Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Всё для Победы

Привет тебе, любимая Маруся!

Как много всего написано о той страшной войне за 65 мирных послепобедных лет, начиная с парадных реляций и заканчивая новейшими откровениями из рассекреченных архивов. Но берешь в руки ломкие от времени, чудом сохранившиеся до наших дней фронтовые треугольники – письма с войны, испещренные неровными карандашными строчками, и перехватывает дыхание. Есть своя, особая и вечная правда у старых фронтовых писем. Простые, бесхитростные, часто вымаранные цензурой, они писались в перерывах между боями самым близким, родным людям. Сердцем писались…
Привет тебе,  любимая Маруся!
Как много всего написано о той страшной войне за 65 мирных послепобедных лет, начиная с парадных реляций и заканчивая новейшими откровениями из рассекреченных архивов. Но берешь в руки ломкие от времени, чудом сохранившиеся до наших дней фронтовые треугольники – письма с войны, испещренные неровными карандашными строчками, и перехватывает дыхание. Есть своя, особая и вечная правда у старых фронтовых писем. Простые, бесхитростные, часто вымаранные цензурой, они писались в перерывах между боями самым близким, родным людям. Сердцем писались…

История солдата

С восемнадцатилетней Катей Матюшкиной, студенткой второго курса Владивостокского государственного медицинского университета, мы познакомились случайно, в автобусе. Вот тогда-то она рассказала о фронтовых письмах ее прадедушки Сильвестра Степановича Адамука (их около 30), которые бережно хранятся в семейном архиве. Они прошли не только войну, чудом уцелели во время пожара, случившегося несколько лет назад в квартире Адамука-младшего. Сильвестр Степанович Адамук ушел добровольцем на фронт из города Сучана (ныне – Партизанск) летом 1942 года. Было ему в ту пору чуть больше сорока. В семье росли четверо детей. Старшему сыну Леве исполнилось 15, второму – Владимиру – 14, дочке Генриетте – 11 и младшему – Сереже (сегодня это дедушка Кати) еще не было четырех лет. Сюда, в г. Сучан Приморского края, на ул. 2-ю Кирпичную, в дом № 1, слал он семье свои треугольники с обратным адресом: полевая почта 18677-р (только ответы не всегда вовремя получал – письма долго разыскивали солдата). На конверте на фоне подбитого вражеского танка – ставший крылатым призыв: «Смерть немецким оккупантам!». Чуть ниже несколько красных строчек: «За советскую отчизну идут в бой сыны всех народов Советского Союза. Да здравствует Красная Армия – армия братства и дружбы народов СССР!». И действительно, в Великую Отечественную воевали все народы. Адамук тоже был родом из Белоруссии, из села Матыкалы, что под Брестом. А в Приморье перебрался в 1926 году. Работал в управлении железной дороги. Здесь, на восточной окраине России, встретил свою Марусю – единственную, любимую. Они поженились и жили счастливо в богатой на детей семье. Жаль, что век у этой радости оказался коротким. Мария Никитична пережила своего мужа почти на четверть века. Замуж она больше так и не вышла. Детей всех вывела «в люди», как наказывал супруг. Старший Лева стал радиотехником, служил мичманом на флоте, Владимир работал машинистом на железной дороге, Генриетта выбрала специальность медицинской сестры, младший Сергей получил профессию инженера, служил в ФСБ, подполковник. Сегодня только он один из четверых детей Адамук остался в живых (а родовое древо растет – 10 внуков и 19 правнуков украшают его). У Сергея Сильвестровича и хранится сейчас бесценная семейная реликвия – письма с фронта (как говорит Катя, почерк деда Сережи очень похож на отцовский). Адамук-фронтовик, старший сержант, беспартийный, воевал сапером, минометчиком в 1289-м стрелковом полку 110-й стрелковой дивизии (с весны 1943 года – в составе 84-й гвардейской стрелковой дивизии, преобразованной из 110-й после пополнения). Он был на фронте около года, но, зная сегодня, в какое пекло тогда попал (участвовал в ожесточенных боях на Курско-Орловской дуге, брал город Карачев – наши войска несли тогда такие огромные потери, что в полках оставалось до 100 человек), удивляешься, как долго еще его хранила судьба, – не уберегла. Сильвестр Степанович был тяжело ранен 30 августа 1943 года, отправлен в госпиталь в Смоленскую область, 11 сентября он скончался. Там и похоронен. Родные приносят ему цветы и поминают у обелиска, установленного в городе Партизанске, где фамилия Адамук стоит в начале длинного списка земляков, которые, как и он, не вернулись с той страшной войны.

Если судьба моя вернуться…

Здравствуйте. Сережа, Гетка, Володя и мамка. Привет всем. Посылаю Вам (сохраняется авторская орфография и пунктуация. – Прим. ред.) с действующей четвертое письмо. Ответа от Вас нет. Помочь Вам материально конечно я не в состоянии, но все же хотелось бы знать – как перезимовали, не замерзали ли, как удалось перезимовать Насти? Все ли здоровы, не болел ли кто? Письмо пишу в саду. Сад цветет – весь как обмазан сметаной… Цветут яблони, груши, сливы, черешня… Пчелы жужжат, собирая мед. Вспомнил наши яблоньки. Если судьба моя вернуться – надо развести пчел. Разные мысли в голове. Но писать?.. Писать о военном положении – я, пожалуй, знаю меньше Вашего. Вы по радио можете слышать последние новости. Днем на улице тепло, но ночью холодно – до плюс 2-3 градусов, не выше. А спать приходится на воле. Особенно неприятно ночевать в мокрой одежде после дождя. Да еще в ветреную ночь. Но, оказывается, чем человек больше находится в движении, тем он выносливее. И меньше болеет. Уже, кажется, вторую неделю пишу Вам это письмо. Уже сады давно отцвели и появилась завязь. Только ежедневно просматриваемые мной фотографии облегчают мое существование. Смотря на них, я временно чувствую себя в родной семье, среди Вас. Очень хорошо, что ты прислала мне снимки: (неразборчиво) … Сережа в огороде с пораненным пальчиком. Читая их, я на минуту забываю все тяготы военной службы. Но когда же я получу от Вас письмо? Мне хочется знать действительное положение вещей дома. Отвечайте скорее. Сильвестр. 25.04. 43 г. (В Сучан, по штемпелю, письмо пришло 25 мая 1943 г.) * * * Привет! Сереже, Левке, Гетке и Мамке! Поздравляю Вас с Первым мая – днем смотра пролетарских сил… Думаю, что в конце концов Вы мне напишите и сообщите, что нового для меня в доме и вообще на Сучане. Место, где мы расположились, освобождено от фрицев. И они навещают эти места с воздуха, но почти безуспешно. На днях 2 самолета были сбиты – летчики-гитлеровцы погибли вместе с самолетом. Я сообщил Вам свой адрес телеграфом. Сейчас у нас новый адрес (но и по старому адресу, если Вы уже послали письмо, я его получу, а в дальнейшем пишите по новому адресу: Полевая почта 18677 р. Адамук Сильвестру Степановичу – вот и весь адрес. Имя, отчество пишите полностью. Не пишите мне только куцых писем. Я, по известным Вам причинам, не могу писать подробности военной жизни, но Вам писать подробно о домашних делах и вообще, что делается на Сучане, – можно. Жду писем. Адамук С.С. 1 мая 1943 г. * * * Привет тебе, любимая Маруся! Вчера такая тоска. Говорят, «в здоровом теле – здоровый дух». Но без удовлетворительного питания вряд ли возможно здоровое тело. Я как-то слышал, что «война не страшна – был бы харч», и действительно повседневный недостаток в харчах и причина повседневной же усталости и негодования, и недовольства солдат. Этот недостаток только на руку врагу. Пользуясь этими недостатками и ошибками (тот не ошибается, кто не работает) фриц забрасывает поля листовками, и если видеть не дальше своего носа, некоторые из этих листовок, надо полагать, могут причинить вред. Но в большинстве пишут ересь, ерунду, которой не поверит человек и ниже рядового ума. В одной из листовок фриц, стараясь очернить Сталина, пишет, что от зла русского народа – большевизма, Сталин никогда не откажется, а поэтому предлагает не верить Сталину. Дурной фриц – он не понимает, что это та стойкость нам дорога в Сталине… … На днях думал о предстоящих боях и вспоминал стихи Лермонтова: «Жалкий человек. Чего он хочет! Небо ясно. Под небом места хватит всем…» и т.д. (конечно, это касается фрица), а умирать все-таки не хочется, а почему – ведь вечно не жить. Нет, вот любопытно – как будет жить человек после войны, а дальше опять мерещится стих Лермонтова… (По штампу письмо отправлено с фронта 17 июня 1943 г.) (С.С. Адамук цитирует стихотворение Лермонтова «Валерик», написанное им после кровопролитного сражения во время Кавказской войны летом 1840 г. в районе реки Валерик (от слова «валар» – смерть), где Лермонтов, поручик Тенгинского пехотного полка, участвовал и за храбрость был представлен к ордену Святого Владимира, который так и не получил. Это было одно из последних стихотворений поэта, издавалось по черновику. – Прим. ред.). * * * Здравствуйте милые Гетка, мамка, Сережа! Сегодня получил Ваши письма. Геткин дневник от 3 июня и мамкину открытку. Большое спасибо за Ваши письма, а Гетке особенно очень благодарен за ее дневник и за ее инициативу продолжать писать мне такие дневники. Это самые лучшие из писем. Прочитав его, я как будто побывал дома и всех вас видел. А Володька, я был о нем лучшего мнения, драться нашел время, а написать мне письмо времени не находит – очень жаль. Ведь можно же написать о школе в таком же образе дневника, как написала Гетка о домашнем житье. Пишите, что умерла Сычева и Волчкова, что с ними? Сычева такая здоровая молодая женщина. Чем она болела? … Все, кроме тебя, Гетка, сняты в спальне, а в детской, где спал Левка с Володей на деревянной кровати, что делается? Фикус, наверное, облепил всю столовую. Тебя, Гетка, интересует, на какой должности служу в армии. Я сейчас не на должности старшины, хотя звание старшины так и осталось, и не сапер, а сейчас я минометчик. В моем распоряжении ротный миномет – маленькая 11-кгр. пушка. «Бог войны» – пишет про миномет «бывалый солдат Кузьма Смыслов». На первый взгляд – это детская игрушка, но это страшное оружие. 900 г. снаряд (мина) летит до километра, поражает стоящих людей (цель) в диаметре 35 метров, а лежащих – 15 метров. В минуту можно бросить 20-25 мин. Вчера пролетал Германский самолет (они летают ежедневно). Наш лейтенант говорит: «Рама летит, по-видимому, сбросит листовки (листовок по полю валяется много). Листовки все не убедительные, ерунда-обман. На обмане, мне кажется, сейчас весь свет держится. По-видимому, правдой очень трудно, а то и невозможно, управлять людьми. В листовках нам предлагается строй без коммунистов и капиталистов?! Это похоже на волка, предлагающего овечке дружбу на веки (а век – до первого аппетита). Так вот, эта самая «рама», бросила не листовки, а бомбу, которая взорвалась далеко в поле, не причинив никому вреда. Это было вчера, а сегодня бросали бомбы уже из трех самолетов. Рядом железнодорожный мост, по-видимому, мост и был их целью, но эти десяток бомб кажется не причинили никому вреда – неважные бомбометатели Германские летчики. Письмо закончить не удалось. 2 дня зарывались в землю. Заняли оборону. Сегодня 1-е июля. Пишу в траншее. Что за незаконный там с тебя налог требуют, без всякой скидки как семье красноармейца, и какие деньги я мог заработать в армии? Я твою открытку отправил в полковой отдел своей части с просьбой принять меры. На мою просьбу – выдать мне справку, что я нахожусь в РККА, мне ответили, что за неимением печати, справок не дают (печать ожидается скоро из Москвы и справка будет выслана). Но, на всякий случай, посоветовали обратиться тебе (жене) в Сучанский горвоенкомат, пусть они сделают запрос в мою часть п/п 18677 р – и им ответят, что я нахожусь у них – это тоже будет служить справкой. С настоящим письмом посылаю тебе справку за 1942 г… Ты и Гетка пишите, что, кроме хлеба, никакой нормы продовольствия не дают, а кто все-таки получает? В общем, на бога надейся, а сам не плошай… По-видимому, правдой управлять людьми в настоящий век невозможно (брожение умов). На Левкино письмо отвечу отдельно. Жду его серию карточек на 20 листах. Напишите подробнее о недоразумении с налогом. И укажите сумму и за что. И, если знаете, то какую сумму надо бы платить как семье красноармейца. Все время бьют наши минометы. А вдали слышны залпы «Катюши». Это уже не выстрелы, а напоминает шум моментально налетевшего тайфуна. Ночью же видно, как сопровождаемые этим сильным ветром, летят снаряды «Катюши» – это минутный пожар, отражающийся в облаках на пол-неба; огненные снаряды 16 штук стройным рядом летят на немчуру. Места, пораженные этими снарядами, я не видел, если увижу – напишу. Сейчас тихо, только изредка бьют наши батальонные минометы (они бросают мины до 5 км). В этот перерыв, сидя под деревом, я пишу тебе ответ на письмо, предварительно почистив свой миномет. За пожелание мне – вернуться невредимым, я тебе переписал стихотворение К. Симонова «Жди меня». * * * 10/VII – 43 г. п/п 18677 р Здравствуй Гетка! Вчера получил твое письмо от 15/VI – 43 г. Я тебе писал, что получение письма для меня праздник, но знай, Гетка, что в боевой обстановке не всегда можно бросить «свое дело» и читать письма. Правда я получил твое письмо и Левкино с тремя фотокарточками во время затишья, но писать ответ сразу не удалось. Мы сидели против немцев в 200 метрах. Сегодня (дальше строка вымарана цензурой. – Прим. ред.) и мы сейчас не в траншеях, а в дубовой роще. По дороге нас обстреляли немецкие минометы и пушки, но мы шли и поэтому снаряды рвались то позади, то сбоку, не причинив никому вреда. В роще мы срочно вырыли щели, чтобы прятаться от немецкой авиации. А потом мы со щелей наблюдали воздушный бой. Все время бьют наши минометы… Завтра (должны были сегодня) или послезавтра мы вступим в бой с фрицами. Впечатления боя напишу тебе я или кто другой. Пришли мне ежедневник за какой-нибудь день. Пока до свидания. Привет мамке, Сереже, Володе (почему он мне не пишет?). * * * Июль 1943 г. Здравствуй, Левка. Спасибо за письмо. Почти одновременно получил от вас: Гетки – два, от мамки открытку и твое. С ответом на твое письмо задержался. Было некогда, меняли несколько раз оборону и заново зарывались в землю. Сейчас, когда я пишу это письмо, мы переходим опять на новое место обороны, сидим и ждем приказа, в каком направлении двигаться. Завтра будем уже на огневой в непосредственной близости с германцем. Перерывом я пользуюсь и пишу. Место, где я пишу, 8 марта 43 г. было еще занято немцем. Еще полностью не разминированы поля, кое где валяются трупы наших и немецких солдат, уже наполовину истлевшие, своевременно не замеченные и поэтому не убранные. Рядом расположено село, в нем насчитывалось 800 дворов. Сейчас это село разрушено до основания, все заросло бурьяном, среди которого, кое-где виднеются остатки фундаментов зданий. Виднеется одна только полуразрушенная церковь. Из жителей сейчас находятся в селе 10. Живут в землянках (дальше несколько строк вымараны цензурой. – Прим. ред.)… уезжать с родных мест не хотят. На пожарищах валяется уцелевшая от огня утварь: самовары, кровати, истлевшая одежда и постельная принадлежность. Валяются обгорелые останки детей и взрослых. 6 и 7 июля была ужасная артиллерийская дуэль, особенно ночью. Плюс к этому еще бомбежка с воздуха, осветительные ракеты, сигнальные ракеты разных цветов, цепочки сплошных линий трассирующих пуль. Если бы это все не орудия смерти, можно было бы подумать, что страна празднует свое столетие, и поэтому не поскупилась на увеселительный фейерверк в сочетании с непрерывным салютом разнокалиберных пушек и минометов. А 8-го мы уже читали сводку прошедших боев. Вы, наверное, тоже читали – бои под Орлом, Курском и проч. Сказочные цифры, сказочные цифры уничтоженных танков и самолетов. И если бы все эти вылазки немцев так кончались, и хорошо бы с минимальными потерями с нашей стороны, было бы прекрасно, можно было бы надеяться на разгром немцев в 43 г.

Автор : Подготовила публикацию Тамара КАЛИБЕРОВА, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мы забывать не вправе
Мы забывать не вправе

Награждение победителей конкурса «Мы забывать не вправе ваш путь, ваши имена», посвященного 65-летию Великой Победы, состоялось в школе-интернате для одаренных детей имени Дубинина.

Пришла весна. Коммунальная
Пришла весна. Коммунальная

Во Владивостоке отопительный сезон подходит к окончанию. Подача тепла в жилые дома краевого центра и к объектам соцкультбыта завершится 6 мая.

Лишнего не начислят?

Более восьми тысяч «счетчиков» с повышенным классом точности появились в Приморье за первое полугодие.

В защиту бесплатной школы

Администрация Приморского края санкционировала митинг, который состоится 15 мая в 13 часов на привокзальной площади Владивостока. Группа инициативных граждан намерена выразить протест против коммерциализации школьного образования. Акции, приуроченные к гражданской инициативе за бесплатное среднее образование, пройдут также в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Россияне переобуваются в китайское

Китай увеличил поставки обуви в Россию через Приморье, причем спрос резко возрос на изделия наиболее низкой ценовой категории.

Последние номера