Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Городской репортаж

Люкофобия

Кражи крышек канализационных люков и ливневых решеток во Владивостоке стали в течение последней недели предметом острых разбирательств в администрации краевого центра. Чашу терпения переполнил последний случай с 4-летним ребенком, который упал в канализационный люк около дома на Некрасовской.
Люкофобия
Кражи крышек канализационных люков и ливневых решеток во Владивостоке стали в течение последней недели предметом острых разбирательств в администрации краевого центра. Чашу терпения переполнил последний случай с 4-летним ребенком, который упал в канализационный люк около дома на Некрасовской. Мэрия потребовала от правоохранительных структур усилить работу по пресечению незаконного оборота вторсырья и выявлению нелегальных пунктов приема металла. Милиционеры считают, что кардинально решить проблему сможет ужесточение мер административного законодательства за организацию нелигитимных пунктов приема металлов. Возможна ли их полная ликвидация? Этот вопрос решили выяснить корреспонденты «В» и напросились в очередной милицейский рейд по скупкам лома черных и цветных металлов. На «дело» выехали поздним утром 26 марта, в оперативной бригаде — два корреспондента и инспектора отдела по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке и исполнения административного законодательства УВД города старшие лейтенанты Юрий Маишев и Сергей Ивашев. В списке милиционеров 37 адресов, по которым находятся ранее выявленные пункты приема металлолома, а также точки, владельцев которых только подозревают в незаконной скупке. Оперативники говорят, что обычно наводку дают участковые, а также сами горожане.

Честный приработок?

Сначала мы отправились в один из гаражных кооперативов на улице Тобольской. ГСК выглядит заброшенным, проезд плохо расчищен, большая часть боксов завалена снегом и льдом. Пункт приема виден издали — территория вокруг гаража более-менее убрана, а рядом уже стоит ранняя «пташка» – клиент с пакетом металлолома. Он только начал выкладывать товар: фрагменты алюминиевой облицовки, снятые то ли с бытовой техники, то ли с кухонной мебели, а также старая вафельница. Всего килограмма на два-три, но алюминий — металл дорогой, парень рассчитывал получить пятьдесят рублей за весь груз. Он представился Александром, жителем Владивостока. Маргиналом его не назовешь: есть и квартира, и постоянная работа. Милиции и прессы Александр не боится. По его словам, принесенный лом имеет легитимное происхождение: честно собран на помойках и несанкционированных свалках. – Я занят в пельменном цехе день через день, в свободное время собираю металлолом, – объясняет Александр. – За работу в пищеблоке мне платят 15 тысяч рублей, на сдаче металлолома удается получить еще 6-7 тысяч в месяц. Воровать металл нужды нет. На свалках ежедневно появляются старые холодильники, стиральные машины, кухонная утварь, другая металлическая рухлядь. Зря вы думаете, что только бомжи, словно пионеры в советском прошлом, металл собирают. И пенсионеров много подвизается на этом деле, а недавно я видел, как водитель на дорогом джипе, проезжая мимо нашего дома, загрузил батарею, выкинутую кем-то у подъезда. Явно поехал в скупку. Я бы и сам эту батарею сдал, но не мог утащить — она многосекционная, в ней килограммов 50, не меньше.

Представительство Дагестана

Пункт приема металлов состоит из двух боксов: в одном взвешивают и складируют, в другом рассчитываются. Приемщика зовут Раджаб. Говорит, что гаражи - его собственность, но никаких документов при себе не имеет, кроме паспорта с пропиской в республике Дагестан. Есть еще медицинский страховой полис, выданный там же. Раджаб признался, что во Владивостоке работает уже не первый год, но не постоянно, а «вахтовым» методом: приезжает – уезжает. Последний раз приехал три месяца назад, но регистрацию оформить не успел. На складе у него около трех тонн металла. На первый взгляд запрещенного к приему нет — старые трубы, ворота, мотки проволоки. – Если кто и приносит запрещенные к приему изделия, то в обезображенном виде, – рассказывает Сергей Ивашев. – Крышки люков, к примеру, разбивают на куски. Детали с железной дороги расплющивают до неузнаваемости. Случайный глаз не заметит «криминальную» железку в куче металла.

Люки? Исключено!

Раджаб принимает черный металл по 5-5,5 рубля за килограмм, алюминий - по 20, латунь и бронзу - по 70 рублей. Когда склад заполняется, приезжает машина, забирает металл и отвозит, по словам хозяина, в район Владивостокского рыбного порта. Надо полагать, там действует законный пункт переработки металлов. С его представителями у Раджаба есть устная договоренность о сотрудничестве. Пока инспектора осматривают склад и составляют административные протоколы, приемщик объясняет нам, какие изделия 4ннельзя принимать. – Я не беру кабель, рельсы и люки, – рассказывает Раджаб. – Но их редко приносят. Года два назад строители привезли целую машину старых люков, я их принял, потому что у них был оформлен акт о списании, даже номер машины там был записан. Дней 10 назад приносили люк — старый, сломанный, но я все равно его не взял, зачем мне криминал? Приемщик сказал, что слышал о случае с мальчиком, который провалился в колодец, и очень возмущен безответственностью тех, по чьей вине люк остался открытым. Но доли вины скупщиков, кому несут вандалы те самые крышки, не признает: – Ну давайте все приемные пункты закроем, через день весь город в свалку превратится. Я знаю только три лицензированных предприятия по приему металлолома во Владивостоке, кто туда с килограммом веса пойдет? Бедные люди своей копейки лишатся – хорошо будет?

Ликвидация

Тем временем инспектора опечатали склад с металлом, Раджаб расписался в протоколах. – Данный пункт мы закрываем, документы отправляем в суд, который и примет решение: конфисковать либо оставить товар владельцу, – разъясняет дальнейший порядок Юрий Маишев. – Я вечером обязательно приеду, проверю печати на дверях склада, – это уже предупреждение Раджабу. – К сожалению, для собственников нелегальных пунктов действительно суровых наказаний законодательство не предусматривает, – говорит Сергей Ивашев. – Хотя более жесткие меры сделают невыгодной незаконную организацию скупок, а значит, тащить похищенное некуда будет. А пока происходит так: точку выявили - составили протоколы об административном правонарушении. Как правило, нарушитель отделывается штрафом в три тысячи рублей. Если при проведении проверки произведен арест металла, то дело направляется в суд, возможно, будет решение о конфискации товара. Металл вывезут, пункт закроют. Но это не значит, что его не откроют в другом месте.

Представительство Узбекистана

Следующая точка, которая значится в списке профилактического рейда, расположена в районе торгового комплекса «Бачурин». В одном из отдельно стоящих гаражных боксов проживает семья: Сайфулла и его 15-летний сын Рахим. Оба приехали из Узбекистана, занимались приемкой металлолома. В январе объект закрыли, с тех пор в незаконной деятельности Сайфулла замечен не был. Теперь отец с сыном живут тем, что сами собирают и сдают металл. В день удается заработать 200 – 300 рублей. Из этих денег пытаются собрать необходимую сумму на билет домой. У отца нет никакой профессии, ему сложно устроиться на работу даже чернорабочим, сын нигде не учится. У обоих нет документов. Когда-то были то ли потеряны, то ли украдены паспорта, восстановить их не удается уже долгое время. Их регулярно привлекают к административной ответственности за отсутствие регистрации, Сайфулла периодически платит штрафы. Следовало бы депортировать родственников на родину, но нет у милиции такой возможности. Как долго они будут собирать деньги на билет, неизвестно. По словам Сайфуллы, он и сын подбирают у ближайших гаражей и свалок разный металлический хлам, выкинутый за ненадобностью. Собирать металлолом закон не запрещает, но где гарантия, что, оказавшись в самой крайней нужде, собиратели лома ограничатся дворовыми свалками и ненужными в хозяйстве железяками? И «металлисты», и владельцы пунктов приема лома на словах категорически отрицают возможность сдачи-приема краденого металла. Но куда же тогда исчезают электрические провода, части памятников и оградки с кладбищ, посуда и дачный инвентарь, крышки канализационных люков и ливневые решетки?

Автор : Александр КАРАСЕВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Хорошо забытое старое

Заседание комиссии по городской топонимике состоялось в администрации Владивостока. Его главная тема — присвоение наименований ряду скверов и площадей Владивостока. Вела заседание заместитель главы администрации и председатель комиссии по городской топонимике города Елена Гавро.

В одном шаге от «Мисс»
В одном шаге от «Мисс»

Во Владивостоке 27 марта 2010 года завершился отборочный тур конкурса «Мисс Приморье – 2010». В конкурсе могли принимать участие девушки, проживающие на территории Приморского края, в возрасте от 14 до 24 лет.

Дед Мороз отчитался

Почта «Деда Мороза» пользовалась огромной популярностью в крае. Вспомните, как проходила подготовка к новогодним праздникам, когда приморцы письменно обращались к волшебному деду.

Пенсионерам Приморья предложено померяться... внуками

Приморский Союз пенсионеров и Отделение Пенсионного фонда РФ по Приморскому краю объявили открытый конкурс.

Люкофобия
Люкофобия

Кражи крышек канализационных люков и ливневых решеток во Владивостоке стали в течение последней недели предметом острых разбирательств в администрации краевого центра. Чашу терпения переполнил последний случай с 4-летним ребенком, который упал в канализационный люк около дома на Некрасовской.

Последние номера