Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Без политики

Городская лирическая

150-летие Владивостока, отмечать которое весь город будет в июле, особым образом касается тех семей, что в буквальном смысле связали свою историю с историей города...
Городская лирическая
150-летие Владивостока, отмечать которое весь город будет в июле, особым образом касается тех семей, что в буквальном смысле связали свою историю с историей города... «Уходит в даль широкая дорога, укутал сопки утренний туман, и снова бухта Золотого Рога нас провожает в Тихий океан», – когда-то эту песню композитора Константина Листова на слова Николая Флерова знали все во Владивостоке, от мала до велика. Ее мотив звучал перед началом вещания Приморского телевидения, эту песню своим гимном считали и моряки-тихоокеанцы, и рыбаки... А написал «Тихоокеанскую лирическую» Константин Листов в доме на Махалина, 30 (это здание, в котором до Советской власти и сегодня, после оной, располагается храм, а в 30-е годы оно было отдано под жилье), в квартире семьи Колотовых. – Отлично помню, – рассказывает Ирина Колотова, – как осенью 1946 года к нам в гости пришли Константин Листов и поэт Александр Жаров. Листов тогда был на пике популярности, его песни «Тачанка-ростовчанка», «В землянке» знали все. И Александра Жарова – тоже. Но песня «Тихоокеанская лирическая» была написана не на его стихи... Помню, Листов был как цыганенок, худенький, очень загорелый, молодой... И ему, и Жарову к лицу была военная форма. Во Владивостоке в то время сложно было найти хорошее пианино, а у нас в доме стоял немецкий концертный рояль с подсвечниками – мама играла, отец любил музыку и тоже играл. Папа попросил проверить мой слух, Листов проверил и сказал, что можно девочку учить. Потом я ушла спать, а Листов всю ночь сидел у нас, что-то наигрывал... Так и родилась песня. В доме капитана Колотова бывали многие интересные, знаменитые люди. Здесь часто собирались капитаны, в том числе – Анна Щетинина. – С папой они дружили еще с мореходного училища, – рассказывает Ирина Николаевна, – и пронесли дружбу через всю жизнь. Я Анну Ивановну с младых ногтей помню. Она так уважительно и без сюсюканья общалась с нами, детьми. И потом, когда я, став уже врачом, лечила ее племянников, она тепло вспоминала папу. Когда мне потребовалась помощь, Анна Ивановна откликнулась не раздумывая... Фамилию и семью Колотовых во Владивостоке знают многие – гордое название «Николай Колотов» носило судно Дальневосточного морского пароходства... – Мой отец, – вспоминает Ирина Колотова, – с 1937 по 1952 год был капитаном порта Владивосток. Несколько лет мы жили в Даляне – папа налаживал работу порта Дальний. Когда мы там жили, часто бывали на русском кладбище – там было много могил советских солдат. А потом я узнала, что на этом же кладбище похоронен мой дед, который был строителем КВЖД... Судно «Николай Колотов» просуществовало, увы, недолго. В 1991-м я встречала его из кругосветки, подарила альбом (именно его помогла составить и оформить Анна Щетинина), в котором были папины фотографии, история его жизни, но... Вскоре судно продали Панаме и переименовали в «Сокол». Впрочем, не только имя отца Ирины Николаевны носили суда ДВМП. – В честь маминого брата, моего дяди Николая Кудаковского, был назван танкер, – рассказывает она. – Сначала оно было приписано к Владивостоку, а потом к Находке. На подходе было третье судно – в честь другого дяди, Бориса, «Механик Кудаковский», но, увы, перестройка помешала. А ведь дядя Борис был человеком, который действительно заслужил, чтобы его имя украсило борт корабля – тонул со своими судами трижды, чудом спасался в ужасных катастрофах... Судьба семьи Колотовых (и Кудаковских, откуда родом мать Ирины Николаевны), можно сказать, типична для тех, кто сегодня называет себя коренным владивостокцем. Дедушки и бабушки приезжали на самый край великой империи в поисках лучшей доли, здешние места становились им домом. Их трудом, потом и кровью вырастал Владивосток, славилось Приморье. И забывать эту историю нам, сегодняшним жителям Владивостока, просто нельзя. – Когда папино судно продали, – говорит Ирина Колотова, – я задумалась, как же сохранить память о нем, о моих дядьях, о маме, бабушках, дедушках... Друзья отца подсказали: напиши книгу. Я так и сделала. Это был тяжелый труд. Книга вышла небольшим тиражом, но это неважно. Важно то, что не канет в Лету история нашей семьи...

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пиву все возрасты покорны?
Пиву все возрасты покорны?

Во Владивостоке состоялась «приморская» часть общероссийской акции «Есть 18? Подтверди!» по предотвращению продажи пива несовершеннолетним. Проект реализован уже в 33 субъектах России. Его цель – акцентирование внимания продавцов алкогольной продукции на возрасте покупателей и недопущение продажи пива лицам моложе 18 лет.

Саркома клятвы Гиппократа

Во Владивостоке перед судом предстанут ведущие специалисты Приморского краевого онкологического диспансера. Целый год продолжалось расследование уголовного дела в отношении врачей-онкологов. За это время были допрошены более ста свидетелей и потерпевших. Объем уголовного дела, переданного в суд, составил 10 томов.

Весна. На площади «оттаяла» ярмарка

Пятница и суббота во Владивостоке объявлены ярмарочными днями, которые состоятся на центральной площади города.

«Спитак» просит о помощи

В условиях надвигающегося мощного шторма в Охотском море 17 марта намотало сети на винт и вынуждено было остановиться рыбодобывающее судно «Спитак» приморского рыболовецкого колхоза «Огни Востока».

Лишали квартир. И жизни

В Приморье завершено расследование уголовного дела в отношении очередной группы черных риелторов. Владимир Басманов, Сергей Власенко, Салават Бикташев, Вадим Нуждин, Сергей Черненко обвиняются в совершении целого ряда преступлений.

Последние номера