Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Форпост

Заходил корвет в родную гавань

Любое судно, входившее в далекие, «доисторические» годы в бухту Золотой Рог, привлекало внимание горожан, не избалованных обилием зрелищ и развлечений. Особенно следили за тем, как будет становиться на якорь – по одной этой операции можно было судить о морской выучке капитана.
Заходил корвет в родную гавань
Любое судно, входившее в далекие, «доисторические» годы в бухту Золотой Рог, привлекало внимание горожан, не избалованных обилием зрелищ и развлечений. Особенно следили за тем, как будет становиться на якорь – по одной этой операции можно было судить о морской выучке капитана. Корвету «Витязь» для швартовки оставалось совсем немного места между кормой адмиральского фрегата и Адмиральской набережной: в эту щель, казалось, едва ли может поместиться даже небольшой клипер. Вдобавок дул свежий ветер, создавая тем самым дополнительные трудности, но корвет лихо обогнул корму фрегата, отсалютовав флагу адмирала, и замер точно в положенном ему месте. Был июнь 1887 года, а корветом «Витязь» командовал молодой капитан 1-го ранга Степан Макаров. С капитанского мостика глядел он на Владивосток, в котором не был долгих 16 лет.

Учился «не в пример прочим»

...Пять долгих месяцев большая семья прапорщика Иосифа Федоровича Макарова добиралась к новому месту службы — на Дальний Восток, в город Николаевск. Девятилетний Степа готовился к поступлению в Николаевское морское училище, порог которого он переступил в сентябре 1858 года. В первом наборе было всего 12 кадетов, занятиями руководил опытнейший гидрограф подполковник В. Бабкин. К преподаванию привлекались опытные офицеры, а каждое лето кадеты проходили практику на судах Сибирской флотилии. Именно эти плавания делали из ребят настоящих моряков. В апреле 1865 года Макаров окончил училище первым по успеваемости. В памятный день выпуска контр-адмирал П. Казакевич сообщил, что «за отличие в поведении, прилежании и выдающиеся успехи в науках не в пример прочим» кадет Макаров производится не в кондукторы флотских штурманов, а в гардемарины. Два года – теперь уже на правах настоящего моряка – Макаров плавал по морям Дальнего Востока, заходя в знакомые дальневосточные порты. Особенно нравилось ему приходить в уютную бухту Золотой Рог, где очень скоро у него появились друзья и знакомые. Потом на долгие годы был оторван от родных мест – служил на Балтике… И вот новый приход во Владивосток, теперь уже в качестве командира нового крейсера 1-го ранга корвета «Витязь». В своем дневнике 15 июля 1886 года Макаров записал: «Какая жалкая индикаторная сила и скорость для небронированного судна в 3000 т! Корвет можно считать неудачным в смысле хода, но не мое дело об этом разглашать. Дело командира – составить имя своему судну и заставить всех офицеров полюбить его и считать несравненно выше других судов…». Известность к Макарову и «Витязю» придет позже, пока же он любовался с мостика молодым городом и предвкушал радость схода на землю после кругосветного плавания, длившегося почти год.

В родном порту без дела не сидел

...Туманы, особенно сильные весной и летом, затрудняли подходы к Владивостоку. Многие моряки отмечали слабую изученность залива Петра Великого с множеством больших и маленьких островов, изрезанного береговой линией, прибрежными камнями и скалами. В те годы гидрографические исследования в заливе проводила экспедиция подполковника А. Стенина. Едва ступив на берег, непоседливый и охочий до всяких инициатив Макаров предложил подключить к работам экипаж «Витязя». Начальник экспедиции охотно снабдил Макарова точными координатами всех основных географических точек от Владивостока до реки Туманной и даже выделил на первые дни помощника. В течение двух недель корвет произвел промеры от мыса Поворотного до мыса Гамова. На основании полученных данных Макаров сформулировал указания для подхода в туман к Владивостоку, которые долго потом служили морякам. В ноябре 1887 года корвет «Витязь» ушел из Владивостока в одиночное плавание по Тихому океану. За полгода корабль побывал в 30 различных редко посещаемых портах, собрал о них ценную информацию и спустя полгода опять бросил якорь в родной гавани. Уже на следующий после швартовки день Макаров на «Витязе» продолжил начатые прежде морские съемки – теперь уже на юге Приморья, где одна из бухт была названа в честь «Витязя». Примечательно, что в наши дни в этой бухте находится дальневосточная база ученых-океанографов. В конце июня 1888 года во Владивостоке произошло памятное событие – у Адмиралтейской набережной состоялась торжественная закладка музея недавно созданного Общества изучения Амурского края, кстати, первого научного учреждения на Дальнем Востоке. Степан Макаров активно сотрудничал с обществом, будучи убежденным, что моряки способны оказать неоценимую помощь родному краю. – Каждый из нас, – отмечал Макаров в речи на церемонии закладки, – еще с рейда видя красивое здание музеума, будет вспоминать, что и мы тут были не чужими… Здесь вы видите сапера рядом с чиновником, моряка рядом с купцом, инженера рядом с гражданином. Все без различия положения дружно несут свои посильные лепты на алтарь науки… Незаметно в небольших плаваниях и мелких прилежных работах прошло лето. На октябрь был назначен отход корвета «Витязь» и другого корабля эскадры Тихого океана – «Дмитрий Донской» в дальний поход. Последние дни были заполнены многочисленными заботами и делами. 4 октября моряки «Витязя» участвовали в парусных гонках, в которых заняли первое место и получили приз, специально выписанный из Санкт-Петербурга. На следующий день была гребная гонка, а 6 октября в Морском клубе общественность тепло провожала экспедицию. Не будем подробно останавливаться на плавании, длившемся более двух с половиной лет, – о нем написано много и обстоятельно. Отметим лишь, что в ходе уникальной экспедиции не только была выполнена вся научная программа, но и сам поход, как не без гордости отмечал Макаров, прошел без происшествий – «постановки на мель, падения с марс, преждевременных взрывов, опрокидывания шлюпок или каких-нибудь других аварий…». Итогом кругосветного плавания стал капитальный труд адмирала Макарова «Витязь» и Тихий океан», за который ему была присуждена премия Академии наук и Константиновская золотая медаль Российского географического общества. Свои обширные исследования Степан Осипович посвящал памяти русских моряков-первопроходцев. «Каждый из командиров, следуя к месту своего назначения, выбирал непременно такой путь, по которому никто еще не шел, – подчеркивал Макаров. – Если встречались острова, тотчас же делалась опись и составлялись карты. Посмотрите лоцию островов Тихого океана, и вы во многих случаях увидите, что остались те карты, которые составили эти бессмертные моряки, и цитируются их замечания и наставления. Капитаны начала нынешнего столетия, оказавшие такие крупные услуги в свое время, сослужат еще не одну службу в будущем, подавая пример любви и преданности к делу морякам, которым предстоит быть капитанами начала будущего столетия». С полным правом эти слова Степан Осипович мог отнести и к самому себе.

«Во имя этого края...»

Где бы ни был Макаров, ему была небезразлична судьба Дальнего Востока и особенно Владивостока, города, с которым были связаны годы становления его как моряка, как офицера. Последний раз контр-адмирал Макаров бросил якорь в бухте Золотой Рог летом 1895 года, будучи младшим флагманом отряда Тихого океана. В это время он уже был известен владивостокцам не только как выдающийся мореплаватель и ученый, но и как автор нескольких смелых проектов, касающихся Владивостока. В частности, бухты Золотой Рог, которая уже в те годы становилась все мельче и мельче. «Обмеление ее, отмечал адмирал, происходит главным образом от присыпки земли для образования набережных и от постройки земляных пристаней. Если дело будет продолжаться и впредь так же, как оно шло до сих пор, то прекрасная глубоководная бухта будет в недалеком будущем доступна лишь для каботажных судов. Если только человек начинает портить бухту, природа является усердным помощником ему»,— говорил Макаров. Он предлагал строить во Владивостоке красивые, широкие, прочные набережные, которые не осыпались бы в бухту, как земляные, и могли бы, по мнению Макарова, принести даже пользу в смысле воспрепятствования замерзанию рейда. Все доклады Макарова, все его публичные выступления перед жителями Владивостока по сей день бережно хранятся в библиотеке Общества изучения Амурского края, составляя ее золотой фонд, подтверждая правильность еще одного высказывания контр-адмирала Макарова: «Во имя науки, которой некоторые из нас так страшатся, во имя дела, которое каждый из нас ведет, и, наконец, во имя этого края, который каждый из нас любит, я… приглашаю вас, милостивые государи, не увозить отсюда с собой познания, приобретенные путем ли исследований или путем житейского опыта, не оставив следа в виде простых, но правдивых записей». Думается, что эти слова Макарова не потеряли своего значения и в наши дни.

Автор : Амир ХИСАМУТДИНОВ, историк-краевед, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Зима продолжает мучить город
Зима продолжает мучить город

В ночь накануне южное побережье Приморья накрыл неглубокий циклон, пришедший из южных районов Китая. В южной половине края прошел небольшой снег, во Владивостоке за ночь выпало 2 мм осадков.

Перестарался…

Борцу с оргпреступностью дали 4 года.

Гармония школ-побратимов
Гармония школ-побратимов

Школьники и преподаватели из Японии нанесли визит в администрацию города.

Первая леди крайизбиркома

Председателем Избирательной комиссии Приморского края (КИК) впервые может стать женщина. Это произойдет, если Центризбирком согласится с мнением генсовета «Единой России», рекомендовавшего для назначения на эту должность нынешнего секретаря КИК Татьяну Гладких.

Гибралтар, «Лабрадор»...
Гибралтар, «Лабрадор»...

На камнях на острове Итуруп с понедельника плотно сидит транспортный рефрижератор «Лабрадор» из Приморья. Судно с грузом рыбопродукции следовало из Петропавловска-Камчатского во Владивосток. По пути транспортный рефрижератор зашел в бухту Простор, чтобы забрать готовую продукцию для перевозки ее на материк.

Последние номера