Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Форпост

«Стоять Владивостоку здесь!..»

В истории Владивостока есть имена, которые принято называть знаковыми. К таковым относится адмирал Иван Алексеевич Шестаков.
«Стоять Владивостоку здесь!..»
В истории Владивостока есть имена, которые принято называть знаковыми. К таковым относится адмирал Иван Алексеевич Шестаков. Если граф Муравьев-Амурский определял место будущего города-порта, если контр-адмирал Петр Казакевич денно и нощно опекал рождение первенца, то адмирал Шестаков был тем человеком, который решил «нашенскую» судьбу: окончательно и бесповоротно повелел «городу быть!» Не будь его исторического визита летом 1886 года, очень даже не исключено, что главный форпост России на Тихом океане был бы сегодня совсем в другом месте. Будущий деятель русского военно-морского флота родился 1 апреля 1820 года в Смоленской губернии, происходил из небогатого, но старинного дворянского рода. В 10-летнем возрасте по настоянию отца, морского офицера, был определен в Морской кадетский корпус, где с первых дней обратил на себя внимание способностями к морским наукам и иностранным языкам. Сам директор корпуса, легендарный мореплаватель Иван Крузенштерн благоволил к отроку, предсказывая большое будущее. В 14 лет юнец успешно сдал офицерские экзамены, но вскоре из-за постоянных стычек с воспитателями был… отчислен. В этом факте биографии, как в капле воды отразился характер будущего министра – право на собственное мнение, нередко расходившееся с уставами, бюрократическими порядками, причем любой ценой – служебного положения, карьеры, а подчас и мнения в глаза общества. Подробный рассказ о жизненном и служебном пути адмирала не входит в задачу данной публикации. Остановимся лишь на тех деталях биографии, которые имеют прямое или косвенное отношение к теме повествования. Парадокс: в то время, как непосредственное начальство то и дело воспринимало строптивого офицера в штыки, на высшем правительственном и даже царском уровне к Шестакову благоволили.

Министр-непоседа

В 1856 году он производится в капитаны 1-го ранга и тогда же направляется в Америку для руководства постройкой винтового фрегата «Генерал-Адмирал», проект которого и чертежи сам же и составил. Фрегат стал самым крупным в тогдашней России паровым кораблем. В 1861 году Шестаков производится в контр-адмиралы и назначается в свиту Его Императорского Величества, спустя год становится членом морского ученого и кораблестроительного технического комитетов. В следующем 1863 году впервые его деятельность соприкасается с Тихим океаном. Ему поручается снаряжение и вооружение эскадры контр-адмирала Степана Лесовского, выполнявшей миссию исключительной важности – поход к берегам Америки – с целью недопущения вмешательства Англии и Франции во внутренние дела Соединенных Штатов Америки. Эскадра блестяще справилась с поставленной задачей, а Шестаков впервые смог по достоинству оценить перспективы России на Тихом океане, необходимость российского присутствия в далекой «Тартарии». К реализации своих задумок он вернется спустя много лет. А пока… Шебутной и непоседливый адмирал вновь уходит в тень – оставляет пост – опять по причине конфликта! – помощника командира Кронштадтского порта и уезжает за границу. Он вернулся на родину только в 1881 году и сразу был назначен председателем кораблестроительного отделения морского технического комитета. В это время на высшем уровне был инициирован вопрос о модернизации и усилении флота, и Шестаков с головой окунулся в родную стихию. Заметил инициативного адмирала сам император Александр III, который поддержал и высочайше утвердил разработанную Шестаковым судостроительную программу. Инициатива на Руси, как известно, наказуема. Реализация программы была возложена на самого же Шестакова, для чего в начале 1882 года его назначили управляющим морским министерством. Решив вопросы постройки и усиления флота, Шестаков взялся за другую составляющую — морские крепости и порты. Каждый год, как только открывалась навигация, министр-непоседа отправлялся в дальний путь. За время своего сравнительно короткого управления морским министерством Шестаков объехал все наши военные порты – от Кронштадта до Владивостока. При Шестакове был выработан и в 1885 году издан так называемый «закон о морском цензе», в силу которого для получения каждого чина и права командования судном необходимо проплавать на судах определенное число лет, что заметно повысило дисциплину и качества самой службы.

«Мы дошли до естественных рубежей...»

Но вернемся к Владивостоку. Новый военно-морской министр посетил наш город в начале июля 1886 года. Горожане не могли дождаться его приезда: ползли слухи о переносе военно-морской базы в «более удобное место». Причем муссировались всевозможные «авторитетные» мнения не один год. В результате хирело строительство, сворачивалась торговля, гражданский люд начинал паковать чемоданы… 24 июня в бухту Золотой Рог вошел пароход Добровольного флота «Москва» под флагом морского министра. Его прибытие встречали салютом батарей, цветами, хлебом и солью. Высокий гость принял доклад военного губернатора контр-адмирала Фельдгаузена, на паровом катере обошел строй кораблей Сибирской военной флотилии. Во Владивостоке состоялась встреча Шестакова с новым приамурским генерал-губернатором Корфом. И это также было на руку. Первый глава выделенного из состава Восточной Сибири Приамурского края барон Корф был горячим патриотом восточной окраины, всячески отстаивал ее интересы в столице. В лице вице-адмирала Шестакова он сразу нашел союзника… На обеде, данном морскому министру думой Владивостока, и произошло знаменитое «признание». Городской голова Маковский обратился к Шестакову с просьбой прояснить будущее города-порта, на что высокий гость незамедлительно ответствовал: «Никуда переноситься не собираемся и не думаем. Мы дошли до естественных рубежей, далее которых нам идти незачем». Далее министр отбыл в Хабаровск – на инициированный генерал-губернатором Корфом съезд сведущих людей со всего региона. Вдохновленная же владивостокская общественность спешно собралась на внеочередное заседание, на котором было принято решение о присвоении морскому министру звания почетного гражданина города: «Признавать Управляющего Морским министерством генерал-адъютанта, вице-адмирала Ивана Алексеевича Шестакова первым почетным гражданином Владивостока и портрет его высокопревосходительства поместить в думском зале».

Первый почетный гражданин

Высокий гость заслужил почести не только афористичной речью. При его непосредственном содействии было установлены регулярные рейсы судов Добровольного флота между Дальним Востоком и портами европейской России, что, в свою очередь, явилось мощным стимулом экономического роста окраины. Текст исторической думской резолюции был поднесен высокому гостю в торжественной обстановке – в серебряной корзинке работы местного ювелира Овчинникова, с вырезанным на ней гербом города и датой принятия постановления. «Ваше высокопревосходительство, – обратился к Шестакову городской голова Маковский, – Владивосток почти со дня своего основания поставлен был в необходимость постоянно опасаться за свою будущность, сомневаться в прочности своего существования, так как в продолжение пятнадцати лет неоднократно возбуждался вопрос о переносе порта. Это, конечно, не могло не задерживать его развития. Но Вы посетили нас и успокоили; теперь правильное экономическое развитие Владивостока вполне обеспечено». Министр поблагодарил гласных за высокую честь, но при этом не преминул заметить, что наряду с правительством «и городское население должно много поработать над развитием города». «Самоуправление городам для того и дается, подчеркнул глава морского ведомства, чтобы облегчить заботы правительства и разделить труды его. Тогда, несомненно, Владивосток станет главным портом Сибири». Последней полученной И. А. Шестаковым наградой был чин адмирала, в который он был произведен по случаю 50-летия службы в офицерских чинах, незадолго до смерти, последовавшей внезапно 1 января 1888 года – не выдержало сердце. «С великой скорбью узнал о кончине Ивана Алексеевича, – телеграфировал Александр III. – Для государства и для флота в особенности это огромная потеря и трудно заменимая. В нем потерял человека, искренно преданного своему делу, человека с теплой душей, широким образованием и обширным государственным умом. Я привык любить и уважать Ивана Алексеевича и знал, что на него могу рассчитывать вполне, и что бы ему ни поручил, он исполнит свой долг свято, доказательством чему может служить возникновение в краткое время черноморского флота, энергичная постройка судов балтийского флота и океанского плавания».

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

В этом номере:
Контейнерный «сервис»
Контейнерный «сервис»

Как сообщалось ранее, владивостокский вокзал прибрежных морских сообщений прекратит работу 24 февраля, а билетные кассы и залы ожидания переместятся во временные павильоны, при этом пассажирам были обещаны теплые помещения. Причем на самом высоком краевом уровне, ведь реконструкцией ведает профильный департамент краевой администрации.

Первый автоблин – не комом
Первый автоблин – не комом

Компания «Соллерс-Дальний Восток» начала отгрузку произведенных во Владивостоке автомобилей. Накануне первые 200 автомобилей отправились в центральную часть России к подавшим заявки дилерам.

«Снеговую Падь» строят по графику

Строительство нового микрорайона для военнослужащих «Снеговая Падь» идет по графику. В этом убедилась соответствующая комиссия краевых и городских чиновников, на днях посетившая строящиеся объекты.

В Приморье скачут цены на топливо

В Приморском крае за две недели, с 15 февраля по 1 марта, наблюдались неоднозначное изменение цен на бензин автомобильный и рост цен на дизельное топливо. Об этом сообщила в пресс-служба Приморскстата.

Линию посвятят наркопроблемам

12 марта 2010 года с 14.00 до 16.00 в Региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия» Владимира Путина в Приморском крае состоится «Горячая линия» с участием начальника Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Приморскому краю генерал-лейтенанта полиции Александра Ролика.

Последние номера