Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Всё для Победы

Будем жить!

Если бы не Великая Отечественная война, то судьба пенсионера Алексея Ивановича Ширяева на заре его жизни, как пить дать, выбрала бы иной маршрут. Вполне возможно, что не был бы он сейчас полковником милиции в отставке, как и не было бы этого рассказа. Однако, как формулирует сегодня 90-летний ветеран войны и МВД, «процесс жизни необратим и непредсказуем».
Если бы не Великая Отечественная война, то судьба пенсионера Алексея Ивановича Ширяева на заре его жизни, как пить дать, выбрала бы иной маршрут. Вполне возможно, что не был бы он сейчас полковником милиции в отставке, как и не было бы этого рассказа. Однако, как формулирует сегодня 90-летний ветеран войны и МВД, «процесс жизни необратим и непредсказуем». Окончив среднюю школу в Хабаровске в далеком 1937 году, Леша Ширяев совсем не помышлял о карьере военного. Он мечтал водить быстрые поезда в «дальние страны», как герои его любимого писателя Аркадия Гайдара. Поэтому и поступил в Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта. Даже когда в октябре 1939-го его призвали в ряды Красной Армии, Алексей думал, что послужит Родине, как все нормальные мужчины, а потом вновь пойдет учиться. Однако начавшаяся война перекроила все планы нашего героя. Несмотря на нынешний преклонный возраст и семь десятилетий, промелькнувших с начала Великой Отечественной, Алексей Иванович отчетливо помнит первый день войны. Он служил тогда в 110-м отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе (ОЗАД). Вечером 22 июня 1941 года в Доме советской армии, расположенном на территории части, проводились традиционные танцы. – Я стоял у колонны, играл духовой оркестр, кружились молодые, красивые пары, в зале царила праздничная атмосфера. Вдруг музыка прервалась, на сцену поднялся командир части и объявил, что началась война с Германией. Он сказал это так спокойно и буднично, что мы сначала даже не поняли смысл его слов. Хотя нападения фашистов ожидали уже давно и даже готовились к войне с немцами. Но политруки учили нас, что Красная армия будет воевать на территории врага, что родной земли мы не отдадим ни пяди! Поэтому бомбежки наших городов стали полной неожиданностью, – вспоминает ветеран. Пока не остынет ствол В августе 1941 года, после окончания курсов младших лейтенантов, Алексей Ширяев был назначен командиром огневого взвода в 175-ый ОЗАД, дислоцированного в городе Благовещенске Амурской области. Несмотря на удаленность от западной территории СССР, где шли кровопролитные бои, на берегу Амура-батюшки тоже было неспокойно. Здесь со дня на день ждали вступления империалистической Японии в войну на стороне фашистской Германии. Хотя бомбы и снаряды рвались где-то далеко, зенитчикам 175-го дивизиона служилось тоже несладко: ежедневные марш-броски по пересеченной местности и прочие «прелести» армейской жизни. Каждую ночь зенитчиков вывозили на полигон на учебные стрельбы: разведка сообщала, что японцы готовятся нанести бомбовый удар по Благовещенску именно в темное время суток. Между тем, младший лейтенант Алексей Ширяев забрасывал командование рапортами, он просился на Западный фронт. В конце концов, его просьбу удовлетворили: в августе 1943 года было получено направление в 603 малокалиберный зенитно-артиллерийский полк (МЗАП), охраняющий важнейшие объектов народного хозяйства, крупные железнодорожные мосты и станции Калининской железной дороги. – Мы охраняли крупную железнодорожную станцию Дно, это 12 железнодорожных путей. Уже шли ожесточенные бои в Прибалтике, а позднее – на границе с восточной Пруссией. Через станцию Дно ежедневно проходили десятки воинских эшелонов, поэтому немцы с невероятным упорством пытались ее разбомбить. Каждую вечер в 21-22 часа они начинали бомбить станцию, причем тактика авиаударов была шаблонна. Сначала пролетали 2-3 самолета-разведчика, они «навешивали» осветительные ракеты и сбрасывали зажигательные бомбы. Становилось светло, как днем, горели стога сена, деревянные постройки, а потом шли основные силы – 15-25 бомбардировщиков, – говорит Алексей Иванович. Немцы для бомбардировки станции Дно не жалели ни бомб, ни бомбардировщиков, но прорваться через заградительный заслон советских зенитчиков из 50-60 стволов не удалось ни одному фашистскому самолету. Они сбрасывали бомбы на окраину станции или близлежащие поселки и улетали восвояси. Надо отметить, что батареи 603 МЗАП были вооружены американскими 40-миллиметровыми автоматическими орудиями и нашими отечественными, 37-миллиметровыми. При этом «американцы» были практичнее и надежнее в боевой обстановке. Отечественные 37-милиметровые «зенитки» были оснащены такими приборами управления зенитным огнем, что бойцы фактически стреляли «на глаз» и на звук. А американские «Бофорсы» имели не только более совершенные приборы наведения, но и запасные стволы плюс запчасти. Во время боя стволы накалялись докрасна, и их приходилось менять в течение боя. Но, если американские орудия после смены ствола тут же возобновляли огонь, то наши зенитки в это время ждали, пока остынут стволы. Было не до «амуров» На счету 603 МЗАП десятки сбитых вражеских самолетов, но ни одного живого фашистского аса Алексей Широков не видел: – Если они не сгорали в воздухе, то на землю все равно падали уже трупы. А подбирать трупы не входило в наши боевые задачи, – вспоминает ветеран. Однако на войне – как на войне, и случалось, что немцы доставали-таки наши батареи. Алексею Ивановичу запомнился одни такой случай, когда в конце 1944 года их батарея охраняла крупнейший железнодорожный мост у станции Волоть Калининской железной дороги. Налет бомбардировщика «Дорнье 215» в четыре часа утра из-за леса был неожиданным: деревья приглушили звук двигателя низколетящего самолета. Он сбросил на «секреты» зенитчиков две бомбы и насколько бомб на железнодорожный мост. В итоге были выведены из строя три орудия, погибли 10 бойцов из 14-ти. Правда, мост остался целым. Но зенитчики только и успели, что дать залп по удаляющемуся самолету, однако не сбили его. Общаясь с Алексеем Ивановичем, мы, конечно же, вспомнили знаменитый фильм «А зори здесь тихие...», трагическую историю девушек-зенитчиц. Ветеран говорит, что в картине все правда, и что ему многократно приходилось общаться с зенитчицами. – Но до «амуров» дело не доходило! Молодость молодостью, но на передовой это было исключено. Конечно, начальник штаба мог себе ЭТО позволить. Но, сам понимаешь, он – большой начальник! Ему можно. А я всего лишь был командиром батареи, – смеется Алексей Иванович. Я и сейчас при деле …День Победы 603 малокалиберный зенитно-артиллерийский полк встретил в Польше, в городе Млава. Но к мирной жизни лейтенант Алексей Широков вернулся только в августе 1945, его батарея несколько месяцев охраняла склады с новейшим вооружением и боеприпасами. Война хоть и закончилась, но много еще недобитых фашистов бродило по лесам Польши. Перед демобилизацией зенитчик Широков отправил домой две небольших посылки для родственников с «трофеями», которые выменял у местного населения на продукты: пару детских костюмчиков, теплые носочки, еще какие-то вещи. Думал, пусть порадуются близкие его подарку. Посылки до адресата дошли, но вместо «трофеев» в них были… кирпичи. Видимо кто-то из почтовых служащих решил поживиться, сожалеет ветеран: «Сволочей и мародеров всегда хватало и на фронте, и в тылу». Послевоенную трудовую деятельность Алексей начал в городе Риге на заводе «VEF», но переехал в Алма-Ату, а затем и в город Фрунзе, сейчас это Бишкек. Но в теплых краях не засиделся, вернулся в Хабаровск. В 1950 году поступил в Хабаровскую юридическую школу, по окончании работал следователем, а в 1956 году был назначен начальником линейного отдела милиции станции Ворошилов (ныне Уссурийск). Впоследствии было много других ответственных должностей, все в системе МВД. На заслуженный отдых Алексей Ширяев ушел с должности заместителя начальника отдела вневедомственной охраны УВД Приморского края, где проработал с мая 1967 года по декабрь 1975 года. На вопрос, не сожалеет ли он, что так и не стал железнодорожником и не побывал в «дальних странах» Аркадия Гайдара, кавалер ордена Великой Отечественной войны II степени, полковник милиции в отставке Алексей Иванович Ширяев отвечает однозначно: – Я считаю, что прожил жизнь достойно. Судьба нашему поколению подарила трудное и в то же время яркое время. Мне не больно за прожитые годы. Жаль только, что процесс жизни необратим. Жена давно умерла, с сослуживцами связь потерял, – грустно улыбается 90-летний ветеран. И тут же гонит прочь печаль: – Но я и сейчас при деле! У меня достойная пенсия, здоровье пока есть. Вот нянчу правнука, которого назвали в честь меня Алексеем. Как говорил герой одного старого фильма про летчиков-истребителей: «Будем жить!».

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Варяг»: поход сквозь века

Вчера на Морском кладбище Владивостока состоялась традиционная церемония памяти моряков крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец».

Где эта улица, где этот дом?..

В попуярной поисковой интернет-системе «Яндекс» появились подробные карты Владивостока и Хабаровска. На них показаны даже недавно построенные микрорайоны – например «Лесной квартал» в приморской столице, сообщает портал «VL.Ru».

Приморские северяне еще полетают

69 млн руб. выделила на этот год краевая администрация в качестве дотаций за местные авиаперевозки ОАО «Владавиа». За счет этого будут осуществляться еженедельные рейсы по маршруту Владивосток - Кавалерово - Пластун на самолете «Як-40» и вертолетные рейсы от п. Терней до северных сел Тернейского района.

Виртуальные уроки

32 миллиона рублей выделено на школьный Интернет из бюджета Приморья. Еще более 7 миллионов рублей в порядке софинансирования предоставят муниципальные образования.

Командировка на Кавказ

Очередной сводный отряд милиции отправился в Северо-Кавказский федеральный округ в служебную командировку.

Последние номера