Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Всё для Победы

Трижды ветеран

Парадный мундир полковника в отставке Георгия Малютина украшают более 20 орденов и медалей - боевых и юбилейных. Среди них - ордена Красной Звезды и Отечественной войны. Но более всего Георгий Константинович гордится медалью «За отвагу», которую получил за участие в Курской битве.
Трижды ветеран
Парадный мундир полковника в отставке Георгия Малютина украшают более 20 орденов и медалей - боевых и юбилейных. Среди них - ордена Красной Звезды и Отечественной войны. Но более всего Георгий Константинович гордится медалью «За отвагу», которую получил за участие в Курской битве.

Боевое крещение на Курской дуге

Медаль «За отвагу» - самая первая боевая награда бывшего пулеметчика 250-го гвардейского стрелкового полка 83-й гвардейской дивизии 11-й гвардейской армии. - Обстановка на Курской дуге напоминала преисподнюю. Горели земля, пшеничные поля, от деревенских изб остались только трубы, все сгорело. В день мы отражали до 12 танковых атак, - вспоминает ветеран. – Пылающие самолеты – и наши, и немецкие – падали с неба, как подбитые птицы. Похоронная команда не успевала уносить погибших с поля боя. Сколько моих боевых друзей там осталось! Как раз на Курской дуге, недалеко от деревни Ольховатка, 8 июля 1943 года я и принял свой самый первый бой. Говорят, первый бой – он самый страшный. Не спорю. Но 12 июля стало все же самым страшным днем танкового сражения на Курской дуге. Это было, когда немецкие танки прорвали оборону и зашли к нам в тыл. Но мы отрезали пехоту пулеметным огнем, а «Тигры» забросали бутылками с зажигательной смесью. …На Курскую дугу Георгий Малютин попал после «скороспелого» обучения в I Московском пулеметном училище, куда его направил военкомат. Потому как на фронт в июне 1941-го его не взяли: слишком молод. Когда началась война, Георгий только окончил 9-й класс. - В октябре в наш подмосковный поселок Вербилки на постой зашел кавалерийский корпус генерала Петра Белова, позже корпус стал гвардейским. Мы с мальчишками тут же побежали к конникам проситься на войну. На нас только рукой махнули: мол, подрастите сначала. Сотрудник военно-учетного стола нас также отправил домой с аналогичной формулировкой. Мы ушли, но заявления с просьбой призвать нас в армию оставили. И спустя 4 месяца нам пришли письма из I Московского пулеметного училища. Из Москвы училище эвакуировали в Рязань. Условия учебы были тяжелые. Кормили нас супом из чечевицы, а таскать на себе приходилось станковый пулемет «Максим» - это более 50 кг металла. С ним я и прошел всю войну, - рассказывает Георгий Константинович.

Людских ресурсов не жалели

Пулеметчику Малютину не единожды доводилось ходить в атаку со своим надежным «Максимом». По его словам, поднимаясь из окопов, красноармейцы очень редко кричали: «За Родину! За Сталина!» – как это обычно показывают в кино. В основном бойцы шли под пули с матами на устах. Перед атакой даже «наркомовские» сто граммов не всем помогали подавить мандраж, страх перед смертью. Впрочем, чаще всего красноармейцы шли в бой на сухую: спиртное выдавали не всегда. - Если наша атака захлебнулась под огнем противника, то поднять бойцов второй раз было очень тяжело. Бывало, комбат орет: «Вперед! Вперед!» – а мы лежим, прижавшись к земле. Погибать никому не хочется. Помню, в Минской области зимой мы брали штурмом городок, где находился штаб немецкой дивизии. Нас так прижали, что мы весь день не могли поднять головы! Тогда многие получили обморожение конечностей. А я руки отморозил. Наши командиры не жалели людских ресурсов, а немцы свою пехоту берегли больше, чем мы. Они впереди пехоты пускали танки, - рассказывает бывший пулеметчик.

Врага надо уничтожать

Со своим полком Георгий Константинович прошел всю войну – вплоть до Восточной Пруссии. По его словам, за всю войну его однополчанам ни одного дня не удалось ночевать под крышей. Бойцы спали на земле под плащ-палатками, прижимаясь друг к другу, чтобы не замерзнуть. Первый раз его ранило на Курской дуге, но ранение было относительно легким, осколок не задел кость. Под Кенигсбергом Малютина контузило. Но он не знает, от кого пострадал – от немцев, от союзников или от своих. - Кенигсберг бомбили все подряд - англичане, американцы и наши. Меня часто спрашивают, сколько немцев убил. А я отвечаю, что у нас армия была больше немецкой примерно на три миллиона. Если бы каждый наш воин убил по одному немцу, то сегодня в Германии было бы не 80 миллионов населения, а только 40. Стоя в обороне, готовясь к наступлению, я часто размышлял: немцы в меня стреляют, я – в немцев, а ведь у каждого немца, наверное, есть семья, жена, дети, многие пошли воевать не по своей воле. Ведь не все они были фашистами. Многие из них такие же простые люди, как и мы. Тогда зачем нам убивать друг друга? Но потом я вспоминал своих погибших друзей, наши разоренные города и села, и ненависть к врагу переполняла мое сердце. А врага надо уничтожать! - говорит ветеран. Георгий Константинович вспоминает, что немцы, отступая, сражались очень ожесточенно. А когда защищали Восточную Пруссию, буквально стояли насмерть. И никогда не бежали. По крайней мере, он такого факта не припомнит. Даже пленные вели себя очень высокомерно, особенно в начале войны. А в конце войны, уже в плену, немцы, случалось, организовывали сопротивление. Однажды Малютину довелось присутствовать при допросе одного из языков, явного фашиста. На все вопросы он отвечал: «Руссиш швайне», что значит «русская свинья». Конечно, с такими завоевателями в Красной армии не церемонились, их даже не отправляли в тыл, а ставили к стенке.

От «СМЕРШа» не ушел…

День Победы старший сержант Георгий Малютин встретил в Кенигсберге. В одном из тамошних подвалов бойцы обнаружили цех по производству кондитерских изделий, склады со спиртным и сигнальными ракетами. - Спиртного мы не пили, нам его не давали. Зато ракеты запускали до одурения. Мы бесились от радости, что войне конец! Мы тогда первый раз ночевали под крышей, хотя в доме, где мы расположились, крыши не было, остались только первый и второй этажи. Но война в Кенигсберге не закончилась даже после 9 Мая: немецкие снайперы, скрываясь в развалинах и подземных катакомбах, еще несколько дней отстреливали наших бойцов, и особенно офицеров. Под Кенигсбергом, кстати, погиб командующий 11-й гвардейской армией Иван Черняховский, дважды Герой Советского Союза. Он попал под обстрел, когда ехал в штаб дивизии. Восточная Пруссия была очень хорошо укреплена, а Кенигсберг представлял собой и еще очень хорошую оборонительную крепость 1897 года постройки. - В Восточной Пруссии очень плодородные земли, там в основном жили отставники командования вермахта, всякие генералы, адмиралы. У каждого было имение с наемными рабочими, тракторами. Поэтому они там дрались до последнего, - рассказывает бывший пулеметчик Георгий Малютин. …После войны Малютина направили на курсы военных пропагандистов. Так ему тогда сказали. На самом деле он попал в «СМЕРШ», в контрразведку («Смерть шпионам»). Ветеран признается, что красноармейцы «страшно боялись» этой могущественной структуры. Как-то в Белоруссии около поселка Лешня один из бойцов случайно запустил фаустпатрон - отступая, немцы оставляли много оружия и боеприпасов. Снаряд разорвался на территории дислоцирования батальона пулеметчиков, слава богу, никто не пострадал. Но тут же примчались офицеры из «СМЕРШа» и стали допытываться, кто сотворил диверсию. Допрашивали и пулеметчика Малютина. - Мне тогда очень не понравились эти органы. А получилось так, что сам попал туда, - улыбается ветеран. По большому счету, Георгий Константинович – трижды ветеран. Во-первых, он ветеран Великой Отечественной войны, во-вторых, 40 лет отдал КГБ, с 1945 по 1985 год. Кроме того, он 24 года проработал в президиуме Академии наук. Где, кстати, трудится до сих пор.

Автор : Сергей КОЖИН

В этом номере:
Владивосток вновь боролся со снегом
Владивосток вновь боролся со снегом

13 Апреля в столице края шел снег. К выпадению осадков дорожные службы были готовы заранее: снегоуборочная техника находилась в дежурном режиме. В течение всей ночи во Владивостоке на базе МУПВ «Дороги Владивостока» также дежурил оперативный штаб по ликвидации последствий снегопада.

Ямы ждут тепла

Во Владивостоке перенесено начало масштабных работ по ремонту городских магистралей.

Гастарбайтеры грешат наркотиками

На острове Русском 7 апреля состоялся антинаркотический рейд. Его провели сотрудники Приморского УФСКН и УВД края, а также службы безопасности ЗАО «Крокус Интернэшнл» по местам проживания рабочих, принимающих участие в строительстве Дальневосточного федерального университета.

Артема Савельева могут вернуть в Партизанск

«Мы готовы принять в Приморский край Артема Савельева, который был отправлен приемной семьей из США в Россию», – заявил губернатор края Сергей Дарькин в интервью одному из телеканалов.

Электрички «сбежали» всерьез и надолго
Электрички «сбежали» всерьез и надолго

Отмененные в январе электропоезда Приморского края пока не возобновят своего движения. Краевая администрация и представители ДВжд не пришли к единому мнению по вопросу финансирования перевозок. Об этом говорили на заседании комитета по экономической политике и собственности Законодательного Собрания Приморского края.

Последние номера