Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Парк культуры

Юбилейная ода

25 июня и 9 июля в Большом зале Приморской краевой филармонии пройдут концерты, которые без преувеличения можно назвать самыми важными в сезоне. 150летию Владивостока и 75летию Тихоокеанского симфонического оркестра филармония посвящает исполнение Девятой симфонии Бетховена и премьеру «Тихоокеанской сюиты», написанной специально к юбилею города…
25 июня и 9 июля в Большом зале Приморской краевой филармонии пройдут концерты, которые без преувеличения можно назвать самыми важными в сезоне. 150летию Владивостока и 75летию Тихоокеанского симфонического оркестра филармония посвящает исполнение Девятой симфонии Бетховена и премьеру «Тихоокеанской сюиты», написанной специально к юбилею города…

Консул с музыкальным уклоном

Каждый из этих концертов будет особенным, будет невероятно интересным. К примеру, знаменитую Девятую симфонию будут исполнять международный симфонический оркестр и международный хор, а сольную партию валторны – генеральный консул Японии господин Джун Ямада. Международным сделает исполнение Девятой симфонии тот факт, что в нашем оркестре будут играть девять японских музыкантов, говорит заслуженный артист России, главный дирижер Тихоокеанского симфонического Михаил Аркадьев, причем на тех инструментах, которых в оркестре уже давно нет и которые наша публика давно не слышала. У нас будут один японский валторнист, два скрипача, виолончелисты, контрабас и контрфагот, а также гобой. Насколько я знаю, к сводному хору, участвующему в исполнении симфонии, также присоединятся японские солисты? Да. В составе хора будут петь лучшие солисты Приморской филармонии, а также японская певица – сопрано. Михаил Александрович, а как получилось, что в составе оркестра будет играть генеральный консул Японии? Когда мы познакомились с господином Джуном Ямадой, выяснилось, что он не просто любит классическую музыке, но и всерьез занимается ею – отлично играет на валторне. Мы даже вместе сделали проект – в залах выставочного комплекса музея имени Арсеньева на Петра Великого. Господин Ямада играл на валторне, я – на рояле… И хотя это было небольшое камерное выступление, Ямадасан играл великолепно, показал себя отличным солистом. И предложение влиться в оркестр ради исполнения Девятой симфонии было логичным, оно само собой напрашивалось. Надо сказать, что господин консул крайне ответственно отнесся к проекту: он посещает все коллективные репетиции, вдумчиво работает с партитурой… Оркестранты его очень полюбили с первой же репетиции – он оказался человеком не только общительным и приятным, но и очень преданным музыке, большим профессионалом в этой области. В Девятой ему предстоит играть и сольную партию, что, кстати, очень ответственно. В прошлом году была озвучена идея исполнить Девятую на центральной площади Владивостока. Насколько я понимаю, от идеи отказались? Девятая симфония Бетховена – сочинение грандиозное, его нельзя играть на улице, как, к примеру, вальс, подобное мероприятие должно быть технически подготовлено – это должно происходить на специальной сцене и с хором из не менее чем тысячи человек… Пока у нас нет таких возможностей, поэтому исполнять будем в Большом зале филармонии. Готов ли оркестр? Наши музыканты – профи, они полностью соответствуют уровню симфонии. Мы сыграли Седьмую, Восьмую симфонии Бетховена, и это получилось – в штриховом, в ритмическом отношении, в совместной игре – отлично. Проблема у нас только одна – с матчастью, с обеспечением инструментами… Но никакие проблемы не повлияют на то, что – я вам обещаю! – исполнение симфонии будет грандиозным. Мы снимем в зале первые два ряда стульев и посадим там оркестр, струнные точно сядут в зал, а хор мы поставим на авансцену…

Романтика бухт легла на ноты

9 июля во Владивостоке состоится первое исполнение «Тихоокеанской сюиты», написанной Михаилом Аркадьевым специально к юбилею города. Как возникла идея, Михаил Александрович? Не помню, в какой момент пришли первые звуки и образы. Мне всегда хотелось написать что­то, связанное с морской стихией во Владивостоке, ведь она символ жизни, космоса… Кроме того, помню, как крайне поразил меня в свое время тот факт, что несколько бухт на острове Русском носят крайне романтические имена гомеровских героев. И у меня три части сюиты так и названы – Патрокл, Аякс, Парис. Конечно же я побывал в каждой из этих бухт, вслушивался в биение прибоя, бродил по Русскому… Там, на берегах острова, где свежий морской ветер, хорошо думается и хорошо пишется… Замысел «Тихоокеанской сюиты» связан с рождением и расцветом на берегах Японского моря дальневосточной столицы России — Владивостока. Сюита насыщена «океаническими» образами: картинами морской стихии и природы. С другой стороны, это обращение к истории. В позапрошлом столетии доблестные офицеры русского флота, которые совершали гидрографическую экспедицию на Дальнем Востоке и давали названия, были знакомы с мифологией Древней Греции. В этом я нашел связь современного Владивостока с его полуторавековым прошлым и истории города с прошлым всего человечества. Патрокл, Аякс и Парис — античные гомеровские персонажи, участники Троянской войны. Каждый из них отличался смелостью, могучей силой и жизнестойкостью. Идущие не только против воли людей, но и против воли богов, гордые и непреклонные герои оставили свой яркий след в древнегреческой мифологии. Каждая часть сюиты описывает сиюминутное состояние морской стихии и в то же время дает музыкальную характеристику героям. «Патрокл» — первая часть сюиты — экспозиция всего сочинения. Здесь все — от умиротворенного спокойствия стихии до «Девятого вала» Айвазовского. «Аякс» — самая драматическая часть произведения. По сути, это воспоминание об истории острова Русского, которая перекликается с судьбой античного героя, погибшего при защите Трои, и в то же время напоминание о временах Русско­японской войны начала прошлого века. «Парис» — лирический центр сюиты, передающий утренний морской пейзаж, полный спокойствия, лазурной нежности и грез, как мне показалось, бухта Парис — самая тихая из бухт. Апофеозом и одновременно торжественной кульминацией всего цикла является заключительная часть «Золотой Рог», где в финале звучит вселенский колокольный звон. Вы как музыкант очень точно уловили настроение каждой бухты и смогли выразить его. Как вам кажется, нужно ли будет расшифровывать слушателям в других городах название бухт и прочее? Нет. Я вообще предполагаю, что эта музыка универсального звучания, она сама по себе отражает океаническую природу и природу истории. Как любая подлинная музыка, она не привязана ни к чему конкретному и в то же время полна ассоциациями. Благодаря Владивостоку и его бухтам я прикоснулся к стихии моря, к космической природе океана, вспомнил о драмах человечества. Предполагаете ли вы, что это произведение будет иметь какуюто жизнь помимо вас и Владивостока? Да. Оно будет расширено. Сейчас это сюита, но со временем станет симфонией, премьера которой, как я думаю, состоится ближе к саммиту АТЭС. И я хочу сделать так, чтобы эта музыка прозвучала в исполнении международного оркестра – такого же, который сыграет к дню рождения Владивостока Девятую симфонию Бетховена. Может быть, к саммиту мы сыграем еще более грандиозное произведение, чем Девятая, – это Вторая симфония Малера, симфония Воскресения. Огромное сочинение, с гигантским хором, посвященное идее военных катастроф и воскресения в космическом масштабе. В этом меня поддержал господин Джун Ямада. Вы не первый год работаете во Владивостоке, посвятили городу «Тихоокеанскую сюиту». Чувствуете ли вы себя владивостокцем? Связываете свое будущее с ним? Сейчас – да. И я мечтаю заключить с филармонией длительный контракт, например на три года. Есть мечта, идея довести корабль «Тихоокеанский симфонический» до международного уровня. Кстати, саммит станет той точкой, которая проверит и состояние оркестра, и уровень, и его дальнейшую судьбу. Как и судьбу Владивостока, собственно.

Справка «В»

Исполнение Девятой симфонии завершает цикл концертов «Великий Бетховен». Симфония № 9 (Ре минор) — одно из самых известных произведений в классической музыке. Это выдающееся произведение Бетховен написал, будучи уже совершенно глухим. Она включает в себя часть Ode an die Freude («Оды к радости»), поэмы Фридриха Шиллера, текст которой исполняется солистом и хором. Это первый образец, когда крупнейший композитор использовал в симфонии человеческий голос в одном ряду с инструментами. Девятая симфония была исполнена в 1824 году. Публика устроила композитору овацию, которая длилась так долго, что присутствовавшие тут же полицейские чиновники потребовали ее прекращения. Подобные приветствия допускались только по отношению к особе императора. Нотная рукопись симфонии № 9 Людвига ван Бетховена с его пометками продана на аукционе Sotheby’s в Лондоне за 3,47 миллиона долларов.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Газета «Утро Востока» стала на год взрослей

Первая межнациональная газета Приморья – «Утро Востока», единственная до Урала, отметила первый день рождения.

Водовод под Тополиной

Вчера во Владивостоке начались работы по прокладке нового водовода к строящейся на мысе Бурном гостинице.

Последние номера