Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Парк культуры

Универсальный актер

Те, кто постарше, помнят его первую роль, сразу же принесшую молодому еще актеру Вадиму Андрееву и популярность, и узнаваемость, - Петра в фильме «Баламут». Любители слезоточивых сериалов знают его как Форса из первой части «Кармелиты». А всем без исключения юным зрительницам он знаком как майор Василюк из «Кадетства» и подполковник Новиков из «Ранеток».
Универсальный актер
Те, кто постарше, помнят его первую роль, сразу же принесшую молодому еще актеру Вадиму Андрееву и популярность, и узнаваемость, - Петра в фильме «Баламут». Любители слезоточивых сериалов знают его как Форса из первой части «Кармелиты». А всем без исключения юным зрительницам он знаком как майор Василюк из «Кадетства» и подполковник Новиков из «Ранеток». Во Владивосток Вадим Андреев приехал вместе с Владимиром Долинским, Анной Тереховой и Аллой Довлатовой – они показали владивостокцам уморительный спектакль «Здравствуйте, я ваша теща». На сцене актеры резвились от души, и зрители смеялись, щедро награждая исполнителей аплодисментами… - Люблю такие спектакли, - улыбается Вадим Юрьевич, - которые позволяют внести что-то свое, пошалить, сымпровизировать. А еще больше люблю, когда коллеги по сцене тоже склонны к импровизации, это такое удовольствие!

Идеальный военный

- С удивлением узнала, Вадим Юрьевич, что вы не слишком-то довольны своей работой в фильме «Баламут»… - Я не люблю этот фильм, даже несмотря на то что в моей биографии это была первая картина и она имела популярность, сделала меня известным… Но я там был настолько беспомощный, зажатый… Я нисколько не заблуждаюсь насчет своей роли в этой ленте. Спасибо моим коллегам: актерам, режиссеру, ведь успех «Баламуту» принес не я, а то, что называется, «когда свита играет короля». Все, кто был вокруг меня, за меня все и сыграли… Моей заслуги в «Баламуте» никакой нет. За следующие свои работы я уже могу нести ответственность и в целом спокоен… - Вы играли и очень светлых, почти идеальных молодых людей – в том же «Баламуте», в «У матросов нет вопросов», потом в вашей жизни был целый период, когда вам доставались роли криминальных авторитетов и просто бандитов, а вот теперь – идеальный военный в «Кадетстве». - Да, согласен, майор Василюк - белая кость российской армии. Он сам – выпускник суворовского училища, а именно оттуда выходит элита нашей армии, настоящие офицеры, которым с детства закладываются верные принципы; офицеры, которых можно назвать интеллигентными, ведь их учат и танцам, и истории искусств. Военные училища, на мой взгляд, такого образования и такого кругозора не дают, оттуда выходят такие, знаете, служаки, на их фоне выпускники суворовских училищ выглядят куда предпочтительнее, из них получаются не только офицеры, но и воспитанные люди. - Полковник Василюк – в немалой степени педагог, наставник, воспитатель. В вас есть такие задатки? - Нет, в роли педагога и воспитателя себя не представляю, хотя меня звали и во ВГИК преподавать, но я не умею, не мое это. Мальчишки, с которыми мы снимались в «Кадетстве», конечно, смотрели на меня, на Владимира Стеклова, на Валерия Баринова, Александра Пороховщикова как на старших наставников, и мы даже на них покрикивали, что-то подсказывали, но это были просто рабочие моменты. Если они чему-то подспудно у нас научились, это замечательно, но специально я этим не занимаюсь. - А вообще по какому принципу вы выбираете роли? - По принципу моего любимого актера Майкла Кейна: «Я снимаюсь во всем! Если есть, что играть». Я обычно в сценарии читаю только свою роль, то, что мне предлагается. И если вижу, что могу из этой роли что-то приличное и интересное сделать, соглашаюсь. Даже если это игровой эпизод, а не главная роль. Тут ведь уже моя задача – сыграть так, чтобы даже эпизод запомнился. Ну и еще одно соображение, не скрою. Был у меня в жизни период, с 1993-го по 1998 год, когда я не снимался вообще. С тех пор не могу утолить жажду работы, хочется еще и еще. Отсюда и всеядность. Конечно, бывает, что и жалею иногда, что согласился, но… Даже если получается, что проект вышел неудачным и меня друзья упрекают, я отвечаю: к моей работе есть претензии? Нет? Тогда ко мне какие вопросы? - А за что вас упрекали друзья? За какие работы? - Например, за Форса в первой части «Кармелиты». Мол, мыльная опера, несолидно. А я спрашивал: к исполнению роли Форса есть претензии? Вы можете показать эпизод, где я плохо сыграл? Нет? Я не отвечаю за весь продукт, я не режиссер, не сценарист и не продюсер, я отвечаю за свой кирпичик. К моему кирпичику претензии есть?

Голос Бога

В жизни Вадима Андреева есть «кирпичики», о существовании которых знают только самые дотошные зрители. Оказывается, актер имеет огромный опыт работы в дубляже. Его голосами говорили и Осел в «Шреке», и Брюс Уиллис в «Шакале», и Черный Плащ, и Кеннет Бран в роли Златопуста Локонса, и Пьер Ришар в «Налево от лифта», и Джим Кэрри, и Джек Николсон, и многие другие зарубежные актеры… - Дубляж мне когда-то очень нравился, - говорит Вадим Юрьевич, - я начинал работать в нем еще тогда, когда им занимались на студии имени Горького. Начинал с эпизодов, дублировал фильмы соцстран, потом мне доверили работу по озвучиванию героев Пьера Ришара. Я был очень горд. Скажу больше – дубляж финансово и даже профессионально спас меня в тот самый сложный пятилетний период, когда я не снимался. Но это и отвратило меня от дубляжа, последние пару лет я от всех подобных предложений отказываюсь, ну разве что для «Шрека» сделал исключение – в апреле начнется работа по дубляжу четвертой части, Осла, так и быть, сделаю (смеется). - Озвучивая фильмы, вы не ловили себя на мысли, что вот в этой картине хотели бы сыграть? - Иногда. Фильмы с Майклом Кейном, с Джеком Николсоном, с Микки Рурком (я озвучивал его в «Сердце ангела» и понял величину этого актера) вызывали зависть – вот бы сыграть… Но и все, пожалуй. У них ведь, в том же Голливуде, не сплошь шедевры, чаще штамповка и штамповка… Да, я озвучивал очень много фильмов с Брюсом Уиллисом, и он хорош, но это не то, что бы я хотел сыграть. Кстати, недавно ко мне подходили друзья, посмотревшие в нашем прокате новый фильм Уиллиса, причитали – ну почему его не ты озвучивал, ну это же невозможно слушать. - Нужно обладать пластичным голосом, чтобы быть хорошим актером дубляжа… - Как живой классик дубляжа, о котором продюсеры говорят: «А как это делал Андреев!» (смеется), могу сказать: дубляж – это максимальный отказ от самого себя. На тебе наушники, ты слышишь голос актера, смотришь на экран, и твоя задача – не думать, как бы это сделал ты, а максимально повторить то, что сыграл первоисточник. Повторить интонации, не привнося ничего своего, поймать голосовые особенности. Это неблагодарное занятие, очень временами сложное. Вот Эдди Мерфи трудно дублировать… - Но я знаю, что за ваш дубляж его героя в «Чокнутом профессоре» вы получили благодарность от американских продюсеров, которые сказали, что о лучшем озвучании и мечтать нельзя… - Да, было такое. Но у него непростой голос, в том же «Шреке» Осел в его озвучке визжит, а у меня баритон, но я визжу под него, и получается. Трудно работать и с Джимом Кэрри… Если это удается, если ты способен подавить свое и сымитировать сыгранное – это успех. Если несешь свое… Увы. - Кстати, в «Брюсе Всемогущем» вы говорили и за Бога – персонаж Сэмюэля Джексона… - Что касается Бога… Еще при Горбачеве, когда перестали гнобить церковь, американцы привезли в Союз фильм «Иисус», и была всесоюзная премьера, большой прокат. Так вот в этом фильме Иисус Христос говорил моим голосом. У меня на озвучании был консультант от патриархии, поскольку фильм был классической экранизацией Евангелия от Луки, он помогал ставить правильные ударения в некоторых словах, например. Так что я считаю, что эта работа ближе к Богу, чем «Брюс Всемогущий», там-то всего лишь голливудская фантазия… - А каковы ваши личные отношения с религией? - Я не ортодоксальный православный. Иногда хожу в храм, верю, что над нами есть судия и все мы предстанем перед ним, что не по Дарвину мы появились на Земле, но я не фанатик. Фарисейства не люблю, не нравится, когда мои коллеги вдруг объявляют, что они истово верующие, и начинают осуждать других. Я никого не осуждаю, просто не люблю веры напоказ… Поскольку я хорошо знаю Евангелие, ибо озвучивал Иисуса и был до глубины души тронут смыслом его потрясающих проповедей, то считаю, что надо просто жить так, как он говорил. Молитесь в сердце своем, не торгуйте в храме, не предавайте и так далее…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Как попасть в защитники
Как попасть в защитники

В день защитника Отечества во Владивостоке прошло сразу несколько праздничных мероприятий.

Морских летчиков вернули из тумана забвения

«Ушедшие в туман» – так называется выставка, открывшаяся во Владивостоке во ВГУЭС и посвященная морским летчикам Тихоокеанского флота. На протяжении нескольких лет отряд «АвиаПоиск», единственный в Приморском крае, занимался восстановлением личностей погибших летчиков и проводил захоронение их останков.

Вице-мэр Александр Зубрицкий ушел в отставку

Заместитель главы администрации города Владивостока Александр Зубрицкий освобожден от занимаемой должности по собственному желанию.

Святитель Николай приехал на авто

Чудотворный образ святителя Николая прибыл во Владивосток. Древняя икона была доставлена из Николо-Крупицкого женского монастыря Украинской православной церкви автомобильным крестным ходом к празднику Торжества Православия, 21 февраля.

Инспектор перепутал море с кошельком

Тихоокеанским флотским военным судом начато рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего начальника государственной морской инспекции Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю капитана 1-го ранга О. В. Годисова, который обвиняется в получении взяток в крупном размере, злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий.

Последние номера