Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Форпост

Первые «мэры» – купец и моряк

С чего начинался Владивосток как город, а не как военный порт? Как возникло местное самоуправление?
О ПЕРВЫХ опытах устройства гражданской жизни на территории военного поста, затем порта и будущего города рассказывает приморский краевед, доктор исторических наук, профессор Амир Хисамутдинов. Одиссея купца Семенова Самый первый камень в основание местной гражданской власти положил Яков Лазаревич Семенов, ставший не только первым «цивильным» жителем только-только начавшего свое существование поста, но и первым избранным руководителем. Сначала, правда, Семенов появился не во Владивостоке, а в бухте Святой Ольги, куда прибыл с торговой миссией из Николаевска-на-Амуре. Вскоре, однако, взял курс на юг Приморья. Был это, несмотря на молодость, хваткий, инициативный, оборотистый мужик. Наметанным глазом увидел то, мимо чего военный люд, обремененный заботами обустройства поста, проходил мимо: богатство природных ресурсов! Знание китайского языка, а он был тогда наиболее распространен среди покупателей, позволило молодому купцу начать торговлю. Всякое серьезное по тем временам дело начиналось с покупки земли. Начальник поста лейтенант Евгений Бурачек зарегистрировал самый первый акт ее покупки: «Свидетельство. Дано Николаевскому купцу 3-й гильдии Якову Семенову в том, что мною отведено ему для постройки дома и хозяйственных зданий земли... всего четыреста кв. саженей, и для покоса болотистое место на восточном берегу Амурского залива, в полутора верстах от поста, что свидетельствуется моею подписью и печатью. Владивосток, 15 марта 1862 г.». В 1864 году Яков Лазаревич решил рискнуть: как он позднее написал, «купил от промышленников морскую капусту и отправился в Шанхай на зафрахтованных парусных судах, но этот первый опыт был неудачным...». На следующий год он зафрахтовал германское судно «Тэлли» и в Посьете загрузил его капустой. Один только этот рейс покрыл все убытки за стартовый неудачный опыт и дал хорошую прибыль. В том же 1865 году Семенов оборудовал на берегу бухты Золотой Рог небольшую верфь, где построил шхуну «Эмилия». В одной из поездок на ней в Китай он сошелся с немецким купцом Густавом Кунстом, который торговал хлопком и шелком. Дела у Семенова на этот раз шли неблестяще, и на помощь пришел предприимчивый германец. Спустя некоторое время уже Семенов поможет Кунсту обосноваться во Владивостоке, положив тем самым начало знаменитой в будущем торговой фирме «Кунст и Альберс». К концу первого десятилетия поста жители сообща подали представителю местной власти - заведующему гражданской частью капитан-лейтенанту Александру Этолину около 70 прошений об отводе земли в частное владение. Но межевые работы еще не были проведены. Пост не имел настоящего хозяина: военные, отслужив свой срок, возвращались на родину, не вспоминая о тех, кто остался на берегу Золотого Рога. Настала пора вводить в посту общественное самоуправление. Сохранился любопытный документ: «1870 год, марта 27-го дня. Жители Владивостока - как домовладельцы, так и имеющие земли согласно заявлению г-на начальника войск в г. Владивостоке, на основании § 14 временных правил общественного управления во Владивостоке и посту Новгородском… избрали старосту и кандидатов к старосте и постановили: всем обществом обязанности старосты возложить на купца Якова Лазаревича Семенова, а обязанности кандидата - на Михаила Петрова Колесникова...». Бумагу подписали 30 человек, из них - две женщины, десять иностранцев, православный китаец. Неграмотные поселенцы вместо подписи поставили крестики. Хлопотное и незнакомое дело не испугало Семенова. Мужицкая хватка да коммерческая сметка позволяли ему находить выход из самых сложных ситуаций. Различные проблемы — от дел о мошенничестве и клевете до вопросов, каким быть будущему городу,— приходилось решать простому купцу, который, кстати, не получал никакого вознаграждения за свою общественную деятельность. Владивосток стал быстро расти. 13 февраля 1871 года вышло в свет распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири, которого с нетерпением ждали первые жители поста: 127 дворовых участков поступили в полное распоряжение горожан. В том же году из Аян шхуна купца Филиппеуса доставила 250 русских переселенцев. Стали появляться первые улицы, а еще через два года произошло событие, оказавшее значительное влияние на развитие города: на фрегате «Светлана» Владивосток посетил великий князь Алексей Александрович. Ему нарождающийся город понравился. Великий князь обстоятельно побеседовал с Семеновым, а затем «призывал к самодеятельности» местное купечество, пообещав всякое содействие. В честь приезда высокого гостя улицу Американку (Американскую) переименовали в Светланскую. На следующий год Семенова избрали старостой на новый срок. При этом общественность направила вышестоящему начальству такую бумагу: «Городское управление, представляя при сем список наличных обывателей поста Владивосток, присяжный лист и приговор от 17 минувшего декабря относительно выбора на сей год общественного городского старосты и кандидата по нем, имеет честь присовокупить, что выборные в сии должности лица под судом, следствием и в штрафах не были и имеют от роду староста 39 лет, православного вероисповедования, у исповеди и св. причастия бывает ежегодно, кандидат по нем 38 лет, лютеранского исповедания, у исповеди и причастия бывает ежегодно, скопчевским и другим сектам не принадлежали, а потому покорнейше просит об утверждении их в избранные должности». В 1878 году неутомимый Семенов расширил границы своего промысла вплоть до Сахалина, где произрастала хорошая морская капуста. А почти через десять лет за образцы морепродуктов, добываемых у этого острова, Яков Лазаревич получил диплом и серебряную медаль Главной экспертной комиссии Всероссийской рыбопромышленной выставки в Петербурге. Это будет не последняя награда купца - в 1896 году на знаменитой Нижегородской ярмарке он завоюет золотую медаль. Яков Семенов прожил долгую и счастливую жизнь. Его коммерческим начинаниям сопутствовал успех, владивостокцы неизменно избирали его гласным, он был душой многих дел в городе: будь то юбилейные даты, праздники, комиссии по призрению бедных и многое-многое другое. Послужной список Федорова Если о Семенове нам известно довольно много, то о Михаиле Кузьмиче Федорове, замечательном человеке, ставшем первым городским головой, владивостокцы почти ничего не знают. Одно время его имя носила улица, да и ту переименовали. Далеко от наших мест, в одном из центральных архивов страны хранится тоненькая папочка с документами, касающимися нашего героя. Немало усилий пришлось затратить, пока удалось до нее добраться. Давайте же полистаем немного эту папку, озаглавленную так: «Полный послужной список экипажа в портах Восточного океана корпуса инженер-механиков прапорщика Михаила Федорова». Начинал трудовую деятельность на западе, в компании Днепровско-Бугского пароходства. Перебравшись на восток России, четыре года бороздил на на шхуне «Алеут» дальневосточные моря, а в 1871 году пересел на «Суйфун», который был построен во Владивостоке для плавания по Амурскому заливу и реке Суйфун (Раздольной). Со временем захотелось бравому прапорщику погреться у семейного очага, и он списался на берег. Федорова определили в асессоры комиссии военного суда при Владивостокском порте. Молодой город сразу же приглянулся, и он решил здесь осесть, купив два домика в небольшой уютной бухточке, которая потом получила его имя. Развитие Владивостока значительно ускорилось после переноса в бухту Золотой Рог военного порта из Николаевска-на-Амуре. «До последних годов это было скопище кабаков,— отмечал знаменитый путешественник Михаил Венюков,— теперь начал устраиваться портовый и административный город, на широкую ногу, т. е. на большом пространстве. Но по длинным и широким улицам можно ездить только верхом от множества корневищ и неровностей почвы. Домов порядочных нет: лучший принадлежит станции англо-датского телеграфа. Церковь чрезвычайно плоха, почти развалилась. В городе есть лесопильный завод, но строевые материалы дороги, несмотря даже на запрещение отпуска леса за границу. Частный завод, предполагавшийся к постройке в окрестностях, по-видимому, не осуществился. Работы по возведению зданий большею частью совершаются солдатами и при том обязательно, как казенная служба». 28 ноября 1875 года стало знаменательным днем в истории Владивостока. Военный губернатор Приморской области генерал-майор Симонов разрешил открыть городскую думу. Через два дня 165 горожан, имеющих право голоса, избрали городским головой отставного подпоручика Михаила Федорова, кандидатом к нему - провизора Акселя Вальдена, секретарем - Николая Бугаевского. Были также избраны 28 гласных, т. е. депутатов. В первый год работы городской думы Владивостока всеми делами заправлял новый голова Федоров. Массу времени и сил тратил он на резко расширившееся городское хозяйство, был скрупулезен в защите интересов горожан. Можно сказать без преувеличения, что благодаря энергичной деятельности Федорова и его единомышленников Владивосток в те годы быстро вошел в десятку лучших городов тихоокеанского побережья. В августе 1876 году Федоров подал прошение военному губернатору Приморской области контр-адмиралу Г. Ф. Эрдману об утверждении герба и печати Владивостокской городской думы: «...единогласным решением гласных определено просить его превосходительство ходатайствовать у министра внутренних дел утвердить изображение герба, а именно: тигр, держащийся за рым якоря на серебряном фоне». Удивительно, но энергии Федорову хватало еще и на собственное дело. Он не забыл свои плавания по Суйфуну, и в 80-е годы XIX века на улицах Владивостока можно было видеть такую рекламу: «Пароход «Пионер» будет совершать рейсы в продолжение настоящего лета по реке Суйфун от Раздольного до Речного и обратно два раза в неделю». Этот небольшой колесный пароходик принадлежал Федорову, как и лесопильный завод на берегу той же реки. Занимался первый городской голова и местными перевозками по бухте Золотой Рог, поэтому ему были близки интересы торгового мореплавания. Когда в 1890 году во Владивостоке были открыты Александровские мореходные классы, Михаил Кузьмич стал председателем общественного комитета. До конца своих дней первый голова был связан с Владивостоком и служил любимому городу верой и правдой.
comments powered by Disqus
В этом номере:
Дорога – лучший подарок

К юбилею Владивостока будет построена бетонная трасса Снеговая – Горностай

Снимите это немедленно

13 НЕЗАКОННО установленных рекламных конструкций были убраны из центра Владивостока на минувшей неделе. При этом восемь из них были размещены на здании «Семеновского пассажа».

Столкновение с бензовозом обошлось без жертв

ВЧЕРА в районе поселка Рыбачьего около 13 часов грузовик, груженный камнем, въехал в бензовоз и опрокинулся.

Приморцев переселяют в элитные... коммуналки

МАЛОПРИЯТНОЕ развитие получила курируемая краевой администрацией программа по переселению из аварийного и ветхого жилья.

За пивом – на чужом «Клюгере»

От Первомайки до Уссурийска успел доехать угонщик, отправившийся на поиски пива на машине, оставленной с ключом клиентом автомойки.

Последние номера