Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Хобби

Владивосток коллекционный, выдержанный...

Где живет история? Странный вопрос, скажете вы. В музеях, в книгах, в библиотеках, в фотоальбомах, в воспоминаниях… А еще история живет – и бережно сохраняется – в коллекциях. Вот, например, в доме Федора Лазаренко, хирурга из Славянки, живет пусть небольшая, но очень интересная часть 150-летней истории Владивостока. Федор Борисович собирает открытки с видами Владивостока. Всего их в коллекции около двух тысяч, из них 500 – дореволюционные.
Владивосток коллекционный, выдержанный...
Где живет история? Странный вопрос, скажете вы. В музеях, в книгах, в библиотеках, в фотоальбомах, в воспоминаниях… А еще история живет – и бережно сохраняется – в коллекциях. Вот, например, в доме Федора Лазаренко, хирурга из Славянки, живет пусть небольшая, но очень интересная часть 150-летней истории Владивостока. Федор Борисович собирает открытки с видами Владивостока. Всего их в коллекции около двух тысяч, из них 500 – дореволюционные. Все началось в 1993 году: студент Владивостокского мединститута Федор Лазаренко, подойдя к собиравшимся в Центральном парке культуры и отдыха имени Ленина (нынешний Покровский парк) коллекционерам, заинтересовался открытками с видами города и познакомился с Дмитрием Старцевым, знаменитым краеведом, коллекционером… – Я родился и вырос во Владивостоке, – рассказывает Федор Борисович, пока мы с фотокорреспондентом, восторженно охая, перебираем сотни открыток. – Очень люблю родной район – бухту Тихая, родной город, особенно центр Владивостока, куда мы ездили гулять и в кино… Помню Владивосток своего детства: город был совсем другим – минимум машин, максимум старинной архитектуры, считаю, что именно она создает неповторимость Владивостока, и если ее разрушат, город понесет невосполнимые потери. Пушкинская улица, Миллионка – вот истинный Владивосток. Когда перебираю открытки, часто захватывает ностальгия – ведь многого уже нет. Или находится совсем в другом месте, как памятник Невельскому, памятник адмиралу Макарову. Действительно, на старинных открытках можно увидеть, как в самом начале выглядел сквер Невельского, на каком возвышении находился памятник, как красиво смотрелся. Да и памятник адмиралу Макарову был центром старой, сегодня уже не существующей площади Луговой – хорошо, что Луговую советских времен успели запечатлеть на фотографиях и открытках… – Конечно, – улыбается Федор Лазаренко, – чаще всего на открытках печатали виды центра города – здание ГУМа, Морского собрания, старого железнодорожного вокзала, вид на Золотой Рог. В 60-е годы уже советского времени появились открытки с видами въезда в город, района Второй Речки, в 80-х – Баляева, даже Тихой. Я и современные открытки все собираю, стараюсь не пропускать ни одного нового выпуска. Тем более что многие открытки быстро становятся раритетами. На современных открытках опять предпочитают печатать центр города, может быть, потому, что новостройки пока не слишком его украшают. А еще я заметил, что раньше фотографии, отбираемые для открыток, несли некую особую энергетику, привлекали взгляд, заставляли рассматривать их. Сегодня этого уже нет. Кроме того, фотографии для открыток ретушировали, вот, смотрите, два одинаковых вида на открытках одного года выпуска, все одинаковое, но на одной есть телеграфный столб, на другой – нет. – Где вы покупаете старинные открытки – дореволюционные, советские? – На аукционах в Интернете. В Покровский парк, где по-прежнему собираются коллекционеры, регулярно заглядываю, когда приезжаю во Владивосток. Свою первую открытку Федор Лазаренко не помнит. Может быть, потому, что уверен – коллекция как таковая начинается не тогда, когда покупаешь десяток открыток, а когда начинаешь интересоваться тем, что на них изображено, в каждой открытке видишь больше, чем просто предмет коллекционирования… – Их посылали друг другу люди. Из Владивостока открытки улетали в США, Францию, Чехию, Японию, в советское время – на Украину, в центральную Россию, в Сибирь. Очень, кстати, показательно, если подумать об истории города: откуда к нам приезжали люди, чем привлекал их город. За каждой – человеческая судьба, впечатления о городе. Помню открытку моряка родом из Сибири, где было написано: «Наконец-то окунул ноги в Тихий океан!». Часто российские, украинские владельцы открыток спрашивают, как дела в городе, сильно ли он изменился, рассказывают, как к ним попали открытки. Часто, кстати, в открытках пишут про владивостокские туманы – жителям города они не нравятся, а приезжим кажутся романтичными... Собственно говоря, собирание открыток породило во мне интерес к изучению истории и архитектуры Владивостока. Возникали сложности и с опознаванием изображенных мест – ведь многих домов во Владивостоке уже нет. Солдаты Чешского легиона, как ни странно, чаще всего пользовались открытками и снимали во Владивостоке те места в 1918-19 годах, которые впоследствии изменились до неузнаваемости. Частенько мне помогает понять, какой же район города запечатлен, Виктор Полоухин – он ведь, по сути, хранитель городской истории, да я и сам читаю путеводители, справочники, литературу по краеведению, могу с гордостью сказать, что есть у меня книга «На Восток!» журналиста Старцева, изданная в 1864 году, в которой приведено первое описание Владивостока – тогда еще его называли Порт Мэй; есть путеводитель по Владивостоку, изданный к 50-летию города. Когда Федор Лазаренко начинает перебирать открытки и рассказывать – время замедляет ход. Невозможно прерваться или заняться чем-то еще… – Самые редкие в коллекции открытки, конечно, дореволюционные, – рассказывает Федор. – Особенно те, которые можно назвать сувенирными – где виды Владивостока взяты в виньетку. Их всего 12 штук. Или вот эта, чехословацкая, с картой бассейна Японского моря, издана в начале прошлого века, здесь обозначены Владивосток, Никольск, Спасск, Иман… Вот эта открытка ручной работы французская, оформленная под глянец. А вот «Привет из Владивостока» – их надо разглядывать с лупой, одна составлена из портретов известных людей, живущих во Владивостоке, другая – из видов города. А вот моя любимая открытка – «Как приехал во Владивосток и как уехал». Она забавная и очень на меня похожая – я как во Владивосток приезжаю, так уезжаю с пустыми карманами, все на открытки трачу. Семья уже смирилась с этим, – смеется он. – Вы никогда не думали о том, чтобы сделать выставку, например? – Нет. Но сейчас, в год 150-летия Владивостока, подумываю организовать выставку в Славянке – здесь же очень много бывших владивостокцев. Стараюсь приобщить дочь к своему увлечению, вместе разбираем открытки. Коллекцию собираюсь оставлять в семье, никуда не хочу передавать, тем более распродавать. А как больно бывает душе, когда вижу, как люди выбрасывают коллекции открыток на помойку… Коллекционирование – это и страсть, и азарт, и образ жизни…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Детский дом на палубе «Надежды»
Детский дом на палубе «Надежды»

Воспитанники детского дома № 1 г. Уссурийска в последнюю субботу января стали гостями Морского государственного университета им. адм. Г.И. Невельского.

Горожане не уйдут от штрафов

Обязательное и неотвратимое взыскание наложенных штрафов за административные правонарушения — это не только фактор наведения порядка во Владивостоке, но и статья доходов в городской бюджет. Вот почему необходимо значительно повысить процент взыскания штрафов.

Кто хочет стать мэром?

Вечером в понедельник завершилось выдвижение кандидатов на предстоящие 14 марта муниципальные выборы в Артеме и ряде районов края. Конкурс на занятие должности мэра и депутатские мандаты оказался на удивление низким.

В крае ждут свиней-иммигрантов

Животноводческая мегаферма, построенная ООО «Зеленодольское» в рамках приоритетного национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса», готовится принять поголовье племенных свиней из Канады. Предприятие получило льготный кредит на покупку 1275 голов свиней.

Владивостоку начали обновлять морской фасад
Владивостоку начали обновлять морской фасад

Во Владивостоке началась реконструкция фасадов и кровли зданий МГУ им. адмирала Невельского, в состав которого включено 11 сооружений.

Последние номера
журнал