Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Лично о публичном

Вспомнить не поименно

Торжества по случаю 65-й годовщины Великой Победы завершились. Празднование, без сомнения, удалось. Чествовали етеранов войны, доживших до наших дней, давали им наконец-то новые квартиры и наконец-то ремонтировали старые. Поминали всех тех, кто не дожил.
Торжества по случаю 65-й годовщины Великой Победы завершились. Празднование, без сомнения, удалось. Чествовали етеранов войны, доживших до наших дней, давали им наконец-то новые квартиры и наконец-то ремонтировали старые. Поминали всех тех, кто не дожил. И ни одним словом не вспомнили о миллионах бойцов Красной Армии, которые в кромешном аду первых лет войны сражались как могли, но попали в плен – не по своей воле и, как правило, не по своей вине. Вернувшись на Родину после победы, они попали в еще один плен, став по понятиям тех времен «врагами народа». Таковых, как указано в «Воспоминаниях» маршала Георгия Жукова, было в СССР пять с половиной миллионов... Историю одного из них поведал давний читатель «В» Жамабек Нугурбеков. Его отец был призван в армию в январе 1942 года из Акмолинской области Казахстана. Успел провоевать в артиллерии три месяца, служил хорошо: подносчик снарядов «дорос» до наводчика 76-миллиметровой пушки. Где-то под Житомиром немцы дотла разбомбили его дивизион. Алпысу Нугурбекову один осколок бомбы попал в голову и еще несколько – в ноги. Сознание вернулось к Алпысу только через семь дней, уже в плену, когда товарищи по несчастью щепкой открыли ему рот и влили несколько глотков воды из ржавой жестянки. Дальше – концлагерь Маутхаузен и отправка на работы во Францию, на строительство Атлантического вала. Весной 1944 года военнопленного Нугурбекова освободили американцы, предлагали: оставайся у нас. Но родные казахские степи тянули к себе, и он оказался в Одессе в числе тысяч таких же «возвращенцев». После серии допросов попал не домой, а в фильтрационный лагерь где-то в Башкирии, а затем – во Владивосток, в известную пересылку на Второй Речке, где готовили партии зеков для отправки на Колыму. Повезло хотя бы здесь: рабочие руки понадобились на шахтах Тавричанки, и Алпыс Нугурбеков стал шахтером. С «поражением в правах» и осколком в голове, от которого в конце концов и умер. Но успел вырастить сыновей и дать им образование. Самым страшным воспоминанием считал допрос в НКВД, когда следователь орал: «Признайся, что предал Родину!». А как он мог предать, когда по-русски знал только несколько артиллерийских терминов, которым научился на фронте... Тридцать лет в шахтах, никаких почестей и льгот, предусмотренных для ветеранов и инвалидов войны. «Помяните хотя бы короткой строчкой», – просил Нугурбеков-младший. Миллионы взятых в плен тоже сражались на войне, и они выстояли после войны... Это тоже подвиг!

Автор : Александр Карташов Анисимович

В этом номере:
Память сильнее времени
Память сильнее времени

Хотя обычно в День Победы погода не балует жителей краевого центра, 9 Мая 2010 года небо над Владивостоком было ясным. Но главное, что это небо было мирным: ведь именно за мир и свободу были отданы миллионы человеческих жизней, оложенных на алтарь Великой Победы.

Человек человеку – зверь?

Сегодня в зоопарке Уссурийска, который находится в самом центре города в парке «Зеленый остров», пошел 11-й день голодовки.

Они и в милиции ветераны...
Они и в милиции ветераны...

Накануне Дня Победы чествовали ветеранов приморской милиции.

Столкнулись автобус  и грузовик
Столкнулись автобус и грузовик

Вечером 8 мая на трассе Владивосток - Хабаровск в районе придорожного кафе «Арарат» на встречную полосу движения ыскочил тяжелый грузовик и столкнулся с пассажирским автобусом.

Бизнесмена убили в собственном доме

Совладелец компании «Империя мебели» Вячеслав Бойченко был убит в собственном доме, сообщили «В» в следственном управлении СКП РФ по Приморскому краю. Тело 40-летнего бизнесмена с тремя пулевыми ранениями обнаружили в прошлую пятницу в его собственном коттедже, расположенном на улице Раевского (Советский район Владивостока).

Последние номера