и сплела картину «К причалу» ­ прелестный морской пейзаж. Обычно картины из кружева делают иначе: плетут детали на коклюшках, а потом при помощи клея или булавочек крепят на бумажную, к примеру, основу. Но мастерице Антонине Фроловой захотелось пойти другим путем. Свою картину она сплела целиком. - Очень мне понравилась одна фотография, так захотелось перенести ее на кружево, ­ говорит мастерица. – Ну я над ней посидела, сделала сколок – так называется рисунок в кружевном деле, подобрала нитки, цвета – и сделала. Представила себе, что стою на палубе корабля, смотрю на море, на приближающийся причал. И назвала картину «К причалу». Вот смотрите – когда делала море, перебирала нитки, как художник краски, чтобы создать цвет волн, цвет заката… Чтобы сделать их естественными, гуляла у моря, смотрела на закаты, восходы, анализировала. За волнами много наблюдала. И знаете что? Море – вовсе не синее. Чаще всего оно серое, реже – зеленое, иногда – фиолетовое, чернеет перед штормом, синее же море, такого голубого оттенка – утреннее, спокойное. - Сколько у вас максимально было коклюшек? - Вот для создания этой картины мне понадобилось 130 пар. - Какие нитки вы используете? - Разные. Всякие. Вот когда делала картину, не было ниток шелковых нужного цвета, так я и штопку использовала, и мулине, и хлопчатобумажные, и шелковые, и шерстяные – главное, чтобы по цвету подходили. А вообще нитки можно использовать какие угодно – это диктуют мода, изделие, желание заказчика, а также то, с какой целью создается изделие. Работать на заказ, как признается Антонина Алексеевна, она не очень любит, особенно когда свободу ее творчества заказчицы ограничивают донельзя: только такой рисунок, только такие нитки… Тогда и работа идет не споро… А вот когда фантазия и вдохновение разгуляются, вот тогда… - Ваша семья, наверное, вся щеголяет в шедеврах кружевного искусства… - Ой, нет, ­ смеется мастерица. ­ Работа трудоемкая, а домашний женский труд мне никто не отменял. У дочек есть жакеты, у внучки есть пелерина, у племянников, у невестки тоже есть мои изделия, всем еще и по мелочам всякое дарю – воротничок, платочек, салфетку… Для работы над кружевом нужно терпение, а также правильное состояние тела и души. В гневе лучше не садиться… Точнее, так. Коклюшки успокаивают, отвлекают, ведь когда создаешь красоту, невозможно сердиться. Но я стараюсь в плохом настроении все же за коклюшки не садиться. Почему? В любой вещи, которую я делаю, остается часть моей энергетики, часть моего настроя. Так лучше я вложу в нее добрые чувства, верно? Вообще заметила: если человек работает за коклюшками в плохом настроении, в раздражении, то чаще всего получаются у него вещи темных тонов. Это как­то само собой рука к таким ниткам тянется… А белые изделия у меня получаются, когда я спокойна и меланхолична. Спокойствие до безразличия – вот основа чисто белого цвета. - Сколько цветов может сочетаться в одном изделии? - В зависимости от того, для чего оно. В большой вещи, к примеру жакете, переборщить нельзя, тут нужно себя даже ограничивать в полете фантазии – максимум три цвета, чтобы пестроты не было… - Как к вам приходит идея узора? - А сама не знаю. Изнутри, от сердца идет. Я сама­то не художник, хотя коллеги говорят, что чутье у меня есть… Просто начинаю думать – и вижу, каким будет изделие. Рабочее место мастерицы­-коклюш­ницы – стул у стола или у станка, валик или другое приспособление, на котором натянута работа… Самые лучшие – набитые опилками, ­ рассказывает Антонина Алексеевна, ­ они лучше всего держат и булавочки, и нитки. Бабушки наши набивали валики соломой. Некоторые используют поролон, но это неудобно. Подставка под валик делается индивидуально – с учетом роста мастера. А вообще подставки есть разные – некоторые используют для работы на столе, а у немецких мастериц, на фабриках коклюшниц я видела модернизированные подставки, которые меняют наклон. У нас­то плетешь – крутишь валик туда­сюда, думаешь, как бы поудобнее… И форма валиков разная: у кого­то плоская, у кого­то сферическая. И коклюшки по­разному перебирают мастерицы. Вообще размеры валика зависят от размера вещи, которую ты делаешь. Вот скатерть, к примеру, или занавески лучше делать на больших валиках, чтобы меньше сшивать. - Японцы говорят, что их старики так долго сохраняют ясность ума, потому что занимаются вещами, требующими мелкой моторики: оригами, к примеру. А коклюшки имеют такой терапевтический эффект? - Конечно! Пальцы вон как бегают… Я смотрю, когда ученицы начинают, удивляюсь, как у них медленно руки работают. Вообще при плетении пальцы устают и не слушаются только вначале. Мне вот без двух лет восемьдесят. И уверена, что коклюшки не последнюю роль сыграли в том, что я себя чувствую много моложе. В нашей жизни столько случается стрессовых ситуаций, которые нужно пережить. И коклюшки помогают. Я чем­то расстроена, бывает, аж трясет… Сажусь – сразу за коклюшки не берусь, только напутаю. Начинаю смотреть на рисунки, думать, перебирать… Думаю: хочу сплести «Алые паруса», какие нитки нужны, какие цвета… Успокаиваюсь, увлекаюсь, а потом уж можно и за коклюшки сесть. - Коклюшки – это искусство или ремесло? - Это ремесло, конечно. Но и в ремесле могут быть творцы, верно?

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Юбилей на высшем уровне

Глава Владивостока обещает, что на день рождения города никому скучать не придется

В бандитизме не сознался

Радикальный исламист признает вину лишь частично

Последние номера