Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Круглый стол

Ни рыба, ни мясо ни молоко...

Понимаю, что навлеку на свою голову тысячи гневных возражений, но все-таки скажу: не все торговцы только и мечтают «ободрать» покупателя «как липку», обмануть и обвесить, залезть к нему в кошелек любыми путями.
Ни рыба, ни мясо ни молоко...
Понимаю, что навлеку на свою голову тысячи гневных возражений, но все-таки скажу: не все торговцы только и мечтают «ободрать» покупателя «как липку», обмануть и обвесить, залезть к нему в кошелек любыми путями. Кое-кто торгует по закону, по совести и по приемлемым ценам. И не потому, что терпеть не может прибыль. Просто считает, что процесс купли – продажи можно сделать взаимовыгодным и взаимоприятным. Потому что покупатель, которому ты сегодня продал товар по умеренной цене, придет к тебе снова и снова, да еще приведет друзей и родных. Поэтому и остаются в выигрыше обе стороны. Правда, такие торговые точки еще поискать надо… Поскольку то, о чем я сейчас вспомнила – из области цивилизованной торговли, до которой нам ой как далеко. Большие надежды возлагались по обе стороны прилавка на федеральный закон о торговле. В конце декабря 2009 года его подписал президент России Дмитрий Медведев. Но хотя его официальное действие началось с февраля 2010 года, торговцы еще полгода могут приводить договоры в соответствие с изменившимися требованиями. То есть еще полгода в полуподвешенном состоянии. А дальше? Что изменит этот закон для потребителя и продавца? Поможет удержать цены на рынке? Поддержит местных производителей, а потребителей – защитит? Ударит по рукам недобросовестных торговцев? Об этом и о многом другом размышляли, спорили, обменивались мнениями участники «круглого стола» в медиацентре газеты «Владивосток» – предприниматели и производители, представители власти и федеральной антимонопольной службы, экономисты и юристы, торговцы и поставщики продукции. Сразу скажу, что практически все согласились, что закон о торговле нужен. Но…

Обманутые ожидания

– Перед принятием этого важного документа было явное лоббирование как производителей, так и торговых сетей, – считает председатель правления Дальневосточной Ассоциации производителей муки, хлеба и кондитерских изделий Валерий Синюхин. – После того, как взлетели цены на хлебобулочные изделия, к производителям возникло много вопросов. Проверки со стороны ФАС никаких нарушений в ценообразовании не обнаружили, но выяснили, что у разных производителей была разная рентабельность. – К сожалению, закон и вправду получился как бы пиаровским, как ответ на взлет цен на молочные продукты и хлебобулочные изделия, – поддержала производителей президент НП лиги торговых предпринимателей Марина Шемилина.– По сути, он сводится только к взаимоотношению продовольственной розницы, производителей и поставщиков продукции. А где непродовольственная розница? Ведь закон необходим для регулирования взаимоотношений всех участников рынка. Практически все участники нашли негативные моменты в документе, которым они должны руководствоваться в работе: «Сырой, недодуманный, нечеткий, неполный…» – Мне кажется, что закон нацелен прежде всего на то, чтобы активизировать деятельность местных органов самоуправления, региональные власти, а не торговую сеть, – предположил доктор экономических наук, профессор Александр Латкин. – Убежден, что он не просто сырой, он повторяет ошибки многих других законов и реформ, которые сейчас проводятся в России. Главная из них – нет механизма реализации. Всех нас должен волновать вопрос, почему Владивосток постепенно становится одним из самых дорогих городов России? Понастроили торговых комплексов, но многие из этих новостроек простаивают. Сейчас во Владивостоке проживает 514 тысяч человек. Есть прогноз, что к 2020 году во Владивостоке будет проживать всего 300 тысяч человек. Просто интересно, кто же будет сидеть в зале на полторы тысячи мест будущего театра оперы и балета? И неадекватные цены – одна из серьезных причин такой плачевной ситуации.

Выгоды социальной торговли

В Китае, к примеру, максимальная торговая наценка – всего 7 процентов! Для сравнения: закон говорит о том, что цены на социально значимые товары будут замораживаться, если поднимутся в течение месяца на … 30 процентов! – Контролирующие органы невозможно приставить к каждому продавцу, – говорит консультант департамента лицензирования и регулирования отношений в сфере потребительского рынка Приморского края Нина Забегаева. – Чтобы учитывать интересы сторон по обе стороны прилавка, необходимо, чтобы соблюдались законы, все нормы и требования, предъявляемые к торговле. Только в этом случае будет результат и для потребителя. Потребитель сам будет выбирать, куда пойдет за покупками. Он и есть конечная инстанция в регулировании торговли. – Это закон прямого действия, – уточняет начальник отдела мониторинга управления торговли администрации Владивостока Елена Дрыга. – Как только субъект федерации примет правовые документы, мы сможем разрабатывать и принимать правовые акты на муниципальном уровне. – Механизм действия надо вырабатывать на местах совместно властью и бизнес-сообществом, – убежден руководитель сети социальных магазинов Владивостока Павел Гетман. – При этом инициатива должна исходить именно от бизнеса. Вспомните, когда была создана социальная программа «Город для людей», мы предлагали, чтобы торговая наценка была не выше 13 проц., и власть пошла на это. Если тысяча магазинов, объединенных в Лигу торговых предпринимателей, будут проводить определенную политику, остальные будут вынуждены прислушаться. Мы все равно работаем не в убыток, получая конкурентные преимущества. Как? Мы считаемся оптовиками – двумя рынками в месяц мы продаем 25 тонн продукции Михайловского бройлера. Вот сегодня первый день мы поставили на продажу парное мясо из Уссурийска тоже с минимальной торговой наценкой. Берем на вооружение формат самообслуживания. Работаем плотно с «Владхлебом» – булка хлеба у нас стоит 19.50. Если бизнес отталкивает какие-то предложения со стороны власти, то насильно они не приживутся. Нужно сделать так, как делается во всем мире – чтобы предпринимателю было выгодно торговать.

Парадоксы нового закона

– Вы обратили внимание, что в новом законе алкоголь почему-то вошел в понятие «продовольственный товар», – напомнила начальник юридического отдела Приморской бизнес-палаты Анна Варкулевич. – Но зато табак в эту категорию не вошел, хотя классификатором табачные изделия определены как «продукт». Закон противоречит ГОСТУ «торговля и термины» и входит в противоречие с налоговым кодексом, когда определяет, что такое розничная торговля и что такое оптовая торговля. Возникает также вопрос: а что будет с теми товарами, которые реализуются через общепит? Закон об этом молчит. По мнению многих юристов, закон о торговле в понятийном плане создал больше проблем, чем что-то разъяснил. Абсолютно непонятно, как в связи с такой неразберихой в понятиях и терминах мы будем потом разрешать дела в суде. Обратите внимание, что Закон требует приведения в соответствие с ним всех договоров в течение 180 дней. На основании статьи 422 Гражданского Кодекса это делать запрещено, так как договоры, заключенные до вступления закона в силу, не изменяются. Налоговый Кодекс и Гражданский Кодекс имеют большую юридическую силу, и во многом говорят прямо противоположное новому закону о торговле. Кроме того, непонятно, кому отдана контрольная функция. Анна Варкулевич обратила внимание собравшихся на то, что в законе повторяется старая ошибка администрации Владивостока 2001 года в отношении реестра потребительского рынка: закон обязывает власть вести данный реестр, но не обязывает предпринимателей подавать сведения о себе в соответствующий отдел. Как будет работать такой механизм – остается загадкой. И еще один важный момент. Парадокс, но теперь контролю подлежат именно законные виды деятельности предпринимателей. Потому что планы проверок, которые согласовываются совместно с органами прокуратуры, будут формироваться на основании реестров потребительского рынка, а в них будет входить только легальная торговля.

Сетевики – против

– В Приморье те, кто работает в рознице, никогда не были избалованы сумасшедшими ретробонусами, в отличие от наших коллег в европейской части России, – поясняет генеральный директор ЗАО «Роял Маркет» Елена Новгородова. – Там чтобы поставщику попасть на полки в магазины крупных торговых сетей, надо внести до 100 тысяч долларов! Отсрочка платежей у них также намного больше, чем у нас: 60-90 суток против наших 30. Закон я внимательно изучила, и хочу сказать, что он лоббирует прежде всего производителей. Можно сказать, что закон посягнул на свободную конкуренцию. Например, на свободу контрактов между поставщиками и розницей – я имею ввиду бонусы и ретробонусы. В супермаркете очень большие риски, гораздо большие, чем на рынках. За счет бонусов, которые нам дают поставщики при заключении договоров, мы как-то покрываем издержки, выстраиваем программы лояльности для покупателей, развиваем дисконтные программы, снижаем цены. Социально значимые товары мы продаем с минимальной наценкой, хлеб вообще прибыль не приносит, даже в минусе остаемся. Отсрочка на «скоропорт» вообще не больше двух недель. Вполне возможно, что и закон этот появился потому, что пора было остановить этот беспредел. Но поскольку Приморье находится в более жестких условиях, чем западные регионы, я не вижу, что хорошего дает этот закон для нашей розницы. Считаю, что ассортимент товаров может сузиться, а цены – вырасти. При этом проиграют все – и покупатель, и продавец, и государство. А когда людям невыгодно так работать, они обязательно будут искать и найдут обходные пути. Например, чтобы заинтересовать розницу, поставщик пойдет на какие-то «черные» проплаты.

Были бы кости, мясо нарастет

Несмотря на жесткую критику закона, участники «круглого стола» все же нашли плюсы в законе. – Во-первых, хорошо, что мы говорим об отсрочках платежей, в том числе по скоропортящимся продуктам, – считает Анна Варкулевич. – Хорошо и то, что антимонопольному управлению даны дополнительные функции, в том числе не только тех субъектов, которые занимают доминирующее положение. Заместитель руководителя федеральной антимонопольной службы по Приморскому краю Максим Белобородов поддержал коллегу: – То, что творится сегодня в торговле не только во Владивостоке, но и по всей стране, назвать нормальным никак нельзя. Поэтому такой закон крайне необходим. Доходит до абсурда: есть случаи в Приморье, когда одна семья скупила в муниципальном образовании и соседних селах почти все магазины, оформляя их на подставных лиц или родственников с разными фамилиями. Но есть такое понятие, как картельный сговор, и я думаю, что его вполне возможно доказать в подобной ситуации. Считаю, что нужно также разобраться с деятельностью оптовиков, у многих из них весьма популярно такое понятие как маржа. Наверное, далеко не все знают, что у нас продаются некоторые вина по цене в 150 долларов, когда в стране-производителе бутылка этого же вина стоит 5 долларов. Кто накручивает цену? Ответ очевиден. Или возьмем растительное масло, которое у производителя не дорожает, но в магазинах местное растительное масло стоит больше, чем привозное. Причина – цепочка перепродавцов. Безусловно, в закон будут внесены поправки. Не совсем понятно, какими рычагами будет действовать антимонопольная служба. Нужно вносить изменения в наш регламент, определить меры и способы осуществления закона, сделать так, чтобы не возникало способов ухода от закона, определить орган, который будет осуществлять правовое регулирование. – Новый закон нацеливает на необходимость формирования своего оптового сельскохозяйственного рынка, – заметил председатель крайкома профсоюзов работников торговли, потребкооперации, общественного питания и предпринимательства «Торговое Единство» Владимир Просков. – Причем потребкооперация будет поддерживаться государством с помощью субсидий. Как заметила Марина Шемилина, если бы подобные деловые разностороннее обсуждение проходили повсеместно до принятия закона, скорее всего, он не оказался бы таким «сырым», как сейчас. – Были бы кости, а мясо нарастет, – оптимистично заключил Павел Гетман. К слову, в западных районах уже давно работают некоммерческие объединения, которые отстаивают интересы и предпринимателей, и потребителей. В конечном счете, должны выигрывать потребители, получающие качественные товары. А потребители – это все мы.

Автор : Татьяна НАДЕИНА

В этом номере:
Сотни тысяч приморцев могут остаться без пенсии

В Приморье 480 тысяч граждан работают без отчислений в пенсионный фонд. Эта цифра была озвучена заместителем главы администрации Владивостока Натальей Зубовой на заседании комиссии по налоговой и социальной политике.

Жениться, так во дворце
Жениться, так во дворце

По информации, полученной «В» из источников в администрации города Владивостока, в столице края в скором времени может начаться строительство долгожданного Дворца бракосочетаний.

Ставьте на «Владивосток»!

Журналисты печатных средств массовой информации любят жаловаться на засилье Интернета и падающий интерес россиян к чтению как таковому. Однако журналисты редакции ЗАО «Владивосток-Новости», выпускающего сразу несколько популярных региональных СМИ, сегодня готовы поспорить со своими коллегами – интернет интернетом, а при должном подходе к делу и печатные издания могут не только крепко стоять на своих позициях, но даже наращивать свои тиражи.

Зальем Японию «приморской» нефтью
Зальем Японию «приморской» нефтью

Танкер-гигант Atlas Explorer на днях доставил первые 100 тысяч тонн нефти Восточной Сибири в Японию, которая связывает с этими поставками надежды на снижение зависимости от импорта с Ближнего Востока.

Депутаты дали «добро» предпринимателям
Депутаты дали «добро» предпринимателям

Дума Владивостока утвердила обновленную программу приватизации муниципального имущества Владивостокского городского округа на 2010 год. Принятый в прошлом году документ пополнят 60 объектов недвижимости, арендуемые предпринимателями малой и средней руки.

Последние номера